История 20 века

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

В фондах Красноуфнмского краеведческого музея хранятся подлинные письма, датированные 1920, 1971, 1976, 1987 годами, содержание которых в той или иной степени связано с историей красноуфимской семьи Коробовых - Степана Михайловича и его сына Михаила.

Письма эти никогда не публиковались. Читая их, ощущаешь атмосферу ушедшего навсегда времени I половины XX века с его непростыми, переломными годами, когда на равных пытались существовать самые разные взгляды, направления, классы.

Из письма от 22.08.1987 г. внучки Степана Михайловича Коробова Ксении Владимировны Гришиной, уроженки Красноуфимска, мы узнаём, что Степан Михайлович был управляющим фосфорным заводом. Хозяин завода Киселёв жил в Казани. Вывеска завода была: «Химический завод Киселева-Коробова и К0». «У дедушки была большая семья, - пишет Ксения Владимировна. - три сына и семь дочерей. В городе он пользовался уважением, был членом Земской управы. На одном из очередных заседаний Степан Михайлович внес предложение - построить школу грамоты для бедных. Но в Земстве не нашлось денег для этой цели, тогда он на свои деньги построил школу, которая стала называться «Коробовская школа». Учить детей он послал свою дочь Марию, которая работала бесплатно».

Александра Ивановна, жена Степана Михайловича, говорила, что он «все отдавал в свою школу», вспоминая свою швейную ножную машину. В 1912 году Степан Михайлович умер от сердечного приступа. После 1917 года завод прекратил своё существование.

Вспоминает Валентина Ивановна Коробова - невестка Степана Михайловича: «... он был поборником просвещения и культуры, был щедрой души человек. Он многим марийцам дал свое отчество и фамилию, учил их на свои средства. И теперь, наверное, много Коробовых за Ачитом, в марийских колхозах».

Подробнее: История семьи в письмах свидетелей минувшей эпохи

(Случайное столкновение между 5-й и 28-й дивизиями красных после Красноуфимской операции (5 июля 1919 г.))

В 2018 году исполняется 100 лет с начала Гражданской войны на Урале. В этой публикации обратимся к малоизвестному и ранее не освещавшемуся эпизоду, произошедшему в ходе боёв на Красноуфимском направлении летом 1919 г.

В первых числах июля 1919 г. войска 2-й армии красных вели наступление в рамках Красноуфимской операции. Преследование отступавших на восток частей 4-го Сибирского (генерал-майор П.П. Гривин) и Ударного Сибирского (полковник А.П. Степанов) корпусов белых велось по труднопроходимой местности Уфимского плоскогорья с достаточно частыми боями со средней скоростью около 15-20 километров в сутки. Возникали трудности с передвижением артиллерии, поддержанием связи с вышестоящими штабами и между соседними подразделениями. Последнее вскоре привело к печальным последствиям для красных.

Фронтальный удар на город Красноуфимск должен был нанести 37-й полк из состава 1-й бригады (комбриг П.А. Каргопольцев) 5-й дивизии (начдив В.Ф. Карпов).

Полком командовал бывший поручик Андрей Яковлевич Сазонтов; в нем насчитывалось 3 пехотных батальона по 3 роты в каждом. В ночь с 3 на 4 июля 1919 г. 37-й полк, совершив 40-верстный переход по лесным логам и заняв дер. Никитина, подошёл к Красноуфимску. Остальные части 5-й дивизии были направлены для охвата города с юга. Севернее, из района Суксунского и Нижне-Иргинского заводов, наступала 28-я дивизия под командованием В.М. Азина «Азинцы» двигались вслед за 3-й Сибирской (Иркутской) дивизией белых, отступавшей по Сибирскому трасту через сёла Быковское и Ачитское.

4 июля в 02 час. 40 мин. приказом по войскам 2-й армии №1633 5-й дивизии предписывалось взять Красноуфимск и выйти на фронт Колмакова (включительно) - Юва (включительно). 28-я дивизия должна была занять населённые пункты по линии: Александровское (включительно), Ачитское, Давыдкова, Красный Луг (включительно). Резервные 44-й и 245-й полки по мере продвижения своих дивизий должны были перейти в деревни Рябиновая (Рябиновый Лог) и Верхний Турыш соответственно. Таким образом, 5-я и 28-я дивизии имели чётко обозначенную разграничительную линию между собой относительно оперативных действий на местности.

Серьёзных оборонительных сооружений у белых вокруг города не было, тем более что географическое положение не способствовало обороне с запада (водная преграда - река Уфа - огибает город с восточной стороны). Пытались прикрыть Красноуфимск два полка 2-й Ударной Сибирской дивизии полковника В. Воронова, а точнее то, что от них осталось. По показаниям пленных от 12 июня 1919 г., остатки 6-го Ударного полка были сведены лишь в 4 роты по 60 штыков. В целом Ударный Сибирский корпус за месяц до событий у Красноуфимска, в боях 28-29 мая 1919 г., потерял убитыми, ранеными и пленными половину своей численности. Кроме того, рядовой и унтер- офицерский состав частей корпуса пополнялся исключительно за счёт лиц, принудительно мобилизованных в течение февраля-мая 1919 г., что отрицательно влияло на боеспособность.

Подробнее: Огонь по своим

В фондах Государственного архива в г. Красноуфимске сохранились приказы по Управлению Красноуфимского уездного воинского начальника, в которых значится, что в начале 1918 года  охрану города осуществляли местная и конвойная команды. Местная команда в количестве 23 человек  отвечала за целостность складов оружия и цейхгаузов, а также винного склада, в свою очередь конвойная (13 человек) - охраняла военнопленных солдат бывших Австрийской и Германской армий, работавших на строительстве железнодорожной линии Казань-Екатеринбург.

08 апреля 1918 года  вышел Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР «Об учреждении волостных, уездных, губернских и окружных комиссариатов по военным делам», на основании которого был организован Красноуфимский уездный военкомат, в подчинении которого находились 56 волостных комиссариатов по военным делам и караульная рота.

Одной из главных задач деятельности военкоматов в 20-е годы прошлого столетия было создание условий для формирования регулярной Красной Армии. В Красноуфимском военкомате функционировал агитационно-вербовочный отдел, который  занимался агитационной работой по привлечению добровольцев, оформлением документов на тех, кто поступал в ряды Красной Армии.  Сотрудники военкомата составляли именные списки новобранцев, заполняли опросные листы и личные карточки будущих бойцов.

Подробнее: История Красноуфимского уездного военкомата в архивных документах

(Из воспоминаний НЯШИНА Дмитрия Степановича (на снимке) - комиссара народного образования и печати в Красноуфимске в первые месяцы советской власти, редактора газеты «Известия»)

Воспоминания Дмитрия Степановича Няшина, избранного в первые месяцы советской власти комиссаром народного образования и печати в Красноуфимске, хранятся в архиве Красноуфимского краеведческого музея в фонде №2 дел постоянного хранения «Коллекции документов по истории установления советской власти и гражданской войны». Воспоминания машинописные. К сожалению, даты жизни Д. С. Няшина мне установить не удалось. Но уже из первых строк его воспоминаний ясно, что он родился в конце XIX века, так как в 1917 году был учащимся старших классов Красноуфимского промышленного училища. Воспоминания написаны, вероятно, в 60-е годы XX века, к 50-летию советской власти, когда жил он далеко от Красноуфимска, поэтому он называет это учебное заведение «красноуфимским сельскохозяйственным училищем» - именно так оно будет именоваться в первые десятилетия советской власти. Был он неместный. Активной деятельностью по установлению советской власти он был занят в Красноуфимске до июня 1918 года.

На мой взгляд, это одно из ярких воспоминаний о том, как развивались события в Красноуфимске после февральской революции 1917 года, а также первых шагов по установлению советской власти в первой половине 1918 года. Описания даются конкретные, образные, о том, что помнил сам Д.С. Няшин, спустя несколько десятков лет. Я думаю, что читатель сам оценит значимость этих воспоминаний.

«Как ученик красноуфимского сельскохозяйственного училища (в то время красноуфимского промышленного училища, - прим. Л.А.) и притом не красноуфимца, я вращался, главным образом, в среде учащихся училища и почти не был связан с коренными жителями Красноуфимска. Поэтому мои воспоминания о февральской революции страдают неполнотой и однобокостью.

Свободолюбивые идеи, стремление к свету, к действительному знанию зарождались в среде учащихся задолго до революции, учащиеся инстинктивно тянулись к материалистическому мировоззрению и революционным теориям.

В городе были две публичные библиотеки - земская и городская. Земская молодая еще библиотека, но солидная по наличию книг. Городская - старая и небольшая.

Подробнее: Пламенные годы

В 1918 году Пятым Всероссийским съездом Советов был принят текст Конституции РСФСР. Конституция предоставляла избирательные права рабочим и крестьянам, но лишала этих прав всех, кто использовал наёмный труд, а также бывших полицейских и священнослужителей.

В Государственном архиве в г. Красноуфимске хранятся «Списки лиц, лишенных избирательных прав согласно Конституции РСФСР». Из документов мы узнаём, что многие жители города и района в 30-е годы XX века были лишены избирательных прав. Причины лишения: «кулак, спекулянтка, торговец, торговка, монашка, служитель культа, поп». Примечательно, что жены, мужья, дети вышеуказанных категорий тоже лишались права голоса.

Кроме того, документы рассказывают, что избирательных прав лишали «...ввиду возраста (58 лет)...» или по причине болезни «...умалишенный...». Особая категория «лишенцев» - бывшие белогвардейцы или полицейские. Так, согласно «Списку не имеющих право избирать и быть избранным», в графе «Причина отстранения от выборов» значится:«... служил у Колчака в белой армии... отступал с белыми...». В «Списках красноуфимцев, лишенных избирательных прав» встречается множество фамилий с указанием должности: урядник, служащий полиции или бывший полицейский.

Лишение избирательных прав во многих случаях означало увольнение с работы, потерю пенсии, повышение налогов. Дети «лишенцев» исключались из школ, училищ, техникумов, их не брали в армию. Таким образом, люди становились изгоями в обществе и находились под постоянным подозрением у властей.

Лица, лишённые избирательных прав, могли обжаловать решения городского Совета в недельный срок после выхода постановления. В Красноуфимске была создана специальная комиссия по пересмотру списков лишённых избирательных прав. Все обращения граждан тщательно проверялись, и выносился вердикт: «...в просьбе о восстановлении избирательных прав отказать...» или «...ходатайство о восстановлении в правах поддержать...». В материалах архива встречаются и такие заключения комиссии:«... принимая во внимание, что нижеследующие граждане... торговлю бросили, в настоящее время занимаются физическим трудом, служили в Красной Армии, из списков лишенных избирательных прав их исключить...» или «... гражданин Nс момента Революции был красным партизаном, занимается общественнополезным трудом, лояльность к Советской Власти вполне проявил, в избирательных правах его восстановить...».

Списки лишённых избирательных прав с указанием полного имени, адреса, причины лишения отпечатывались в местной типографии и вывешивались «...на видном месте для сведения населения...».

Наталья Тимофеева, зав. отделом использования архивных документов и научно-справочного аппарата Государственного архива в г. Красноуфимске

// Городок. - 2018. - 23 февр. (№ 8). - С. 17

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом