Огонь по своим

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

(Случайное столкновение между 5-й и 28-й дивизиями красных после Красноуфимской операции (5 июля 1919 г.))

В 2018 году исполняется 100 лет с начала Гражданской войны на Урале. В этой публикации обратимся к малоизвестному и ранее не освещавшемуся эпизоду, произошедшему в ходе боёв на Красноуфимском направлении летом 1919 г.

В первых числах июля 1919 г. войска 2-й армии красных вели наступление в рамках Красноуфимской операции. Преследование отступавших на восток частей 4-го Сибирского (генерал-майор П.П. Гривин) и Ударного Сибирского (полковник А.П. Степанов) корпусов белых велось по труднопроходимой местности Уфимского плоскогорья с достаточно частыми боями со средней скоростью около 15-20 километров в сутки. Возникали трудности с передвижением артиллерии, поддержанием связи с вышестоящими штабами и между соседними подразделениями. Последнее вскоре привело к печальным последствиям для красных.

Фронтальный удар на город Красноуфимск должен был нанести 37-й полк из состава 1-й бригады (комбриг П.А. Каргопольцев) 5-й дивизии (начдив В.Ф. Карпов).

Полком командовал бывший поручик Андрей Яковлевич Сазонтов; в нем насчитывалось 3 пехотных батальона по 3 роты в каждом. В ночь с 3 на 4 июля 1919 г. 37-й полк, совершив 40-верстный переход по лесным логам и заняв дер. Никитина, подошёл к Красноуфимску. Остальные части 5-й дивизии были направлены для охвата города с юга. Севернее, из района Суксунского и Нижне-Иргинского заводов, наступала 28-я дивизия под командованием В.М. Азина «Азинцы» двигались вслед за 3-й Сибирской (Иркутской) дивизией белых, отступавшей по Сибирскому трасту через сёла Быковское и Ачитское.

4 июля в 02 час. 40 мин. приказом по войскам 2-й армии №1633 5-й дивизии предписывалось взять Красноуфимск и выйти на фронт Колмакова (включительно) - Юва (включительно). 28-я дивизия должна была занять населённые пункты по линии: Александровское (включительно), Ачитское, Давыдкова, Красный Луг (включительно). Резервные 44-й и 245-й полки по мере продвижения своих дивизий должны были перейти в деревни Рябиновая (Рябиновый Лог) и Верхний Турыш соответственно. Таким образом, 5-я и 28-я дивизии имели чётко обозначенную разграничительную линию между собой относительно оперативных действий на местности.

Серьёзных оборонительных сооружений у белых вокруг города не было, тем более что географическое положение не способствовало обороне с запада (водная преграда - река Уфа - огибает город с восточной стороны). Пытались прикрыть Красноуфимск два полка 2-й Ударной Сибирской дивизии полковника В. Воронова, а точнее то, что от них осталось. По показаниям пленных от 12 июня 1919 г., остатки 6-го Ударного полка были сведены лишь в 4 роты по 60 штыков. В целом Ударный Сибирский корпус за месяц до событий у Красноуфимска, в боях 28-29 мая 1919 г., потерял убитыми, ранеными и пленными половину своей численности. Кроме того, рядовой и унтер- офицерский состав частей корпуса пополнялся исключительно за счёт лиц, принудительно мобилизованных в течение февраля-мая 1919 г., что отрицательно влияло на боеспособность.

В ходе боя, начавшегося утром 4 июля, 37-й полк к 22 часам выбил из Красноуфимска 6-й и 7-й Ударные Сибирские полки, оттеснив белых к востоку за реку Уфу, и сразу выдвинул для обеспечения с севера заслон силою в 4 роты. 6-й Ударный полк начал спешно отступать по тракту Голосова-Ключики, преследуемый частями 37-го полка, но, будучи встречен огнём со стороны Большого Турыша бросился на северо-восток. В бою особенно отличился 1-й батальон 37-го полка, который с криком «ура» бросился в атаку и тем самым поднял дух полка и поддержал общее наступление красных. В этот же день 38-й полк, заняв с боем дер. Рябиновая, столкнулся с противником у дер. Соболева причём был обстрелян артиллерийским огнём.

Уже стемнело, когда в штаб 1 -й бригады пришло донесение командира 37-го полка Сазонтова: «...После упорного боя овладел Красноуфимском. Противник отступил в большом беспорядке, но сжёг единственный мост через реку. Сапёры полка спешно наводят переправу, как только будет готова, возобновлю преследование...». Фактически одновременно, вечером 4 июля 1919 г., частями 28-й дивизии под командованием В.М. Азина, наступавшей слева от 5-й дивизии, было занято и село Ачитское.

5 июля в 00 час. 30 мин. командармом Шориным был отдан уже запоздавший приказ войскам 2-й армии №1642, в котором вновь подтверждалась задача именно 5-й дивизии: «Во что бы то ни стало овладеть Красноуфимском и переправиться на левый берег р. Уфа». Поскольку командир 1-й бригады Каргопольцев только около полуночи связался по прямому проводу с начальником 5-й дивизии В.Ф. Карповым, Шорин получил сведения о взятии города ещё позже.

Тем временем в ночь с 4 на 5 июля конная разведка «азинцев» (взвод 4-го эскадрона) натолкнулась на заблаговременно выставленную А.Я. Сазонтовым между дер. Голосова и Красноуфимском заставу 37-го полка и обстреляла его. На рассвете 5 июля стрелковый полк 28-й дивизии развернулся и повёл наступление на заслон 37-го полка, приняв его за противника. 4 роты 37-го полка, в свою очередь, не разобравшись, в чём дело, оказали атакующим упорное сопротивление. Командир 28-й дивизии в связи с настойчивостью «противника» подкрепил свой наступающий полк вторым полком и 4-м эскадроном (командир Кожененко) 28-го кавалерийского полка, называвшимся «Беспощадным» (такое наименование эскадрон получил осенью 1918 г. в боях за Ижевск), и приказал немедленно овладеть городом. Заслон 37-го полка, занимая выгодную оборонительную позицию на северной окраине города, сумел и на этот раз выдержать натиск. При этом эскадрон 28-й дивизии в шипом строю атаковал перешедшую в контратаку цепь пехотинцев 37-го полка и зарубил 8 красноармейцев. Конная атака была встречена ударом в штыки. Потеряв 6 человек убитыми и 15 ранеными, эскадрон повернул обратно. По найденным на убитых красным значкам и документам бойцам полка Сазшггова удалось установить, что наступление вели части соседней 28-й дивизии.

Фактически, из-за отсутствия связи, командир 28-й дивизии В.М. Азин еще не знал, что Красноуфимск уже занят 5-й дивизией, и поэтому отдал распоряжение своему правофланговому полку взять город. Однако спровоцировал столкновение уровень военной дисциплины в частях этой дивизии, в частности, в 4-м эскадроне. В любом случае, приказ командарма Шорина был нарушен, поскольку участок 28-й дивизии ограничивался селом Александровское, расположенным в 11 верстах к северу от города. 5 июля село было занято 244-м полком. Один из бойцов 4-го «Беспощадного» эскадрона 28-го кавалерийского полка подробно вспоминал об этом инциденте: «Был один печальный факт. Во время взятия Красноуфимска наступали бешено, фронт был не сплошным, потеряли связь, и оказалось, что пехотным полком наших войск Красноуфшмск был взят днём, а кавалерийский отряд задержался левым флангом, оттеснив белых левее города на Екатеринбург. Неусидчивость нашего командира эскадрона сказалась, он говорит нам: «Едем, ребята, в город, если там наши, то остановимся, а если белые, то примем бой». Поехали. Наш синец Сорокин С. И. был пущен со взводом вперёд, для разведки. Не доезжая до сосновой рощи, разведка была обстреляна заставой, после чего разведка вернулась к эскадрону и доложила, что имеется застава, чья, не известно. Команда: «К пешему строю и пулеметному бою», пошли, но силы заставы значительно нас превышали, в бою не сдавались, а потому мы прекратили перестрелку и вернулись в деревню до утра. Сомневаясь в том, что в городе белые, утром мы выехали с красным флагом, дали знать, что здесь красные, но они нам не поверили и выступили прежде нас двумя цепями на нас в наступление. Наш пехотный полк укрепился, мы же с эскадроном выехали вправо, чтобы ударить во фланг во время стычки. Хорошо было наблюдать, как геройски дрались красные, наступая на красных. Несмотря на сильный обстрел из пулемётов и винтовок, цепи наступающих быстро двигались вперед. Крики «Ура», и цепи были одна против другой в рукопашной схватке. Тут же врезалась и наша кавалерия, и с обнажёнными клинками начали рубить, не замечая красные звёзды. Потом закричали: «свои, свои!», разнеслось по цепям, и вся стрельба быстро прекратилась. Но было уже поздно, убитых и раненых с той и с другой стороны было много. Собрав всех на подводы, двинулись вместе в город, где на следующий день и похоронили своих героев».

38-й полк рано утром 5 июля также выдвинулся из района дер. Соболева на Красноуфимск с юго-запада и уже в самом городе столкнулся с неизвестным противником. Красноармеец учебной команды полка В.Д. Устюгов вспоминал:«... Бой продолжался 30минут. В процессе боя выяснилось, что бой вели со своими, с кавалерийским дивизионом Азинской дивизии. Эта дивизия имела приказ следовать левее города Красноуфимска, а этот кавалерийский дивизион самовольно ворвался в Красноуфимск. Нужно сказать, что такие случаи недисциплинированности в Азинской дивизии на нашем пути наступления были неоднократно. Мы знали, что в городе могут быть только колчаковские части, поэтому встретили «азинцев» пулеметным огнем. В этом бою был убит один из командиров дивизиона Азинской дивизии, с нашей стороны был ранен в руку один красноармеец. Командира с почестями похоронили около собора...»

О том. как командир 1-й бригады Каргопольцев узнал об этом столкновении, вспоминал его начальник штаба А.Ф. Фёдоров: «5 июля рано утром штаб, комендантская команда, рота связи были уже на колесах. Все были готовы для переезда в город. Мы с комбригом уселись в тарантас. Но тут на взмыленном коне подскакал посыльный от Сазонтова с донесением, в котором сообщалось, что «противник в составе полка сегодня чуть свет напал с тыла, проблуждал, видимо, где- то при отступлении, теперь пытается пробиться к своим. Отчаянные атаки следуют одна за другой. Бой идет на окраине города. Несу потери...». Это тревожное известие не вывело Каргопольцева из состояния душевного равновесия.

- Поехали, -спокойно скомандовал он...

...В Красноуфимске было уже тихо. Мы с комбригом прошли прямо к штабу полка. Сазонтова застали за составлением донесения. Увидя нас, он вскочил, звеня шпорами, подошел к комбригу с рапортом.

... После рапорта Сазонтов рассказал подробности боя. Вчера, после занятия города, полк расположился на отдых, намереваясь наутро возобновить преследование противника. Однако на рассвете случилось что-то непонятное: со стороны, где должны были находиться части нашей 28-й дивизии, неожиданно появились стрелковые цепи и пошли в стремительную атаку на город. Сазонтов едва успел выставить два батальона и открыть огонь. Завязался жаркий бой. Атаки, смелые, упорные, следовали одна за другой. Но было странным появление белых с тыла... Сазонтов со взводом конников бросился добывать «языка», наскочил на кавалерийский разъезд противника и двоих захватил в плен. От них он узнал, что на город наступают не белые, а... полк 28-й дивизии. Сазонтов тут же с ординарцем проскочил через цепи атакующих, разыскал командира полка, потребовал .немедленно прекратить атаки. Комполка ответил отказом, сославшись, что имеет приказ самого начдива Азина захватить Красноуфимск во что бы то ни стало. «Вы не знаете начдива Азина, а я знаю: если я не исполню его приказа, получу от него нагоняй», — волновался командир. Тогда Сазонтов попросил связать его по телефону с самим Азиным, который, по словам комполка, лично наблюдал за ходом боя. Выслушав Сазонтова, Азии помолчал с минуту, потребовал передать трубку командиру полка и приказал прекратить атаки, вернуться в свое расположение.

Каргопольцев болезненно поморщился, тяжело вздохнул:

-Да, на войне всякое бывает. Прискорбно. Но все хорошо, что хорошо кончается. Азин, как умный командир, нашел в себе мужество отменить свой приказ».

Ближе к полудню в Красноуфимске установилась тишина, слышны были только отдельные артиллерийские выстрелы удаляющихся боев. Все убитые в бою солдаты были отвезены к площади перед собором. Один лишь утренний инцидент обернулся для красных потерей более 30 человек убитыми и ранеными. Житель города И.Н. Попов: «...Помню похороны двух красноармейцев-конников. Они погибли при освобождении Красноуфимска в начале июля 1919 г. Один был в простой красноармейской одежде, другой - командир (кажется, взвода). Они были украинцы по виду и по фамилии. Похоронили их у «красной» церкви. Был поставлен деревянный памятник, на котором и были написаны их фамилии и имена. В дальнейшем эти надписи не сохранились, их останки были перенесены в сквер, где сейчас воздвигнут обелиск. Похоронены они были в двух гробах, но в одной яме, которую выкопали трое сдавшихся белых. Похороны проходили дня через два после освобождения Красноуфимска при большом количестве жителей города».

Основные силы 28-й дивизии продолжили наступление вдоль железнодорожной линии на ст. Дружинино. Саперы 1-Й бригады 5-й дивизии навели за ночь плавучий мост, и наутро 6 июля 37-й и 38-й полки переправились через Уфу и вырвались на оперативный простор на левом берегу реки. К 18 часам через водную преграду были переброшены все части 5-й дивизии, кроме оставшегося для поддержания порядка в городе гарнизона и 1-го батальона 37-го полка, который двигался по правому берегу Уфы вдоль железной дороги.

Несколько дней после освобождения города в Красноуфимске отдыхали части 28-й дивизии. Красноармеец полковой школы 38-го полка (входила в состав гарнизона) В.Д. Устюгов вновь отмечал особенности взаимоотношения между солдатами соседних подразделений: «Несколько раз возникали конфликты наших патрулей с «азинцами», которые нарушали установленный порядок в городе и отказывались подчиняться патрулям. Красноармейцы и командиры Азинской дивизии вообще не отличались дисциплинированностью, напивались пьяными, устраивали дебоши». Однако ситуация, подобная той, что произошла у Красноуфимска, повторилась и в частях самой 5-й дивизии через 5 дней, 10 июля 1919 г.: 43-й полк из состава 3-й бригады был обстрелян 39-м полком как забравшийся не на свой участок. Штаб 5-й дивизии считал причиной участившихся на тот момент случаев «огня по своим» следующий фактор: «Командный состав, показывая пример храбрости, иногда допускает печальные ошибки под влиянием жажды разбить противника и не считается с разграничительными линиями».

Несмотря на произошедший утром 5 июля инцидент, цель Красноуфимской операции была выполнена. Командование высоко оценило взятие города. А.Я. Сазонтов спустя два года приказом Реввоенсовета Республики № 201 от 12 июня 1921 г. был награждён орденом Красного Знамени: «Награждается... командир бригады 5-й стрелковой дивизии тов. Сазонтов Андрей Яковлевич за доблестное руководство частями бригады во многих боях летом и осенью 1919 года на Восточном фронте, в коих благодаря храбрости. энергии и распорядительности тов. Сазонтова части бригады не только с честью выходили из весьма тяжелых положений, но и наносили войскам Колчака сокрушительные удары. 3 июля 1919 года тов. Сазонтов во главе одного полка бригады разбил превосходящего по силам противника и, двинувшись на город Красноуфимск, взял этот город».

Александр Редькин, г. Красноуфимск

// Городок. - 2018. - 6 июля (№ 27). - С. 18; 20 июля (№ 29). - С. 18-19

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом