Красноуфимские стрелковые полки

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Мне пришлось много слышать и читать в местных газетах о подвигах воинов красноуфимской бригады на украинской и крымской земле в 1920 году. Да и самому мне, бывшему красноармейцу этой бригады, посчастливилось выступать с докладами и беседами в связи с 50-летней годовщиной со дня разгрома Врангеля и освобождения Крыма от белогвардейцев.

Слушатели спрашивали: «А кто такие красноуфимцы, как они, люди с берегов Уфы, попали в Крым?» И я охотно рассказывал о своих земляках-красноуфимцах.

Мне хотелось бы в связи с этим поведать молодежи и среднему поколению - читателям красноуфимской газеты «Вперед» - об отдельных сторонах славного боевого пути нашей бригады в годы гражданской войны.

Ныне слава красноуфимских полков так же популярна среди уральцев, сибиряков, среди жителей левобережной Украины и Крыма, как слава латышских красных полков. И красноармейцы, вливавшиеся в нашу бригаду из других губерний, с гордостью называли себя красноуфимцами. Мой покойный брат Иван Грязнов, которому довелось быть первым командиром первого красноуфимского полка, а затем и командиром красноуфимской бригады, всегда гордился этим. Он называл своих бойцов орлами, хотя сам не любил громких фраз, пустых похвал, лести и дешевого авторитета. Это звание бойцы-красноуфимцы завоевали в тяжелом ратном труде в горах Урала, на равнинах Сибири, Украины и Крыма,

Ядром красноуфимских стрелковых полков были рабочие Саранинского, Артинского и Мотовилихинского заводов, рабочие Питера, батраки и бедняки сел Красноуфимского уезда. В формировании бригады активнейшее участие принимали красноуфнмские коммунисты во главе с укомом, уездным революционным комитетом.

В боевом сколачивании, обучении и закалке полков, в превращении их в первоклассные регулярные части Красной Армии особую роль сыграли командиры Иван Грязнов, Алексей Артемьевских, Трифон Шевалдин, В. Кузнецов, а также т.т. Анфапов, Смирнов, Гордеев. Таланцев, Паначев, Матвеев, Нейхин и другие, комиссары т. т. Борчанинов, Удилов, штабники - т. т. Бочкарев, Максимов, Микушев, Онегин, Воскресенский. Именно они всячески насаждали и укрепляли такие боевые и политические традиции бригады, как дух непобедимости, морального превосходства над врагом, высокой боевой готовности частей и подразделений, беззаветной преданности, железной стойкости в обороне, смелости и решительности в наступлении.

С первых дней своего существования красноуфимские полки вели упорные и тяжелые бои на подступах к городу Красноуфимску с превосходящими силами белых. Затем бои под Кунгуром, кровопролитные бои под Осой в январе 1919 года. Здесь пришлось отражать яростные атаки целой дивизии белых. «Перед нашим расположением валяется масса трупов, - доносил комбриг Грязнов начдиву Блюхеру, - но и наши потери громадны».

Организованно отходя, бригада красноуфимцев наносила белым огромные потери. Комбриг говорил своим бойцам и командирам: «Чтобы достигнуть победы, надо не дрогнуть перед жестоким врагом, истреблять белогвардейцев». И не было случая, когда бы бригада бежала от врага.

В январе 1919 года в районе Очерского завода и села Дворецкого угрожающее положение для всего фронта армии создало наступление белых и особенно их штурмовой бригады. Блюхер бросил клич: «Красноуфимцы, вперед!» И измотанная боями бригада красноуфимцев нашла в себе силы сделать 100-километровый бросок и наголову разбить белую бригаду штурмовиков в селе Дворецком. Вслед за красноуфимцами тогда перешли в наступление и другие бригады дивизии. Все это резко изменило обстановку в полосе всей 3 армии.

Красноуфимцы славились искусством нанесения мощного и дружного штыкового удара. На Тобольском плацдарме под деревней Дианово осенью 1919 года день и ночь кипели бои; на позиции красноуфимских полков остервенело лезли белые ударные полки. Комбриг и командиры полков тогда вели своих красноармейцев в контратаку. И когда белые ударники видели перед собой штыки красноуфимцев, они откатывались назад.

То же было и в степях Северной Таврии, на Чонгарском полуострове. Спесивые, надменные офицерские батальоны марковцев и дроздовцев, встретив железный отпор красноуфимцев, неизменно показывали спины.

Особую доблесть проявила красноуфимская бригада во время зимнего Сибирского похода в 1919-1920 годах.

Ей посчастливилось тогда идти в авангарде дивизии и всей 5 армии 1700 километров, от Мариинска и до Иркутска, вдоль по Московскому тракту и Транссибирской железной дороге. Шли часто по 50-60 верст в сутки. Преследование белых закончилось пленением нескольких их дивизий под Ачинском. Этому помогла умная тактика - удачный обман белых. Комбриг Грязнов воспользовался захваченным узлом связи генерала Пепеляева и, выдав себя за последнего, приказал начдивам белых сосредоточиться в лесах в районе Ачинска.

Когда красноуфимцы входили в город Красноярск в январе 1920 года, то они очутились перед лицом 60-тысячного колчаковского гарнизона города. Приказ о капитуляции и разоружении начальник гарнизона белых генерал Зиновин также получил от красного комбрига по телефону. Похоже на сказку, но так это было.

После Красноярска 88 бригада красноуфимцев вступила в жестокие бои с белочехами. Разгромив их, красное командование принудило легионеров пойти на перемирие и выдачу советским войскам и иркутскому ревкому украденного колчаковцами золотого запаса республики, а также и адмирала, Колчака.

7 марта 88 бригада первой вошла торжественным маршем в город Иркутск.

Последним немеркнущим подвигом Красноуфимской бригады была героическая атака Сальковских и Джимбулукских позиций в горловине Чонгарского полуострова. Получив приказ на штурм Чонгара, начдив Иван Грязнов тогда снова бросил клич: «Красноуфимцы, вперед!» Он хотел, чтобы его земляки первыми вступили, как всегда, и в Крым. Но большие потери заставили вывести красноуфимцев во второй эшелон. На последнем этапе штурма Чонгара все же наступал 264 полк 88 бригады на Таганащском направлении. И 12 ноября, после захвата Чонгарских укреплений врага, начдив выдвинул красноуфимскую бригаду в авангард наступающей дивизии. Красноуфимцы вели бои за Джанкой, Старый Крым и в других пунктах.

Куда ступала нога красноармейце, там сразу же восстанавливаласьСоветская власть. С глубоким волнением трудящиеся Крыма читали слова на полковых знаменах 262 и 263 красноуфимских полков: «Мир хижинам - война дворцам!», «Мы путь земле укажем новый, владыкой мира будет труд!».

Освободив Феодосию, красноуфимские артиллеристы послали свой последний «гостинец» по ненавистному белому врагу, убегавшему на кораблях. Это был последний артиллерийский огонь большой гражданской войны.

За подвиги красноуфимцев и их боевых товарищей из всех бригад на Украине и в Крыму командующий Южным фронтом М. В. Фрунзе назвал нашу родную уральско-сибирскую 36 дивизию «боевой жемчужиной Красной Армии», показавшей наивысшую воинскую доблесть и представил ее к самой высокой тогда награде: называться Дивизией имени ВЦИК.

Я был тогда молодым красноармейцем, но подвиги нашей красноуфиской бригады постоянно живут в моей памяти. В этой бригаде я получил первое политическое воспитание и боевую закалку. Мне хотелось бы, чтобы живущие ныне старые бойцы и командиры поведали молодому поколению о подвигах их дедов и отцов, которые в на заре Советской власти отражали нашествие белого врага и иностранных интервентов и рассказали бы ярко, конкретно о боевых походах красноуфимцев. Я родился и жил до 16 лет на Урале и где бы ни находился, вести из родных мест всегда мне дороги и вызывают волнение.

Александр Грязнов

//Вперед. - 1971. - 24 сент. - С. 2

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом