Наши фамилии

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Видимо, никто не сможет сказать, сколько всего существует русских фамилий. Называют и несколько сот тысяч, и несколько миллионов. Не знают не только потому, что далеко не все еще собраны в нашей огромной стране, не все обработаны. Неясно, какие фамилии считать русскими. Все те, какие носят люди, считающие себя русскими? Нельзя. Среди них немало с нерусскими фамилиями. И, наоборот, много лиц других национальностей носят русские фамилии,

Брать только те, которые произошли от слов с чисто русской основой? Но тогда придется исключить почти все фамилии, образованные от личных церковных имен и от множества других заимствованных слов (Арбузов, Булатов, Кедров, Собакин…)

Может быть, обращать внимание на состав слова? Иногда это действительно помогает. Ковалев, Коваленко, Ковальчук, Ковальчик. Мы чувствуем (реже можем объяснить почему), что Ковалев — наша, русская фамилия. Но и тут можно ошибиться. Анкудинов, Мухитдинов, Насретдинов, Шамсутдинов… по внешнему виду кажутся одинаковыми. Но первая фамилия произошла от церковного календарного имени Акиндин (греческое «безопасный»). Остальные тюркского происхождения. Словом, какие фамилии считать русскими — одна из нерешенных научных проблем.

И все-таки я решился подсчитать, сколько русских фамилий зарегистрирована в картотеке Красноуфимского паспортного стола (на май 1991 года). Получилось более 4500. Их носят (или носили) 70300 человек, не считая лиц моложе 16 лет. Происхождение 3500 фамилий удалось установить.

4500 — капля от общего числа, но и этого достаточно, чтобы озадачить даже специалиста. Обязательно найдется несколько фамилий, происхождение которых он не сможет объяснить. Поэтому неизбежны ошибки и в моих рассуждениях, но они не изменят общей картины,

Фамилию можно определить как наследственное «семейное имя», передаваемое от поколения к поколению, Это могло быть церковное (крестильное) имя предка или мирское (внутрисемейное), или прозвище, данное ему за какой-либо признак. Но будет ли оно наследственным, выявится только у внуков и правнуков. А до этого любое наименование предка было для потомков только прозвищем. Все русские фамилии произошли от прозвищ. Но для краткости и удобства классификации говорят, что вот эти фамилии произошли от церковных имен, а вот эти — от прозвищ по месту жительства, а те — от названия птиц и т. д., в зависимости от того, что лежит в основе фамилии. Буду и я придерживаться этой традиционной схемы.

I. От церковных имен

18 процентов всех наших (т. е. красноуфимских) фамилий произошли от «церковных» (крестильных) имен. Их доля повысится до 29 процентов, если считать не фамилии, а количество их носителей. В самом деле, есть очень редкие фамилии, встречающиеся только по одному разу (на 70 тысяч человек). Таких у нас 1000 — четвертая часть фамилий. Почти половина всех фамилий встречается менее чем у 5 человек.

Но есть фамилии, широко распространенные, их носят по несколько сот человек. На 100 самых распространенных у нас фамилий приходится 20,5 тысячи носителей. В этом списке фамилии от церковных имен занимают 35 мест (8 тысяч носителей).

Назовем десять самых многочисленных из них, в скобках указан их порядковый номер в общем списке. Иванов — 607 (2), Николаев - 455 (4), Трифонов — 455 (5), Васильев — 347 (7), Никитин — 321 (10), Михайлов — 309 (11), Константинов — 219 (13), Петров — 273 (16), Нефедов — 270 (17), Семенов — 215 (31).

Если фамилии образовались только от полных имен, выявить их не представляло бы труда, достаточно взять церковный календарь. Но от имен отсекают начала и концы, делят их на части, части видоизменяют, соединяют друг с другом в каком угодно сочетании. В результате образуется множество вариантов имен (форм).

От имени Георгий образовалось два самостоятельных — Егор и Юрий. Георгий — Еоргий — Егоргий — Егорий, Георгий — Гюоргий — Юоргий — Юрий. Юрий —  Юр — Юрка — Юка — Юк. Казалось бы, все, дальше  некуда. Ан, нет! Укорачивать нельзя, удлинять можно. Юрло, Юкша, Юкся, Юксей. Я привел только те формы имени Юрий, которые подтверждаются нашими фамилиями. Юрий — Юрьев, Юра — Юрин, Юрка (Юрко) — Юрков, Юрло —  Юрлов,  Юксей — Юксеев, Юкша — Юкшин.

У имени Иван насчитывается до 100 вариантов! И от каждого могла образоваться фамилия. Без специальных знаний и словарей здесь не обойтись.

Сравним наиболее распространенные у нас фамилии по «семействам» (пример такого «семейства» Юрьевых я только что привел). По количеству фамилий: Ивановы - 28, Александровы — 20, Петровы, Семеновы - 17, Васильевы — 16, Михайловы — 14, Алексеевы — 12, Павловы — 11 фамилий.

По числу носителей:

Ивановы — 838 (Иванов — 607, Ванин — 31, Иванкин — 23...).

Михайловы - 571 (Михайлов — 309, Мишин — 87, Мишкин — 86...).

Николаевы — 549 (Николаев — 455, Николкин — 63, Колягин — 16…).

Васильевы — 545  (Васильев — 347, Васев — 88,  Васюков — 30...).

Трифоновы—465 (Трифонов — 452, Трушков — 10, Труфанов - 1...).

Петровы — 385 (Петров — 273, Петрованов — 37, Петрушкин — 20...).

Семейство Петровых могло бы, вероятно, занять второе место после Ивановых, но невозможно точно сказать, какова численность этого семейства. Фамилия Петухов могла образоваться и от названия птицы, и от варианта имени Петр (Петуха, Петух, Петушок). Пятко может быть тоже одной из форм имени Петр (в некоторых местностях говорят Пятро, Пятко, Петько), но Пятко это и пятый ребенок в семье. Петуховых у нас 280, Пятковых —171, несомненно, какая-то часть относится к семейству Петровых. Но какая?

Не всегда фамилия от полного имени самая многочисленная. Федоровых 80, а Федяковых 241. Часто такая фамилия совсем отсутствует, а образованных от нее вариантов много. Нет фамилий Венедиктов, но есть Веденьков, Веденин. Нет Мефодиева, а Нефедовых 270 (Нефед — простонародная форма имени Мефодий).

Иванов, Петров... А как же Сидоров? Сидоровых немного (Сидоров —
71, Сидоркин — 7, Сидорчин). Интересно, что и в Петербурге 1910 года эта фамилия занимала только 71 место. Так что в известной поговорке последняя фамилия, скорее всего, поставлена для рифмы.

Многие популярные нынче имена почти совсем не представлены в фамилиях: Викторов — 7, Ленчиков (от Леонид). Совсем нет от Евгений, Геннадий, Игорь, Олег... Зато фамилии донесли до нас имена, о которых мы и не слыхивали (разве что в литературе): Езоп (Езопов), Клеоп (Клепиков), Либерий (Либеров), Публий (Публиков), Трефил (Трефилов), Феофил (Фефелов), Феофан (Фофанов).

2. Кое-что о прозвищах

Только 18 процентов наших фамилий образованы от церковных имен, на их долю приходится менее трети всех носителей. Это значит, что предки предпочитали, вернее, вынуждены были называть друг друга чаще не крестильными именами, а мирскими или прозвищами. На то были серьезные причины.

Церковные имена, насильственно насаждавшиеся на Руси вместе с христианством, были трудно произносимы, трудно различимы на слух (Алексей, Елисей, Евсей; Арест, Орест, Модест; Феодот, Феодох, Феостих), трудно запоминались. А главное, были совершенно непонятны, бессмысленны и потому непригодны для употребления. Ведь в старину имена давались не только для того, чтобы отличить людей друг от друга, но и вкладывали в каждое имя какое-то пожелание, надежду, люди искренне верили, что имя принесет счастье, оградит от беды.

Церковных имен первоначально было около 1000, а народу? Эти имена были календарными. Имя не выбиралось, а назначалось священником. Ребенку давали имя того святого, который поминался в этот день. И хотя церковь строго следила за тем, чтобы «...по прихотям родителевым из иных чисел не выбирати б, дабы всех святых имена в презрении не были», это плохо удавалось.

Сами-то святые в календаре были представлены в неодинаковом количестве. Больше всего в году было Ивановых дней. Всех мальчиков, которых крестили в эти дни, называли этим именем. Поэтому одноименность даже в одной семье была обычным явлением в старой  Руси. «У Наумки дети Ивашко 17 лет, Ивашко же 15 лет, Ивашко ж 11 лет». «Ивашко большой сошел к Москвe кормица работою. Средний Ивашко 10 годов, третий Ивашко 8 годов» (из переписных книг XVII в.).

И у соседа так же, и во всей деревне. Как отличить множество Ивашек (Ефимок, Терешек, Якушек)? Вот тут и выручали мирские имена и прозвища. Вот несколько примеров наименований людей в «дофамильной» России: Иван Микитин сын, прозвище Ждан (1568 г.). Онтон Микифоров сын, прозвище Меншак (1590 г.). Губа Микифоров сын, Кривые Щеки. Донило Сопля, крестьянин. Игнатко Великие Лапти.

Судя даже только по нашим, красноуфимским фамилиям, фантазия и
возможности предков были практически неограниченны. В качестве мирских имен и прозвищ использовались слова, обозначающие названия частей тела человека, внутренних органов, болезней, родственников и родственных отношений, домашней утвари и одежды, обуви, орудий труда и производственных отношений, род занятий, названия жителей по месту проживания, виды домашних и диких животных, названия растений, горных пород, явлений природы; слова, обозначающие такие понятия, как добро, зло, беда, кошмар, радость…

Употреблялись прилагательные, глаголы (Наливай, Потеряй, Клюй, Неклюй), словосочетания (Большой Двор, Долгий Двор, Сырая Пятка). В фамилиях отражены все сферы деятельности человека. В качестве примера приведу фамилии, связанные с лошадью: Кобылин, Жеребцов, Жеребчиков, Конев, Коньков, Меринов, Лоншаков (годовалый жеребенок), Телегин, Брыкин, Колеcoв, Спицын, Курков, Оглоблин, Возжаев, Хомутов, Дугин, Тебеньков (кожаные лопасти седла), Татауров (верхняя подпруга), Конюхов, Кучеров, Ямщиков, Хомутинников, Гужевников, Седельников, Колесников, Калясников, Каретник, Санников, Полозняков, Колыганов (торговец лошадьми), Коновалов. К ним надо добавить фамилии, образованные от слов, означающих масти лошадей: Бурков, Буланов, Саврулин, Кауров, Чалый, Чубаров, Пеганов, Серков, Сивков… 40 фамилий на одну маленькую тему «Лошадь»!

Из огромного разнообразия отберу фамилии, в которых отразились внутрисемейные отношения, названия частей тела, черты характера и свойства ума, названия профессий, кушаний, животных, растений, прозвищ по месту жительства. Но сначала необходимо сказать вот о чем.

В недавнем прошлом мне часто случалось проводить беседы на эту тему и всякий раз замечать, как переживают люди, узнав значение слова, от которого произошла их фамилия. Опускают глаза, голову, втягивают ее в плечи, если это слово кажется им обидным. И, наоборот, распрямляются, горделиво посматривают на соседей, если фамилия кажется лестной. Чувствовалось, что они пытаются из фамилии вынести свою родословную, определить, кто были их предки и какими.

Однако фамилия очень и очень ненадежный источник информации для этого. Кто-нибудь из предков нынешних Сухоруковых действительно имел определенный физический недостаток, но другой мог быть просто неловким в каком-то деле и получить за это прозвище Сухорук. Третьего так могли назвать родители, хотя он и был совершенно нормальным здоровым ребенком. У нас 345 Некрасовых (8-е место). И что, все их предки по мужской линии были некрасивыми, безобразными? Да ничего подобного, может быть, совсем наоборот. Это родители назвали своего ребенка Некрасом, чтобы обмануть нечистую силу. На Некраса, Дурака, Сухорука, Гниду нечистая сила, полагали, не обзарится.

Таких охранительных имен было множество. Считали, что если назвать ребенка Медведем, Волком, то он вырастет таким же сильным, как эти звери — хозяева леса. Кроме того, при встрече медведь Медведя не тронет и волк Волка тоже (охранительные имена).

Мы мало знаем о психологии предков и о их мировоззрении, не можем смотреть на мир их глазами и поэтому «заставляем» их мыслить по-нынешнему, оцениваем их поведение нашими мерками. Назови сейчас кого-нибудь собакой, дубиной, свиньей, дело может дойти и до суда. А в те далекие времена эти прозвания носили и знатные люди. В XV веке князь Ярослав звался Свистун Неблагословенный, a еще был князь Василий Ушатый. Кто бы посмел назвать князя свистуном, если бы это прозвище было обидным? Очевидно, тогда многое было не так, как сейчас. В многолюдных княжеских семьях детям давали имена и прозвища, с нашей точки зрения нелестные: Тюфяк, Квашня, Жеребец, Кобыла. И в то же время среди людей низкого («подлого») звания было немало Князей, Царей, Королей, не говоря уж о Попах, Панах. И настоящие цари, князья, видимо, не были против этого.

Мы никогда не узнаем, было ли слово, от которого произошла наша фамилия, прозвищем, данным взрослому человеку за какой то признак, или это было имя. Что думали родители нашего далекого предка, о чем мечтали, какие надежды связывали с этим именем? И не зная всего этого, люди пытаются судить по фамилии о своих предках, гордятся ими или стыдятся. И это главная трудность в беседах о фамилиях, тем более, целого района, да еще родного. Тут дело имеешь с тысячами фамилий, и всегда есть опасность кого-нибудь обидеть. Ведь когда мы называем фамилию, скажем, Твердохлебов и поясняем, что твердохлебом в Архангельской губернии называли человека много пьющего, но твердо стоящего на ногах (не пьянеющего), мы тем самым задеваем конкретного человека, проживающего на такой-то улице, в доме № ... не спрося у него на то разрешения. А завтра знакомые, встретив его, будут спрашивать: «Ну, товарищ Твердохлебов, как самочувствие?», посмеиваясь многозначительно. Скажет ли он нам за это спасибо? В своих примерах постараюсь избегать фамилий, которые могут показаться обидными.

Да среди наших фамилий и нет уж очень-то обидных. В специальной литературе приводятся примеры мирских имен (охранительных) и похлеще: Бздячий, Бздюль, Бяка, Парша, Пердло, Пердун, Сором, Блуд, Бошко, Гнида, Говно, Гузка, Дерьмо, Калка (кал, грязь), Кобель, Кукиш, Сука, Титька, Херко... Сейчас редко можно встретить фамилии, образованные от подобных имен. После революции было разрешено обменять их на более благозвучные. Тогда же появились много новых Пушкиных, Лермонтовых и других известных фамилий.

3. Две формы


Выписал из огромного списка наших фамилий вот такие пары: Антон — Антонов, Бондарь — Бондарев, Глухарь — Глухарев, Казак — Казаков, Лесник — Лесников, Малюга — Малюгин, Обух — Обухов...

Всего таких пар набирается свыше 100. Это две формы русских фамилий. Первые в каждой паре (Орел, Петух, Пушкарь) представляют прозвищную, более древнюю по происхождению форму. Большинство наших фамилий прошло прозвищную стадию, развилось из нее, но некоторые по разным причинам задержались, остановились на ней. Эта форма нехарактерна для русских фамилий (в отличие от украинских и белорусских), их немного, они еще называются нестандартными фамилиями.


4. От внутрисемейных имен

Мы уже говорили, что наши предки в качестве домашнего имени для своего ребенка могли использовать любое известное слово, даже обидное, оскорбительное. Это имя могло перейти в уличное прозвище, а позднее в фамилию. Часто бывает невозможно определить с уверенностью, было ли это внутрисемейное имя или прозвище взрослого человека, данное за какой-то признак. Но были имена, которые человек мог получить, вероятней всего, в семье. Oт таких имен образовалось более ста фамилий (2500 носителей). Их можно разделить на следующие группы.

Отражающие отношение ребенка к родне (чей он?). Бабушкин, Бабошин, Батъкин, Братанов, Братухин, Братчиков, Вдовин, Внуков, Дедков, Дедюхин, Дядицин, Дядькин, Дядюшкин, Кокин (воспитанный крестной матерью, кокой), Кормильцев, Кандрашов (кандраш — родственник, братец).

Отношение родителей к ребенку (какой он?). Деткин (от детко, дитятко), Бажин, Баженов, Бажутин, Бажуков (последние 4 фамилии означают   «желанный»). Жданов, Лоскутов (в смысле «часть от целого, от семьи»). Любимов, Любимцев, Отрадов, Охоткин, Подмогов, Истомин, Милюков, Милютин (оба от слова «малый»). Собин, Собянин (от «собина» — собственный,  родной). Роднаев, Чайков (чайко — желанный, кого чаяли, ждали), Шмаков  (шмак, смак — вкус, вкусный, сладенький), Смирнов.

Последовательность рождения. Первухин, Первушин, Первенец, Первенцев, Вторушин, Вторых, Третьяк, Третьяков, Четвериков, Пятков,  Пятых, Шестаков, Семериков, Девяткин, Девятов, Девятых, Десятов, Поздеев, Позднин, Поздников, Ошурков, Поскребышев.

Время рождения. Вешняков (Вишняков), Веснин, Поярков, Пояринов, Пасхин, Субботин, Февралев,   Постников (крещенный в день Ивана Постника), Святкин.

Охранительные. Кроме упомянутых уже назовем Краденый, Нежданов, Нелюбин, Ненашев, Найденышев (Найденышин), Hexopoших, Нечаев (то же, что и Нежданов), Чертов, Ожгибесов.

Прочие. Прибытков, Хабаров (барыш, прибыль, удача), Одинцов (единственный ребенок или одинокий человек вообще), Пасынков, Привалихин, Привалов (зять, взятый в дом дочери), Двойник, Двойнишников.

Полагают, что к внутрисемейным именам (фамилиям) можно отнести образованные от названий явлений природы, сопутствующие рождению ребенка: Морозов, Морозков, Мороз, Пургин, Погодин, Теплов, Теплинин, Холодилин, Холодов, Дорогин, Золотухин (охранительное), Падерин (зимнее ненастье).

Бабаев, Бабкин, Бабиков, Бабин..., возможно, то же, что и Бабушкин, но могли произойти и от мужского имени Баба («Баба стрельник Иванов сын»). Фамилия Мамин, скорее всего, образовалась от древнерусского имени Мамон или церковного Мамонт (ударение на втором слоге).

Самые многочисленные из перечисленных фамилий (указано число носителей) Смирнов — 337, Шестаков — 143, Кардашин - 107, Бабушкин —103, Истомин — 102, Поздеев — 100, Третьяков — 90.

5. «Портрет»

В 400 с лишним фамилиях, каждые носят почти 7 тысяч человек, отразились физические и физиологические черты человека. Четыреста фамилий — это в прошлом 400 прозвищ, обозначавших примерно 40 признаков, по 10 прозвищ на каждый.

Даже если в деревне называлось десять человек с одинаковым признаком, спутать их было невозможно. Бугай, Булыга, Лом (больший, сильный), Бут, Гладкий, Гладыш, Тельный, Толстяк (полный, упитанный). Вспомним, что в те времена нередко случалось по несколько детей с одинаковым именем даже в одной семье, и станет ясно значение прозвищ.

Попробуем составить типичный портрет нашего предка. Не конкретного вашего или моего соседа (это невозможно), а обобщенного. Возьмем рост, цвет и форму волос, нос, губы. Думается, что прозвища, от которых образовались эти фамилии, не были символами, надеждой, мечтаниями, а давались по реальным признакам в отличие от таких, например, как Людмила, Любомир, Булат (металл, твердость, оружие), Дуб (могучий, крепкий, долговечный), Дубина (то же, что и дуб, а еще боевое оружие), Дунай — одно из древнейших славянских имен, связанное с культом реки. (Дунаем славяне называли любую быструю и полноводную реку). Прибыток, Хабар (прибыток, барыш, удача). Вспомним еще раз охранительные имена (Некрас, Нелюб, Ненаш). Таких примеров можно привести тысячи.

Ну, а рост, цвет волос или форма губ, носа? На что могли надеяться родители, давая своему белоголовому сыну имя Рыжка, Рыжик (или наоборот)? Мне не  приходилось встречать в литературе сведений о том, что у наших предков существовал культ определенного цвета волос, роста, больших губ и т. п. Скорее всего,  Рыжка и был рыжим, Беляк, Белян — белоголовым, Русак — русым, Бурей, Бурец — темноволосым, Носач — большеносым, Губан — с большими губaми и т. п. Итак, о чем же рассказывают фамилии?

Рост

Высокий — 11 фамилий, 200 носителей.

Низкорослый — 23 фамилии, 650 носителей их.

Явное большинство низкорослых. Тут возможны два возражения. Иногда могли в шутку и очень крупного человека назвать Малышом, Малыгой, Малютой. Но это не изменяет обшей картины. Второе: Малухой, Меньшиком, Малышом часто называют маленького ребенка, а не взрослого человека за малый рост.

Давайте рассуждать. Каждого из нас когда-то называли ласково малыш, малышок. А за многими ли это прозвище закрепилось на всю жизнь? Я таких случаев не припомню. Тем более этого не могло быть в далекие времена, когда в семье бывало по 10—15 детей, каждый год рождалось по малышу. Это ненадежный признак, переходящий каждый год на нового ребенка.

Другое дело, если в семье было по несколько детей с одинаковыми
именами. Васка Большак, да Васка Меншик, Федка Старшой да Федка Малуха. Эти прозвища из внутрисемейных могли переходить в уличные, а позднее в фамилии. Но тогда Большаковых и Старшовых должно быть хотя бы примерно столько же, сколько фамилий противоположного значения. А не получается. У нас Большаковых 16, Стартовых — 4, а фамилии противоположного значения носят 650 человек (одних Мальцевых 307).
И не только у нас. В Ачите, например, это соотношение (Большаковых и Старшовых) равно 0 к 25. В Свердловске (судя по телефонному справочнику) — 14 к 107, в Малой Советской Энциклопедии — 1 к 9.

Это можно объяснить только тем, что прозвища Малый, Малыш, Малец, Малюга, Малыга, Малюта, Малух, Меншик давались чаще не за малый возраст, а за малый рост. Добавим еще Карла (карлик), Вандыш, Тебенек, Цыба, Карбыш... Ну, и до чего же мы договорились? Получается, что большинство наших предков было низкорослыми? Совсем наоборот.

Вспомним, что норма (признак большинства) никогда не отмечается прозвищем. Нет прозвища, означающего человека с чистым, здоровым лицом, но есть Заруба, Резан, Рубец (со шрамом); Рябой, Рябец, Шадра, Шорох, Шарыга, Деряба (со следами оспы), Угрей (угреватый). Нет прозвища Правша, но есть Левшак, Леваш, Шульга, Шулепа. Так и перечисленныевыше прозвища со значением «малый»,         маленький отмечали отклонения от нормы. Но и очень высокие отмечались прозвищами Долгий, Долган, Рында...

Волосы

Нет фамилий, означающих длинные, прямые волосы, но есть Кудрины, Кудряшовы, Кудреватых, Кудрявцевы, Кудряковы, Стриженовы, Стригановы (короткостриженый).

По цвету на первом месте стоят рыжеволосые (350 человек), большинство из них Рыжковы (101), кроме них Черемновы, Красновы, Рудаковы, Рудневы, Рудных, Чалый, Чалов (рыжий с проседью). К этой же группе относятся фамилии Огнев, Жаров, Жарков, Жаринов.

Второе место занимают «темноволосые» (16 фамилий, 263 носителя). Далее идут «белоголовые», из них на первом месте Беляевы (60 человек). Меньше всего «русоволосых» (норма) 3 фамилии, 21 носитель: Русак, Русаков, Русанов.

Губы

7 фамилий, две нейтральные (Губин и Губинов), остальные означают «толстогубые». Нет совсем «тонких губ» (очевидно, их было большинство, норма).

Нос

4 фамилии (150 носителей, из них одна нейтральная Носов), oстальные означают большой шишкообразный нос или с широкими ноздрями.

Что же получилось? Большинство наших предков были высокими, стройными, со светлыми прямыми волосами, прямым носом, тонкими губами.   Получился портрет типичного представителя северной ветви европеоидной расы, к которой относились наши предки. (Позже будет подтверждено это  другими фамилиями).

Мало сведений о глазах. Больше всего Глазковых (37), но эта фамилия нейтральна. Остальные означают скорее черты характера: Глазырин, Двоеглазов
(очень наблюдательный, внимательный, зоркий).

Приведу словарик других фамилий.

Бехтерев — неповоротливый, тяжеловесный.

Булыгин — большой, «глыба».

Вершинин — высокий, худой.

Домнинов — большой, грузный.

Колбин — кругленький, толстенький (одного корня со словом колобок).

Закомлистов. Закомлистое дерево (бревно) с толстым комлем и очень тонкой вершиной.

Карбышев — низенький, но плотный.

Корепанов — рябой.

Kapтaшов — картавый.

Koчуpa, Кочуров - рослый.

Кочемазов — смуглый

Плещев (Плещеев) — плечистый (то же, что и Плечев).

Стамиков, Стамик — поставленный прямо, вертикально.

Черенков — высокий, худой.

Чечулин — крупный, здоровый.

Чинов — худой, тощий.

Шитов, Шитиков — рябой.

Щербак, Щербаков — лишенный одного или нескольких зубов.

Шавлов — шепелявый, картавый.

Черябин — рябой.

Швыркаев. Швыркать — сопеть, фыркать.

Измоденов – изможденный.

Кондовин — крепкий, здоровый (кондовый лес).

Расшифровка других фамилий либо не представляет трудностей (например, Бледнов, Бровкин, Мигунов, Карнаухов), либо может показаться обидной. О них говорить не: буду.

6. «Черты характера»

Примерно 360 фамилий произошли от названия черт характера, их носят 4 тысячи человек. Приблизительно потому, что многие из них могли иметь двоякое происхождение. Например, фамилия Гордеев могла произойти от прозвища Гордей (гордый, горделивый) и от церковных имен Гордий, Гордиан. Казак мог не иметь никакого отношения к казачеству. В Архангельской губерния так называли наёмного работника, а в других местах — бойкого, удалого человека (характер). Прозвище Медведь могли дать и взрослому человеку за какие-то черты характера, но оно могло произойти и от имени Михаил, или оно могло быть внутрисемейным, охранительным.

В этой группе вообще очень много фамилий, образованных от прозвищных, отражавших не действительные черты характера людей, а мнимые. Даже очень нелестное, неблагозвучное, обидное с нашей точки зрения имя, могли дать родители своему любимому ребенку. Отличить желаемое от действительного невозможно. Пытаться по фамилиям определить, кто из предков был плохим, а кто хорошим, добрым или злым, смелым, храбрым или трусливым — пустая затея. Ограничимся словариком.

Ахидов  — злой,  завистливый.

Багрецов — вспыльчивый, кто быстро багровеет от гнева.

Баев — говорун, рассказчик.

Бахирев — говорун, любитель прихвастнуть.

Блаженков — счастливый.

Брындин — обидчивый.

Бузилов — драчун, забияка.

Булгаков—  суматошный, беспокойный.

Булычев — плутоватый.

Бyньков — спесивый, гордый.

Бycлaeв — гуляка, разбитной.

Буторин — быстро, непонятно говорит.

Бутузов — упрямец, неслух.

Бывалъцев — опытный, бывалый.

Вальнев — одного корня со словом увалень — неповоротливый.

Варганов — небрежный в делах.

Вергазов — тараторка.

Верещагин — говорун, болтун.

Верзаков, Варзаков — дурить, шалить, делать плохо, кое-как.

Ворошилов — бойкий, непоседливый.

Веньгин — плакса.

Гаркунов  — крикун.

Горчаков — язвительный.

Глумов — насмешник.

Гучков — то же, что и Гудков.

Додонов — неуклюжий, нескладный.

Дрокин —  балованный, капризный.

Жигалов — зачинщик, заводила.

Жихарев — удалой, смелый, весёлый.

Завардин — шутник.

Забродин — бродяга, заводила.

Завьялов — вялый, медлительный.

Замятин — замята — волнение, смута, смутьян.

Зворыгин — вспыльчивый.

Звягин — крикун, плакса, брюзга.

Зуев — подвижный, суетливый.

Катырев — удалый, продувной.

Козырев — важный, надменный.

Копылов — гордый, упрямый.    

Koкoрев, Кокорин — упрямый, тяжелого, поперечного xapактера.

Кропанев — тот, кто кропает, работает дурно, неумеючи.

Косогоров — тот, кто строит козни, задирается, поперечный.

Кубарев — стремительный, подвижный.

Леденев — холодный, бесстрастный.

Лезин — бойкий, ловкий.

Ляпунов — от слова ляпать, делать кое-как (тяп-ляп).

Можаев — умелый, сильный, важный.

Мандрыгнн — тяжелого нрава, докучливый.

Мичурин — угрюмый, молчаливый.

Михрюков, Михряков — неловкий, неуклюжий.

Мичканов  —  драчун.

Неклюдов —  неуклюжий.

Полежаев — ленивый.

Полетаев — проворный, быстрый.

Паратов — бойкий, сильный, быстрый.

Порываев — беспокойный, порывистый.

Потемкин — скрытный.       

Поторочин — пострел, выскочка.

Пижин, Пыжин, Пыжьянов — важный, напыщенный.

Прокудин — проказник, шалун.

Рожнов — упрямый, безрассудный (тот, кто лезет на рожон).

Сгибнев — угодливый.

Стародумов — тот, кто держится за старые обычаи, почитает их.

Суворин — суровый, нелюдимый.

Сутырин —  то же, что и Сутягин.

Таланов — удачливый, счастливый.

Угарин — удалец, сорванец.

Хохрин, Хохряков  — тот,  кто  хохрится.

Хижняков — хищник.

Челноков — шустрый, пронырливый.

Чернобаев — плохо говорящий (сравни с «краснобай»).

Чуканов — щеголь.

Шалаев, Шалин — шалый, шальной, сорвиголова.

Шеметов — тот, кто занимается пустяками, суетится попусту.

Шереметьев — грубый, вспыльчивый.

Щапов — щеголь, франт.

Щелкунов — пустобай.

Уморин — то же, что и Смехов.

Шабуров — шумливый, буян.

Шкутов — смешной, смешливый, хохотун.

По причине экономии места в словарике пропущены прозвища и другие слова, от которых произошли фамилии. Понятно, что не Полежаев ленивый, а человек по прозвищу Полежай, тот, кто любит полежать, поспать. Правильнее было бы вот так.

Растопин, Растопа — то же, что и растяпа.

Чеченев. Чечениться — ломаться, чваниться, капризничать, привередничать.

Шабунин. Шабунить, шабунять — подшучивать, подсмеивать. Шабуня — насмешник.

7. «Звериные», «рыбьи», «птичьи»

Пять с половиной тысяч человек носят (или носили) 262 фамилии, образованные от 156 названий животных и растений или созвучные с ними. Эти фамилии давно являются для меня загадкой. Похоже, предки, давая имена и прозвища, предпочитали одних животных и растений, были равнодушны к другим и забывали о третьих, хотя, конечно же, знали их. Это видно из таблицы. Первая цифровая графа — количество фамилий, вторая — их носителей, третья — названий:

Млекопитающие 74 1867 33
Птицы 98 2150 63
Другие животные 17 614 11
Растения 52 432 34

 

Такая же картина наблюдается и внутри каждой подгруппы (среди («звериных», «птичьих», «рыбьих»… фамилий). Разброс в частоте «употребления» названий огромен, от полного отсутствия до нескольких сотен. Чем объяснить такую избирательность предков?

Может быть, играло роль хозяйственное значение тех или иных растений и животных? Не получается. Птицеводство всегда играло подсобную роль по сравнению со скотоводством, земледелием, рыболовством. Однако «птичьи» фамилии преобладают, как это ясно видно из таблицы, по всем показателям. И не только у нас. Во всяком случае, так было в Свердловске (судя по телефонному справочнику), в дореволюционном Петербурге, Костромской, Ярославской, Калужской, Симбирской, Самарской губерниях.

Еще примеры. Гусевых у нас в 3 раза меньше, чем Галкиных (150), Журавлевых (220), Орловых (148), Тетеревковых (119), а Глухаревых — только 3, Перепелкиных — 2, Уткиных — 30. Зайковых и Зайцевых — в 8 раз больше, чем Лисициных, Лисиных, Лисенковых вместе взятых. Волковых — 253, а Коровиных и Коровкиных — только 10. Одних Лещевых чуть меньше, чем всех носителей остальных «рыбьих» фамилий. Добавим еще 248 Комаровых, 138 Змеевых.

Та же картина наблюдается и среди «растительных» фамилий. 24 фамилии произошли от названий диких растений (258 носителей) и только 10 — от культурных (173).

По-видимому, выбор предков определялся не хозяйственным значением животных и растений, а чем-то иным. Чем? Пока не знаю. Ясно только, что одни животные и растения были более любимыми (за что?), другие — менее. Возможно, в разных местностях они были разными.

Только условно в эту группу можно включить фамилии Петухов и Карпов, так как они могли образоваться не только от названий животных, но и от личных церковных имен Петр (вернее, от его формы) и Карп.

Нередко случалось и так, что тот, кто придумывал имя или прозвище, вовсе не выбирал его из названий животных, не думал в тот момент о них, даже мог и не знать их вовсе. И, тем не менее, человек получал, скажем, «птичье» имя или прозвище, но не по названию птицы, а по тому же признаку, что и она. Например, Грач и грач (крикливый, оглушающий криком), Галка и галка (чернушка), Глухарь и глухарь, Рябчик, Рябец (со следами оспы на липе, рябой) и рябчик, рябец.

А вот за что человека могли прозвать Ласточкой, Воробьем, Синицей, можно только гадать.

Приведем названия некоторых животных, от которых произошли наши фамилии. Вепрь — дикий кабан, корсак — степная лисица, пороз — кабан, секач — самец дикого кабана, гоголь — птица из семейства утиных, загоска — кукушка, зуй - мелкий куличек, карга — ворона, кобец, кобчик — мелкий сокол, кокот, кочет, кочеток — петух, костогрыз - птица дубонос, коростель — птица из семейства пастушковых, плиска — трясогузка, потна — то же, что и птица, ронжа — сойка, ремез - один из видов синиц, сарыч — ястреб, скопа — хищная птица, стерх — белый журавль (занесен в «Красную книгу» мира), цивиль, чивиль — воробей, щур — птица семейства вьюрковых, бухара (ударение на втором слоге) — собирательное название мелких насекомых, гнус.

8. Что ели пра… пра… пра…

Более 50 видов кушаний и напитков, судя по 72 фамилиям. 32 мучных и крупяных (35 фамилий, 672 носителя). Жидкие блюда, включал мучные, крупяные (6 фамилий, 118 носителей). Больше всего Кулешовых (122), Шаньгиных (33), Кашиных (83), Киселевых (65).

Животная пища: колбаса, масло, молоко, сметана, простокваша, сыры, сало (7 фамилий, 52 носителя).

Питье: брага, мед, медок, сусло. Брагиных 42, Сусловых — 25. Добавим овощи, ягоды, фрукты — 16 названий, 20 фамилий. Чесноковы — 51, Редькины — 40, Капустины — 16.

Дополнительные сведения дают фамилии, образованные от названий
«кулинарных» профессий. Нет фамилий от слов вино, водка, пиво, мясо, пряник, хлеб, но есть Винокуровы, Пивоваровы, Мясниковы, Хлебниковы. Нет фамилий от названий рыбных блюд (разве что Ухин), но есть Рыбаковы, Рыбалевы, Рыбниковы (рыбник — торговец рыбой или любитель поесть ее), Стерляжниковы.

Забытые кушания и названия:

Алабуши, алабушки, алябы — аладушки, блинчики, пирожки.

Басман — тесненый, печатный хлеб.

Бебеня  — род кулаги.

Бурдук — мучная болтушка.

Варенец — квашеное топленое молоко; пресное, вареное тесто

Груца — ячневая каша.

Кавардак — окрошка с капустой, луком и толчеными сухарями; плохая, безвкусная стряпня.

Корсун — лепешка из толченой черемухи или из черемуховой муки.

Кулага — пареное соложеное тесто (иногда с калиной).

Кулеш — кашица, размазенька заварного рода

Преснец, преснуха — лепешка из ячневой муки с творогом.

Присмак — лакомство, заедка.

Просвира, проскура — церковный обрядовый хлебец.

Репня — репная каша или похлебка. От этого названия произошла фамилия Репнин, а Репин — от «репа».

Саломата, саламата — то же, что и кулеш или разновидность ее.

Тюря — крошеный хлеб и лук в квасе либо в воде с постным маслом.

Челпан — большая коврига хлеба

Шулак — корж из сухих лепешек.

9. «Профессиональные»

Если бы красноуфимцам удалось возродить все то, что, судя по фамилиям, умели их предки! 240 специальностей, как теперь говорят! Огромная армия работников численностью почти 7 тысяч человек, не считая детей моложе 16 лет.

По числу фамилий на первом месте стоят «кулинары» (21 фамилия), за ними идут «металлисты» (18), специалисты «лошадиные», «церковные», «управленцы», «лесные», «швейники», «гончары», «скорняки», «кожевенники»...

Но по числу работников на первом месте стояли бы специалисты по обработке металлов. Одних Кузнецовых 973, да Серебренниковых 283.

15 «профессиональных» фамилий входят в первую сотню самых у нас распространенных (в скобках указан их порядковый, номер в общем списке). Кузнецов 973 (1), Серебренников 283 (14), Крашенинников 245 (21), Могильников 209 (32), Пастухов 284 (34), Пономарев 196 (36), Кобяков 174 (44), Овчинников 168 (50), Мельников 152 (60—62), Черепанов 150 (64—66), Торгашов 142 (73—74), Коробейников, Токарев 135 (80—82), Санников 134 (84), Дьяков 134 (84).

В обширном списке нет специалистов по производству сельскохозяйственной продукции — их не было во времена, когда зарождались фамилии. Сельское хозяйство было полунатуральным, каждая крестьянская семья производила все, что ей было необходимо, что было возможно в местных природных условиях и что диктовалось необходимостью севооборотов.

Другое дело переработка и продажа сельхозпродуктов или ремесла, обслуживающие крестьянина. Тут есть мельники, хлебники, житники, мясники, забойщики скота, молочники, кузнецы, пастухи...

Забытые ремесла и названия

Барышник — перекупщик, мелкий торговец.

Баскак — сборщик податей.

Бердник — мастер, изготовляющий детали для ткацкого станка (берда, по-другому — гребни).

Бронник — оружейник.

Быкодор (быкодер) — забойщик скота.

Воротник (ударение на втором слоге) — привратник, сторож у ворот.

Гребенщик — мастер, изготовляющий детали ткацкого станка, или гребни дли расчесывания волос.

Дьяк — чиновник допетровской Руси.

Дьякон — священнослужитель.

Дьячок — служащий при церкви, не посвященный в сан.

Епанешник — портной, шьющий епанчи (широкий безрукавый плащ).

Житник — торговец зерном (житом).

Кобяк — знахарь, гадатель. (Кобение — гадание по птицам).

Коваль  —  кузнец.

Ковешник. Ковец — металлический ларец (кованый). Ковешник — мастер, их изготовляющий.

Корзник. Корзно — ткань и изделия из нее.

Колыгал — торговец лошадьми.

Кошкары. Кошник — промышляющий шкурами кошек. (Не путать с кокшаром)

Ключар — эконом в монастыре, церкви.

Кравец — пopтнoй.

Кунщик — сборщик податей,

Кушнер, кушнарь — скорняк

Ладейщик — владелец ладьи, кормщик

Маклак — перекупщик.

Межак  —  землемер.

Мелец — тот, кто мелет на ручной мельнице.

Мирошник — мельник.

Постовал, пустовал — мастер, изготовляющий шерстяные покрывала — полсти (правильно полстовал).

Прудник — мельник.

Рудник  —  рудокоп.

Скорняк —  тот, кто выделывает шкуры,  овчины (скура — шкура),

Старовойт — сельский староста.

Тиун — сельский судья, приказчик, управитель.

Трапезник — церковный сторож, звонарь.

Чтенец — тот, в чьи обязанности входит чтение вслух (например, в церкви).

Ярыга — низкий полицейский чин.

Шняка — кормщик, весельник.

Читатель, возможно, заметил, что, увлекшись мечтаниями («если б красноуфимцам удалось возродить всё, что, судя по фамилиям, умели их предки»...), мы допустили вольность, неточность.. — всех предков посчитали специалистами только потому, что их потомки носят «профессиональные» фамилии. На самом деле было не так.

Какая-то часть предков (быть можeт, большая) действительно получила прозвища по роду занятий, но остальные могли получить их по другим причинам. Предки не всех Поповых были служителями церкви, было и личное имя Поп. И еще могло быть несколько причин, по которым человек мог получить такое прозвище, то же самое Торгаш, Рыбник (торговец рыбой и любитель ее) и так далее.

В этом смысле давней моей загадкой, является фамилия Серебренников. То, что серебренник (серебряк) — серебряных дел мастер, специалист по серебрению, общеизвестно. Но ведь это ремесло было сравнительно редким (ювелир!), а фамилия Серебренников довольно многочисленна и не только у нас Серебренниковых гораздо больше, чем, например, Мельниковых, Масленниковых, Торгашовых, Сапожниковых. Это можно объяснить только тем, что слово «серебренник» имело (или имеет) не сколько значений. Каких? Не знаю, словари об этом молчат. Ясно только, что многочисленность фамилии объясняется слиянием нескольких источников происхождения.

Примером такого сложения может служить фамилия Крашенинников (245 носителей). Крашенина — это грубое крестьянское полотно или изделия из него. Крашенинник — мастер по изготовлению того или другого. Но крашенинником называли и того, кто красил, раскрашивал ткани.

Поэтому, если быть точным, сегодняшний выпуск надо бы озаглавить «Фамилии, образованные от слов, означающих род занятий». Но такой заголовок годится, скорее, для научной статьи, а не для газетной.

10. «Социальные»

Примерно в 80 фамилиях отразилось социальное положение предков. Примерно потому, что не всегда легко эти фамилии отличить от «производственных». Например, фамилия Половников. Половником в Архангельской и Вологодской губерниях называли крестьянина, который за аренду земля платил половину урожая. По роду занятий он земледелец, но прозвище получил за социальное положение.

Полевщиков. Полевщик - тот, кто арендовал земли для пастьбы скота или для прогона больших гуртов. По роду занятий он скотовод, а прозвище социальное.

Мехоношин. Мехоношами в старину называла царских, княжеских, боярских слуг, которые носили за своими господами их меховые одежды, ухаживали за ними, берегли. Но много ли было таких мехонош? А фамилия Мехоношин в некоторых местностях довольно распространенная (у нас Мехоношиных 15 человек). От слова «мех» произошло слово «мешок» (ср. смех—смешок, слух—слушок, пух—пушок). Мехоноша, следовательно, тот, кто перетаскивает мешки (грузчик), или тот, кто бродит по свету с мешком (мешочник, нищий — социальное прозвище).

В эту группу входят и фамилии, в основе которых лежит слово «голый» (в смысле бедный), Неустроев, Безуглов, Новожилов (то же, что и Новоселов), Непомнящий, Новокрещенов, Огорелков, Погорелов и другие, не требующие пояснений.

Сюда же нужно отнести фамилии, образованные от женских прозвищ. В них отразилась подчиненная роль женщины по отношению к мужчине. Это очень ярко проявилось в ничтожно малом количестве таких фамилий и их носителей (16 и 263). Напомню, что всего в наших краях насчитывается четыре с половиной тысячи русских фамилий и свыше 70 тысяч их носителей. Для ясности, о чем идет речь, приведу примеры. Солдатов — Солдаткин, Татаринов — Татаркин, Хохлов — Хохолкин, Семенов — Семенчихин (Семенчиха — жена Семена). Первая из каждой пары образована от мужского прозвища, вторая — от женского.

Фамилии могла произойти от женских прозвищ, по-видимому, в трех случаях: 1. Рождение и воспитание детей вне брака, 2. Вдова становится хозяйкой в доме. 3. Жена при живом муже главенствует в доме.

Словарик прозвищ

Бобыль — одинокий, бедный крестьянин.

Болдырь — ребенок от смешанного брака.

Голдоба — бедный, нищий.

Бондура — разведенная  жена. Бондур — разведенный муж.

Бачура — богатый, могущественный.

Земец — землевладелец.

Новокшоный — то же, что и Новокрещенный, то есть принявший новую, православную веру.

Нужа (ударение на первый слог) — нужда, бедность.

Перевезенец — переселенец.

Сведенец — крестьянин, сведенный с земли (т. е. лишенный ее).

Приданник — прислуга, отдаваемая за дочерью в числе приданого.

Привал — зять, взятый в дом дочери.

Удова — вдова

Усыня — тот, кого сыновили.

11. Откуда они пришли

По некоторым фамилиям можно определить, где проживал предок, где получил прозвище, откуда пошла фамилия. Это, прежде всего, образованные от прозвищ по названию местности («географические»). Таких фамилий 260 (3430 носителей). Их можно разделить на 4 группы.

 Произошли от названий населенных пунктов, точнее, по названию
жителей, рек, в прошлом значительных, ныне исчезнувших.

 От названий мeст существующих, но маленьких, неизвестных.

 От названий, которые распространены повсеместно: Богородск, Благодатск, Покровское... (по церковным праздникам), Белое Озеро, Красный Яр, Романово, Андреево, Васино и т. п.

Понятно, что определить, где находится (находился) такой населенный пункт, откуда пошла фамилия, очень трудно, но возможно.

4. Это группа фамилий, которые произошли от названий жителей ныне крупных населенных пунктов, рек, народностей, этнических групп. Таких  фамилий у нас 170, их носят 2140 человек.

Эти фамилии говорят о том, что в наших краях проживают потомки тюменцев, уфимцев, астраханцев, смоленцев, новгородцев, архангельцев, вологжан (вологодцев), костромичей, москвичей, брянцев,  казанцев,  сарапульцев, калужан, туляков, суздальцев, чердынцев, ярославцев, кунгурцев, пермяков, вотяков, мещеряков, зырян.

Предки других проживали в Башкирии, Чувашии, Мордовии, Черкасах (правый берег Днепра), Молдавии, Литве, Латвии, Польше. По рекам Катунь, Тура, Чусовая, Обва, Вятка, Вохмь, Ветлуга, Вычегда, Коншеньга, Мезень, Сухона, Вага, Сысола, Юг, Нева, Печора, Дон, Двина. Из этих 170 фамилий 70 произошли от названий местностей, расположенных в треугольнике Пермь — Москва — Архангельск, их носят 1340 человек.

Это еще раз подтверждает, что заселение нашего края русскими происходило главным образом с севера России. Наиболее распространенные у нас «географические» фамилии — Башкирцевы (250), Мезенцевы (216), Белослудцевы (120). Все они вошли в первую сотню (19, 30 и 98 места соответственно). Приведем словарик названий жителей, от которых произошли некоторые наши фамилии.

Белослудец. Слудка — крутой, глинистый берег реки. Семь названий населенных пунктов со словом Слудка есть в Пермской области.

Ваган, важеня, важинец. От названий реки Вага (приток Северной Двины).

Воть — вотяк, старое название удмуртов.

Вохминец, вохмяк — житель реки Вохмы (приток Ветлуги).

Ветлуга — от одноименной реки (левый приток Волги).

Велижанин — от Велиж (город в Смоленской области).

Вычужанин - по реке Вычегда (правый приток Северной Двины).   

Вятка, вятчанин, вятник — по реке Вятке.

Калмогор — от Xoлмогоры (Архангельской области).

Кокшар - с берегов реки Кокшеньги, из Кокшарской волости (Архангельская губерния).

Карачинец - житель воронежского села Верхний Карачан или города Корочи Белгородской области.

Москаль. Так на Украине называют русских.

Мезенец, мезеня, мизеня, мизяк, мизя — от названия реки Мезень.

Мещеряки — народности тюркской языковой группы.

Обвинец. Обва — приток Камы.

Сухонец, сушонец, сушенец — по реке Сухоне.

Сысолятин — житель реки Сысолы (левый приток Вычегды),

Угрин — по реке Угре (Смоленская, Калужская области), по названию племени.

Усолец — житель Соли Камской (Пермской губернии).

Устюг, Устюжанин — житель Устюга (Усть-Юга).

Черкас — житель правобережья Днепра.

Чусовитин - с реки Чусовой.  

Юг, юган, южан, южанин — житель реки Юг (Вологодская область).

Из разных мест пришли фамилий Братанов, Братухин, Братчиков. Где-то ребенка назовут Смирной, а в другом месте Тихой, Тихоня, Тихон. Ширша — тот, у кого плечи «ширше», чем у других (Архангельская, Вологодская области). В других местах такого же человека назовут ширяй, мельник, мирошник (южн.), прудник (запад). Повар, кухарь (южн.). Портной, швец, шваль. Пчеловод, пчелинец, бортник. Таких примеров, когда за один и тот же признак в разных местностях дают разные прозвища, можно привести множество. Географичны почти все «кулинарные» фамилии.

Пустовалов, Постовалов — эти фамилии зародились на Дону. Правильно было бы Полстовалов. Полстовал — мастер, изготовляющий валяные шерстяные покрывала, полсти.

Грибов, Грибков, Грибанов. Казалось бы, можно быть уверенным, что три этих фамилии произошли от слова гриб в нашем понимании, его значения (через прозвище, конечно). Однако в двух последних смущает суффикс, и не напрасно. Оказывается, во владимирских, новгородских, псковских говорах есть глаголы грибиться, грибаться, грибаниться — «морщиться лицом, дуть губы, корчить рожи» (В. Даль).

Грибастый, грибанистый означает губастый, губан, а грибак — тот, кто грибится (морщится, дуется, выпячивает губы). Следовательно, фамилии Грибаков, Грибанов родственны фамилиям Губанов, Губарев. И, конечно же, Губин? А вот последняя вовсе необязательно. Губы ведь не только часть лица, но и грибы, за которыми мы ходим в лес. Губа — один гриб, Губин, возможно, то же, что и Грибов.

Интересна в этом смысле фамилий Хмарских. Основа у нее, несомненно, украинская или южнорусская (хмара - облако, туча), суффикс «cк» она могла получить там же, он географический. Первоначально было Хмарский. А вот фамилии с окончанием «их» характерны для русского Севера (Архангельская, Вологодская области), оттуда они распространились на Увал и Сибирь. Таких фамилий (на «их») в нашем районе около 90, их носят 730 человек.

Заканчиваю рассказ о русских фамилиях Красноуфимского района. Отобрал для него самое, на мой взгляд, интересное из того, что удалось собрать и обработать за многие годы. Хотелось показать, что фамилии — это энциклопедия историй, быта народа, кладовая богатства его языка. Надо собирать и хранить это богатство. Хорошо бы проделать подобную работу по каждому населённому пункту. Собрать все фамилии, указать численность их носителей, включая и малых детей. Тогда можно было бы выявить внутрирайонную географию каждой из них. Кузнецовых у нас более тысячи, много их в Александровском, это одна из самых старых, коренных александровских фамилий. А сколько их там? Какая часть от общего числа? Где еще их много? Таких сведений, насколько мне известно, нет.

Далее выяснить, какие самые распространенные фамилии были в прошлом, если другие, то почему произошло уменьшение их численности. Какие фамилия появились недавно и откуда. Есть ли у жителей населенного пункта, кроме паспортных фамилий, еще и уличные (семейные прозвища), переписать, указать происхождение их.

Понятно, что одному по всем населенным пунктам такую работу не осилить. Признаюсь, что согласился на публикацию своего материала с надеждой, что в каждом населенном пункте окажется хотя бы один человек, который заинтересуется этой работой и сделает ее. Может, кто-нибудь расскажет о происхождении татарских, башкирских, марийских фамилий. Надеюсь, что в газете закрепятся новый раздел «Наши фамилии». Желаю успехов!

Л. ЗЕЛЕНЦОВ, краевед.

Зеленцов Л. С. Наши фамилии// Вперед. - Красноуфимск, 1991. - 16 окт. - С. 3; 17 окт. - С. 3; 18 окт. - С. 3; 19 окт. - С. 3; 22 окт. - С. 3; 25 окт. - С. 3; 29 окт.- С. 3; 5 нояб. - С. 3; 6 нояб. - С. 3; 13 нояб. - С. 3.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube