Улица Куйбышева

 
 
ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Первое название - Почтовая - может означать лишь то, что на этой улице когда-то была почтовая контора. Но, просмотрев в архиве сотни документов, относящихся к первым послереволюционным годам, журналы земского уездного собрания за 1874-1916 годы, я не нашел упоминания об этом. Упоминалась почтовая контора на Троицкой, на Большой Гостиной, а на Почтовой - нет. И нет здания, в котором когда-то могла размещаться почта. Все здания дореволюционной постройки до улицы Интернациональной сохранились до сего времени, можно сказать, в неизменном виде, но они принадлежали частным лицам, а не городскому обществу, и были жилыми или торговыми помещениями.. Предполагаю, что очень давно почтовая контора была на этой улице, но потом ее перевели в другое место, дом сломали или продали, аназвание осталось.

На всех улицах города тогда и теперь, если встать лицом в сторону увеличения номеров, нечетная сторона будет слева, четная - справа. А вот на Почтовой было наоборот - №№2 и 6 слева, 3, 5, 7 - справа, по крайней мере, так было до Ильинской (Интернациональной). Поэтому рассчитать старые номера удалось только до этой улицы, да и то не для всех домов.

Выйдем на перекресток улиц Куйбышева и Пролетарской, встанем лицом к Уфе, уберем мысленно две трубы котельных, оставим то, что теперь используют, как склады, и перед нами предстанет Гостиная (торговая, базарная коммунальная) площадь. Построилась она от церковной ограды до Уфы и от нынешней четной стороны улицы Куйбышева до нечетной Соболевской (Советской). В центре площади - Большой гостиный ряд, принадлежащий городскому обществу, специально построенный в 80-е годы прошлого столетия.

Внутри это помещение было поделено на торговые ряды, сдававшиеся в аренду (самые дорогие). Снаружи, по всему периметру здания, шли крытые торговые места (навесы), но большинство торговых мест было под открытым небом. Похоже, в аренду сдавалась едва ли не каждая квадратная сажень базарной площади. Судя по документам, только крытых торговых мест было более 150.

Другой торговый ряд, но частный, тянулся от Большой Гостиной улицы (Пролетарской) до Уфы (теперь четная сторона улицы Куйбышева). Все эти помещения были частью огромной усадьбы Н. В. Краева, промышленника, крупного оптового торговца сахаром и чаем. Разумеется, не пренебрегал он и мелкой торговлей. В усадьбе было 4 дома. Под №1 числился угловой двухэтажный полукаменный (теперь Пролетарская, 89), верх - жилой, низ - торговые помещения. Каменные корпуса пивоваренного завода, склады, 12 конюшен, завозня (сарай для экипажей, торговые и людские помещения).

 Не уходя с Пролетарской, повернемся спиной к реке. Тогда слева и впереди окажется двухэтажное каменное здание - бывший дом купца Загвязинского. Этот дом в плане (вид сверху) похож был на огромный ключ. То, что перед нами, - ручка прямоугольной формы, а «головка» ключа выходила на Троицкую улицу (дом №61 - теперь Ленина, 89). Внутри «ключа» два изолированных друг от друга двора. Хозяева, очевидно, жили в доме, выходящем на Троицкую. Низ дома был занят магазинами, остальная площадь - людскими и производственными помещениями, в частности колбасной.

Угловой полукаменный двухэтажный дом (Почтовая, 6 и Троицкая, 59. ныне Куйбышева, 13 и Ленина, 87) по одним документам принадлежал тому же Загвязинскому, по другим (примерно того же времени) - купцу Е. М.Серебренникову. Верх - жилой, хозяйский, низ - магазины.

Большой угловой двухэтажный полукаменный дом (Почтовая, 8 и Троицкая, 64, ныне Куйбышева, 15 и Ленина, 82) принадлежал купцу Серебренникову.

Угол улиц Почтовой, 10 и Никольской, 71 (ныне - Куйбышева, 19 и Интернациональная, 95) - военкомат. Это деревянное здание - бывший дом А. М. Кислякова, владельца Саранинского завода.

Почтовая, 3 и Б. Гостиная, 62 - это большой угловой двухэтажный каменный дом купчихи Вахитовой.

Почтовая, 5 (ныне Куйбышева, 16) - двухэтажный полукаменный дом купцов Ярославцевых. Между этими домами было еще два, но без номеров - одноэтажный, примыкавший к дому №3, и кирпичный двухэтажный, отделенный от дома №5 палисадником. Судя по документам, одноэтажный дом принадлежал компании «Зингер», а двухэтажный почему-то не упоминается ни одном документе, с которым мне приходилось иметь дело. Загадка. Теперь эти здания числятся под №№12 и 114 (одноэтажный достроен до двух этажей).

Еще одна загадка. В некоторых документах дома Вахитовой и Ярославцевых выписаны столбиком, соединены фигурной скобкой с пометкой: «Компания «Зингер». Как это понимать? Вахитова могла быть членом компании «Зингер», но Ярославцевы сами были руководителями компании «Торговый дом Ярославцевых», в которую входили другие купцы города. Мог ли этот «Торговый дом» принадлежать другой компании? И еще. Компания «Зингер» известна по России, да и в мире, в частности, производством и продажей швейных машин. Что-то не верится, чтобы такая солидная фирма держала в Красноуфимске такой невзрачный магазинчик. Так что таится за названием?

Я старался установить фамилии домовладельцев не только потому, что это само по себе интересно (надо же знать тех, кто наложил заметный отпечаток на архитектуру города и чьим имуществом мы все еще пользуемся). Дело еще в том, что вархивных документах номера домов не указываются, а только улица и фамилия владельца: «Сельскохозяйственный кооператив принял в свое арендное содержание городское закрытое торговое помещение под торговлю различными товарами, находящееся в Красноуфимске по Почтовой улице (бывший магазин «Зингера»). 1922 год», «...Для милиции закрепить дом по улице Ленина, бывший Локотиловой», и т. п.

Старожилы до сих пор называют старинные дома не по их нынешним уличным номерам, а по фамилии владельцев: скачковский, луканинский, юшмановский и т. п. Знание фамилий владельцев помогает найти упомянутые в документах дома на местности (или то место, где он когда-то стоял), восстановить их «биографию».

Между Почтовой, 5 и улицей Троицкой (ныне Ленина), как и теперь, были одноэтажные кирпичные торговые помещения, которые числились под одним номером Троицкая, 59/7 (т.е. Почтовая, 7) как малый гостиный ряд, и принадлежали, по-видимому, городскому обществу, а не частным лицам.

Мне нигде не удалось отыскать даже упоминания о торговом помещении на углу Почтовой, 9 и Троицкой, 62 (теперь магазин «Хозтовары») и далее по Почтовой до Интернациональной. Подразумеваю, что это все продолжение малого гостиного ряда. Слышать об этих зданиях приходилось разное и о владельцах тоже, но я речь веду о документах, а не о слухах.

Об угловых домах на перекрестке Почтовой и Никольской будет сказано при описании Интернациональной, а дальше по этой улице никаких сведений о старинных домах у меня нет, вернее, не удалось установить их нынешние номера. Да немного их и осталось - по нечетной стороне целый квартал занимает завод, далее до конца улицы - многоквартирные дома. По четной стороне осталось старых домов три квартала, дальше территория бывшей больницы.

Вернемся на торговую площадь и попытаемся представить, как она выглядела в базарные дни. Не только сама площадь, но и ближайшие к ней кварталы Большой Гостиной, Почтовой, Соболевской, Троицкой, Никольской были забиты торговцами, покупателями, зеваками, возами, скотом... Было расписано, где и каким товаром торговать - сеном, дровами, скотом, мясом, печеным хлебом и прочими хлебными изделиями, фруктами... Торговля шла и на острове за Уфой. Там были хлебные причалы, склады для хранения зерна, зерносушилки купцов Ивановых, Насоновых, Ярославцевых, Вахитовой, кузнечно-слесарные мастерские, торговля скобяными изделиями.

Чтобы почувствовать атмосферу того времени, «побываем» на одном из заседаний земского уездного собрания (1895 год).

Только что отчиталась о работе по благоустройству города городская управа, слово предоставлено комиссии, которая готовила этот вопрос: «...комиссия, например, хорошо осведомлена, что торговые площади находятся в исправности постольку, поскольку этому благоприятствует хорошая погода, другими словами, площади наши терпимы и возможны для производства на них торговли только зимой и в сухую погоду, летом же во время ненастья они не выдерживают никакой критики. Непролазная грязь лишает всякой возможности пользоваться в торговые дни с удобством базарными площадями, в частности сенною, которая за отсутствием стоков представляет собой весной и в дождливую погоду летом сплошное болото. Потому торговцы сеном и дровами заставляют подводами проезжую улицу (Никольскую) и в свою очередь засоряют ее. Тротуары и канавы у городских зданий, пожалуй, сносны, но что представляют из себя у домов местных обывателей, об этом известно всем, но из отчета не видно, чтобы управа хоть что-нибудь сделала со своей стороны к их упорядочению».

По поводу освещения города комиссия вполне согласна с отчетом управы, где говорится, что «в городе имеется 176 фонарей, но все ли они зажигаются и зажигаются ли в такое время, когда освещение безусловно необходимо - это еще вопрос, с которым нужно считаться... Были даже такие случаи, (нынешней осенью), когда полицейский надзиратель являлся в управу и настоятельно требовал осветить город, но получал от нее отзыв, что для освещения нет керосина. Ввиду такого понимания управы об экономии в деле освещения города, комиссия полагала бы рекомендовать управе выработать кондиции и отдать освещение в городе с торгов благонадежным людям».

«...Очевидны для всех безобразия, которые царят по всем улицам города: склады строительных материалов, дров и прочее, и даже распиловка леса среди улиц настолько вошли в обычай, что как бы завоевали себе гражданственность и не убираются несколько лет, представляя из себя не одно только безобразие, строго запрещающееся обязательными постановлениями, но и опасность в пожарном отношении» (журналы Красноуфимской городской Думы, 1895 год).

Перенесемся ненадолго из прошлого века в наши дни. Хотя теперь все старые улицы заасфальтированы, они, мягко говоря, очень неухожены. «Торговые места», похоже, разобраны в аренду, но, видимо, платят заних в городскую казну мало и не несут ответственности за их санитарное состояние.

На улицах, застроенных частными домами, еще хуже. Трудно перечислить все, что можно увидеть на улицах возле частных домов. Строевой лес, пиломатериалы, груды хлама, досок, кучи навоза - совсем как в прошлом веке. На проезжую часть улиц выбрасывают золу из печей, выплескивают из ведер накопленные за ночь нечистоты... Далеко ли мы ушли за 100 лет в благоустройстве города и в своих привычках? Тогда хоть были постановления городской Думы, обязательные для всех граждан. Теперь, по-видимому, такие постановления хотя и есть, но их не выполняют, за них не спрашивают.

Вернемся на Почтовую улицу начала 20-х годов и попытаемся проследить, как сложилась судьба объектов, упомянутых выше. Прежде всего, отметим, что все упомянутые здания сохранились до наших дней и, судя по старым фотографиям, выглядят не хуже, а даже лучше, чем тогда (кроме бывшего Большого гостиного ряда). Правда, внешний вид их изменился - не стало многочисленных балкончиков, крылечек, мезонинов, больше стало окрашенных зданий и обшитых тесом вторых этажей полукаменных домов.

В 20-е годы базарная площадь, торговые помещения на ней и на Почтовой улице использовались в их прежних качествах. Большая часть их сдавалась в аренду частным лицам или артелям под торговлю. Чаще всего сдача в аренду производилась с торгов, право на нее получал тот, кто давал за место большую цену. Составлялся договор: «Иванов Н. Н. принял в свое арендное содержание городское закрытое помещение под торговлю, находящееся на Почтовой улице, под номером №3, лавка №8 от угла Большой Гостиной улицы...». Слова «...принял в свое арендное содержание» означали, что арендатор обязан был следить за сохранностью помещения, и после окончания срока аренды сдать его в таком же состоянии, в каком принял. Если сдавался целиком дом, то арендатор обязан был следить за чистотой прилегающей к зданию улицы, за состоянием дорожных канав, мостиков через них и т. п.

По-видимому, первым сменил свое назначение Большой гостиный ряд. После капитального ремонта половина его была переоборудована в кинотеатр, другая - в городской театр. Надо сказать, что кинотеатр (или, как его тогда называли, «электрический театр») был в городе и до революции. В списке муниципализированных домовладений (Ф-6, д. 119, л. 28, 1923 г.) значится «Одноэтажное здание. Бывший кинотеатр «Рекорд» Бондаренко. Советская, 1», но что это было за здание, мне установить не удалось.

Вновь оборудованный кинотеатр назывался «Десятый Октябрь», ибо он открылся в 1927 году (или был переименован тогда в честь 10-летия Октябрьской революции). Позже его называли просто - «Октябрь». Кинотеатр просуществовал в этом здании до 1969 года, пока не было построено специальное здание нынешнего кинотеатра «Октябрь» на углу Советской и Мизерова.

Городской театр просуществовал в другой половине Большого гостиного ряда до 1943 года. В том году здесь была построена электростанция для нужд оборонной промышленности. Мне в числе других учащихся педучилища довелось участвовать в этом строительстве, точнее, в бетонировании площадки под машинное отделение. Работали в три смены. Мы с Павлом Ивановичем Осокиным опрокидывали в бетономешалку носилки с цементом, гравием, песком, а поднимать их приходилось до уровня своих плеч. Было очень тяжело, особенно в ночную смену. Рыли и траншею для труб от здания до Уфы - для сброса воды.

А городской театр перевели в здание бывшей женской гимназии и стали называть его Домом культуры.

Базар на берегу Уфы находился до конца 1931 года. В тот год было принято решение о переносе «базарной площади на другое место. Срок исполнения - ноябрь 1931 года» (Ф. 20, д. 36, л. 77). «В целях развертывания культурно-массовой работы и концентрирования таковой вокруг кинотеатра «Октябрь» и предоставления райпрофсовету для организации нового сада-сквера...» (там же).

Сквер был заложен, и площадь стала называться Красной. Здесь проводились митинги 1 мая и 7 ноября, гуляния. Сюда ранним утром 9 мая 1945 года сбежался едва ли не весь город. День Победы! С 50-х годов площадь потеряла свое значение, демонстрации и митинги стали проходить на улице Советской у здания горкома КПСС и горисполкома. В середине 60-х на берегу Уфы, на бывшей базарной площади началось строительство нового здания Дома культуры, с его постройкой никакой площади на берегу Уфы больше нет.

Бывшая усадьба Краева - все здания по четной стороне от Пролетарской до берега. В начале 20-х годов верх полукаменного углового дома занимала контора уездного продовольственного комитета, низ - торговое помещение, второй дом - жильцы, в третьем была городская столовая. Позже главный дом назывался Домом союзов, в частности здесь размещался райпрофсоюз. В 1925 году почти вся бывшая усадьба Краева была отдана в аренду промыслово-кооперативному товариществу «Пищевик» (артель), выпускавшему разнообразную продукцию: хлебобулочные, кондитерские изделия, колбасы, окорока, безалкогольные напитки...

Дом союзов упоминается по этому адресу до 1930 года. Чуть позже в этом доме разместились типография (низ) и редакция газеты «Ленинский путь». Как они делили места с артелью «Пищевик», неизвестно, но три эти организации в документах того времени указывались по одному адресу: Пролетарская, 75. В 50-х годах контора артели «Пищевик» переехала на улицу Ленина, 104, а редакция в 1959 году - на улицу Ленина, 88. типография - в 1972 году - на Ленина, 31 (сюда же переехала и редакция), в специально построенное здание. Освободившееся помещение заняла «ГАИ» (верх) и магазин «Охотника и рыбака» (низ).

Что касается других помещений бывшей усадьбы Краева, то в разное время они использовались под склады, базы, пекарни, коптильни. В последние годы - до 1993 года - все они принадлежали торгу, здесь же была его контора (Куйбышева, 6). Теперь здесь магазины «Мясо», «Мебель», ибо торг как организация ликвидирован. В маленьком домике на берегу (Куйбышева, 2) - районная киносеть.

Угловой каменный двухэтажный дом (Пролетарская, 84 и Куйбышева, 10 - бывшей купчихи Вахитовой) в начале двадцатых годов занимала школа (верх) и торговое помещение (низ). В конце 20-х на втором этаже размещались какие-то службы милиции, на нижнем - магазины, в частности, книжный. Затем верх дома на короткое время был передан Дому крестьянина, с начала 30-х и до 1964 года здесь (верх) размещалась библиотека, сначала районная, потом городская, а внизу - магазин «Культтовары». В 70-80 годах верх принадлежал торгу (красный уголок, медпункт), теперь здесь госархив (низ - частный магазин «Автозапчасти»).

Куйбышева, 16 (Почтовая, 5 - бывший дом Ярославцевых). В начале 30-х годов верх дома занимал уездный отдел коммунального хозяйства, низ сдавался в аренду под торговлю. Потом весь дом был отдан под гостиницу, которая находилась здесь до начала 60-х (до 50-х годов назывался Домом колхозника). После переезда гостиницы в специально построенное здание на улице Рогозинниковых (1963 год), на Куйбышева, 16 разместилось гороно (методкабинет, фильмотека). В 1973 году гороно переехало на улицу Советскую (в «старый горисполком»), а фильмотека размещалась здесь до 1980 года). С 1980 года по 1994 - управление бытового обслуживания. Это главные хозяева здания Куйбышева, 16, но всегда, кроме этих, были и другие (правда, ненадолго) - магазины, сапожная мастерская, госархив (1963 г.) и прочие. В настоящее время оба этажа этого здания заняты частными магазинами.

Во избежание недоразумений надо сказать, что все магазины от дома №16 и до улицы Ленина, включая и угловой, в списках учреждений и телефонных справочниках указаны под одним номером - 16. Перечислить, какие здесь бывали магазины за 70 лет, невозможно. Наиболее известен у жителей моего возраста угловой продовольственный «Дежурный». В 50-60-х годах он работал до 24 часов. В нем можно было купить все необходимое. В последние годы здесь был магазин радиотоваров, хотя по набору товаров его можно было назвать «Культтовары».

Не менее 50 лет на улице Куйбышева, 14 был магазин «Книги». Огромный зал, на полках и витринах разнообразные дешевые книги, свободный доступ к любой. Мягкие кресла, журнальные столики. Можно было сесть, спокойно просмотреть книгу, решить, нужна ли она тебе. Здесь же проспекты, планы издания книг, можно заказать любую и ее пришлют специально для тебя, о чем известят открыткой или телефонным звонком. Теперь и это помещение - частный магазин, забитый винными, водочными изделиями, всякими другими товарами, которые можно пить, жевать, глотать. Но книг, можно сказать, нет, они в закутке.

Куйбышева, 22. Сколько помню, здесь всегда были магазины разные - хлебный, обувной, теперь «Товары для девочек».

Куйбышева, 24. Последние 20-25 лет здание занимал учебно-производственный комбинат торга, который готовил работников торговли, теперь, видимо, что-то частное, а что, не поймешь - долго не открывают.

Куйбышева, 9 (бывший Почтовая, 2) - бывший дом Загвязинских. В начале 20-х годов был занят клубом, низ - магазинами и складами,позже и до наших дней - разными учреждениями: отдел городского коммунального хозяйства (1923 г.), правление потребительской кооперации (1925 г.). В 60-70-х годах низ занимала почта, верх - жильцы, потом магазин «Вино», «Овощи». Теперь весь дом занят жильцами.

Куйбышева, 11 – двухэтажное полукаменное здание, без «биографии». Не удалось мне установить, когда оно было построено, кому принадлежало, в каком качестве использовалось. Известно только, что в 50-60-х годах верх занимала «Союзпечать» (подписка на газеты и журналы). В настоящее время занят жильцами.      

Куйбышева, 13 (бывшая Почтовая, 6) - угловой двухэтажный полукаменный дом, бывший Е. М. Серебренникова. В начале 20-х верх был занят железнодорожной конторой, низ - магазином. Судя по вывескам старинных фотографиях, верх дома и до революции сдавался железнодорожной конторе. С середины 30-х годов до середины 60-х верх был занят партийной библиотекой (парткабинет), низ - сберкассой. Потом и до наших дней верхзанимает районная библиотека, внизу по-прежнемусберкасса.

Маленький одноэтажный кирпичный домик между №№11 и 13. В 60-е годы - радиомастерская, затем и до наших дней - кафе «Лакомка».

Угловое здание, называемое в народе «нарсуд» или «под нарсудом» (о магазине) – угол нынешних улиц Ленина, 82 и Куйбышева, 15 (о нем расскажу в статье «Улица Ленина»).

Куйбышева, 19 – угловой деревянный двухэтажный дом, хотя и числится теперь на Интернациональной, 95, но, судя по металлической ажурной работы воротам, когда-то бы прописан на Почтовой. Принадлежал владельцу Саранинского завода А. М. Кислякову. В начале 20-х годов был занят под детдом, потом и до наших дней военкоматом.

Дальше Интернациональной установить старые номера не удалось и, стало быть, отыскать дома на местности не представляется пока возможным.

Л. ЗЕЛЕНЦОВ, краевед

Зеленцов Л.С. Улица Куйбышева (Писцова, Почтовая)// Вперед. - Красноуфимск, 1996. - 27 мая. - С. 2-4.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом