Улица Интернациональная

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

(имени III Интернационала, Никольская)

Ее старое и, быть может, первое название «Никольская» - несомненно церковного происхождения. Была переименована сначала в «Имени 3-го Интернационала» (это название встречается в документах до середины 20-х годов, но уже редко), затем ее стали называть «Интернациональная», думается, упростили название потому, что так понятней.

К сожалению, в архивах удалось отыскать старые номера только трех угловых домов, сохранившихся до сих пор, к тому же расположенных почти рядом, на нечетной стороне, между улицами Куйбышева и Советской. Это позволило установить старые номера домов от улицы Октября до городского сада.

На четной стороне нет ни одного такого дома, и можно говорить лишь предположительно, что угловой дом Интернациональная, 92, Куйбышева, 28 (Никольская, 68), в котором несколько десятилетий была столовая №4, принадлежал до революции члену торгового дома Ярославцева купцу Ф. А. Рычкову, а дом, что теперь под №100 (Никольская, 74) - И. Ф. Рычковой. Теперь в нем «Профдезинфекция», а до этого «Санэпидстанция», а еще раньше - светолечебница.

Снесены почти все дома по четной стороне, между улицами Октября и Свердлова, построен многоквартирный дом с центральной городской библиотекойна первом этаже. Только несколько старых домов осталось на этой же стороне, между Советской и Рогозинниковых, построены здания вычислительного центра, государственного банка, налоговой инспекции (пристрой к зданию городской администрации).

На нечетной стороне снесены все дома между Октября и Свердлова, в том числе большой двухэтажный полукаменный дом №69 (Никольская, 45), бывший дом Н. В. Краева. С начала 20-х и до 1974 года его занимали детские ясли. На углу улицы Свердлова был еще один большой двухэтажный полукаменный дом №57 (бывший владелец неизвестен), до сноса в нем располагалась контора комбината строительных материалов. Теперь на месте этих домов территория средней школы №1.

Снесен еще двухэтажный деревянный дом по нечетной стороне на углу улицы Октября, бывший дом П. Н. Горкунова, доверенного Краева. Ему же принадлежал одноэтажный деревянный дом (теперь Интернациональная, 81). В 20-х годах в двухэтажном доме была школа, позже, до сноса, по-видимому, все время был занят жильцами. Снесен в связи со строительством многоквартирного дома по Октября, который стал угловым.

Добавим еще городской сад, разбитый, очевидно, на месте пожара, и станет понятным, что установить новые номера всех старых домов, упомянутых в архивах, а стало быть, отыскать их на местности невозможно. Достоверным, подтвержденным документально, можно считать следующее.

№95 (Никольская, 71) - угловой двухэтажный деревянный обшитый тесом дом, бывший A.M. Кислякова, владельца Саранинского завода. В начале 20-х был занят под детдом, потом и до наших дней военкоматом.

№97 (Никольская, 73) - двухэтажный деревянный обшитый тесом дом, бывший купца первой гильдии Маутдина Девятиярова (в других документах Дивертиарова). Расположились в нем учреждения, в послевоенные годы горкомхоз до 1972 года, горгаз до 1976 года. Теперь принадлежит военкомату.

Эти два дома разделяет так называемый брандмауэр - глухая каменная стена для предупреждения распространения пожара с одного здания на другое. Развалины таких стен можно видеть и на других улицах, но эта сохранилась лучше других. Такое сооружение мог позволить себе только очень состоятельный хозяин, стоимость такой стены была, пожалуй, не меньше самого дома. Высота с двухэтажный дом (под крышу), длина иногда больше общей длины всех четырех стен дома (брандмауэр предохранял всю усадьбу), метровая толщина (в три раза толще стен современных домов), цоколь, выходящий на улицу, сложен из красного кирпича, кладка декоративная, вся стена покрыта железом... По развалинам таких стен можно судить, где в городе проживали состоятельные хозяева.

Такую же защитную роль играли деревья, посаженные между домами. Вопрос о садах обсуждался на заседаниях городской думы, приводились примеры, когда несколько высоких деревьев с хорошо развитыми кронами спасали соседний дом от огня. Не знаю, были ли какие-нибудь обязательные постановления на этот счет или каждый домовладелец сам решал, как защитить свой дом, но, судя по старым фотографиям, таких садов в городе было много.

Еще одна непременная деталь городских улиц того времени - огромные деревянные чаны с водой. Такие водохранилища на случай пожара можно было видеть еще в конце 30-х годов. Не знаю, сколько ведер входило в такой чан, но думаю, около тысячи. Высотой они были в два человеческих роста и столько же в диаметре. Конечно, такие чаны улицу не украшали, к тому же от них исходил «тяжелый дух» (от тухлой воды), но приходилось мириться. Любой пожар страшен, а в сплошь деревянном городе тем более. Для меня осталось загадкой, как их заполняли водой. На воротах каждого дома были изображены или ведро, или топор, багор, лопата, с чем домовладелец должен был бежать на пожар. Но мы отвлеклись от главной темы.

Интернациональная, 99 (Никольская,75). Двухэтажный полукаменный дом. О нем мне ничего неизвестно, кроме того, что до революции он принадлежал Густокашину и был муниципализирован в 1919 году.

Угловой каменный двухэтажный дом, Интернациональная, 103, Советская, 18 (Никольская, 79, Соболевская,8). Бывший дом И. А. Шевелина, владельца Натальинского стекольного завода (см. «улица Советская»).

№105. Здание бывшей земской управы (см. «улица Советская»). Со стороны Интернациональной вход в Дом творчества юных.

№107. Кирпичный двухэтажный флигель (когда-то во дворе). Принадлежал земству. Не знаю точно, с какого года, но с середины 40-х и до 1965 года был занят музыкальной школой, затем мастерской по ремонту телевизоров, теперь здесь мастерские Дома творчества.

№109. Большой деревянный одноэтажный дом с мезонином бывший земский. Говорят, когда-то в нем была аптека. По документам 20-х годов она находилась в одном из земских домов, но в каком, неясно, пять домов в них значились под одним уличным номером Интернациональная, 83. Вот еще строчка из документа: «… на улице Интернациональной, против сгоревшей аптеки» Если дом, о котором идет речь, и горел, вряд ли бы его восстановили в первоначальномвиде, с мезонином. Во время войны он был занят госпиталем; теперь жильцами.

Не знаю, что было на месте городского сада, сколько домов, какие, кому принадлежали.Может быть, дома земства.

Дальше рассказываю со слов Л. Г. Вишневской и с ее согласия. Впервые мы встретились по ее просьбе уменя дома и проговорили 7 часов (с кратким перерывом на чай) и расстались только потому, что голова уж пошла «кругом». Потом встречались еще много раз. Признаюсь, говорила больше она, а я слушал и удивлялся, завидовал ее знаниям нашего города, улиц, домов, людей, умению рассказывать, разнообразным ее интересам. Оказывается, она - потомок по матери одной из ветвей многочисленных и известных в городе Горбуновых. Мне приходилось встречать в журналах земства фамилию А. Горбунов (секретарь земской управы), а в краеведческих сборниках «Кунгурско-Красноуфимский край», выпускавшемся в 20-х годах, статьи А. Горбунова «Город Красноуфимск и его далекоепрошлое», «Народ мари (его верования, быт и нравы)», отдельными изданиями «О том, как на земле горы появились» из области народных легенд).

Оказалось, что Лилия Георгиевна - внучатая племянница этого самого Александра Ивановича Горбунова. В доме ее деда бывали Краевы, Шевелины, Мизеров, Сенкевич... Понятно, что я не вправе рассказать все, что узнал, да и не сумею.

Во избежание повторений замечу, что почти все дома по улице Интернациональной дальше Рогозинниковых всегда использовались как жилые и только несколько - как учреждения.

№115. Одноэтажный деревянный дом на 5 окон: бывший Патракова, торговца обувью.

№117. Двухэтажный полукаменный, бывший священника Балина.

№119. Большой, на 5 окон одноэтажный деревянный дом, построенный в 1912 году В. И. Горбуновым (дедом Л. Г. Вишневской).

№121. Одноэтажный деревянный большой дом на 7 окон. Построен И. М. Горбуновым (прадедом Л.Г. Вишневской). Этот дом интересен тем, что стоит на обрыве, а правильнее - на террасе Уфы, даже в самые высокие половодья вода не поднималась по улице Интернациональной (Никольской) дальше этого дома.

Между домами 121 и 127 на линии домов нет никаких строений, пустырь (дома 123, 125 стоят в глубине квартала, в яме). А когда-то на месте этого пустыря был чудесный сад Горбуновых с озером, лестницей к нему, беседкой, пирамидальными тополями, с огромным разнообразием цветов.

На углу Интернациональной и Озерной, в доме своей дочери жила М. И. Голынец, известная в народе под прозвищем «Барыня». Тот дом был снесен, и на его месте построен другой.

№133 (Никольская, 97). Большой двухэтажный полукаменный дом, бывший   А. О. Юшманова, крупного кожевенного промышленника. С начала 20-х годов в нем размещалась железнодорожная больница, потом, до 1990 года, детские ясли (сначала железнодорожные, затем городские). Все эти сведения подтверждаются документально. Теперь в доме №133 старческий приют.

№126, угол Интернациональной и Рогозинниковых, большой деревянный одноэтажный дом, бывший Тихонова, владельца постоялого двора. Не знаю, с какого года, но до 1965 года здесь было общежитие педучилища, затем и до наших дней музыкальная школа.

№150. Двухэтажный деревянный дом, бывший Анисимовых. Теперь центр юношеского туризма, а до этого детские ясли.

№158 (168). Двухэтажный полукаменный, бывший Выгасиных. Долгое время здесь был детсад, теперь дом разваливается.

Хотя все это Л. Г. Вишневская узнала от своей матери, дедушки, бабушки, тетушек... не может быть ни малейшего сомнения в том, что люди, о которых она рассказывала, когда-то здесь проживали. Но были ли они владельцами этих домов до революции? (Разумеется, сомнений нет в отношении Горбуновых и Юшманова). Если владели, то почему никто из них, кроме Юшманова, не упомянут в списках муниципализированных домовладений, другими словами, почему у них не отобрали дома в 1919 году?

Почему у священника Ф. Соловьева одноэтажный каменный дом (Никольская, 105) отобрали, а у священника Балина полукаменный двухэтажный нет? Панкратов торговал обувью (купец), Тихоновы держали постоялый двор... Но может быть, все это происходило уже после, в 20-х годах? И они брали в аренду дома, отобранные у более богатых? Тогда это практиковалось, иногда торговец или мелкий промышленник брал в аренду собственный (отобранный) дом и продолжал дело.

Василий Иванович Горбунов, дед Л. Г. Вишневской, был художником, преподавал в реальном училище. Может поэтому его имущество не тронули в 1919 году. Но прадед ее, Иван Михайлович Горбунов, был председателем мировых судей (так примерно называлась его должность), а его не тронули.

Но главное, по словам Л. Г. Вишневской, эти Горбуновы были «помещиками» (так она считает), крупными землевладельцами. Их владения простирались от Шайдакиной горы до Ювы (включая деревни Чухари, Погорелова, Натальинский стекольный завод построен на месте заимки Горбуновых, а владелец завода приходился им родственником... И при всем этом их имущество не тронули в 1919 году. А ведь отбирали нередко и у совсем небогатых (по сравнению с Горбуновыми).

Чем объяснить такую избирательность тогдашних властей. По-видимому, играло роль не только богатство человека, но его личность.

Л. Г. Вишневская назвала фамилии владельцев всех домов по улице Интернациональной от Рогозинниковых до Манчажской, и не осталось места, где могли бы стоять в прошлом какие-то дома. А между тем, в архивных документах упоминаются, по крайней мере, еще шесть домов, муниципализированных в 1919 году: №90, кирпичный одноэтажный А. Г. Боровкова, №99, деревянный одноэтажный М. П. Юшманова (крупный кожпромышленник), №103, полукаменный двухэтажный Дерябина, 104. полукаменный двухэтажный с каменными кладовыми Вилижанина (кожпромышленник), №105, каменный одноэтажный Ф. Соловьева (священник), №108, деревянный двухэтажный церковный дом (номера указаны старые). Где эти дома, куда подевались? Может быть, после 1919 года в них вселились другие жильцы, которых теперь считают «коренными»?

Не удалось установить, кому принадлежал дом №132, в котором почти 60 лет, до 90-х годов, была центральная сберкасса (в 30-40-х райсберкасса), а теперь «Стройгаз». Не знаю, что было на месте райзаготконторы на углу с улицей Ленина.

Когда построена водокачка на берегу Уфы? Судя по кладке - давно. Где-то на Интернациональной был «Центроспирт» (в 40-х - «Ликерводка»), это не магазин, а учреждение. Чем оно занималось? В 1940 году по Интернациональной, 101 числилась артель «Гужтранспорт».

К слову, интересно бы подсчитать, сколько за прошедшие десятилетия было в городе теперь забытых и полузабытых артелей, учреждений, товариществ, акционерных обществ: «Кожевенник», «Инвалидов», «Пищевик», «Металлист», «Красное Приуралье», «Обувщик», «Швейник», «Возрождение», «Гужтранспорт», две МТС, «Промкомбинат», «Центростройпуть», «Уралпушнина», «Райосаавиахим», «Яйцесклад», «Райзагот-объединение», «Хлопкосбыт» (?!), «Райвнутторг», «Мелькомбинат», «Госметр», «Гутап» (?), «Заготживсырье», «Сельхозкустсоюз», «Потребительское общество», акционерное общество «Тряпколоскут» (!), «Промутиль», «Торгсин», «Уралнефть» (в конце 20-х - начале 30-х располагалась на Пролетарской, на Камешке, вела разведку около Крылове, Черной Речки), «Торг», «Общепит», «Орс», «Малые реки» (контора). «Оргнабор рабочей силы», «Дом пионеров», ДСО «Урожай», «Молочная кухня», «Мыловарка»...

Независимо оттого, образовались они по указанию сверху или по местной инициативе, это всегда было вызвано какими-то требованиями жизни. Какими? Чем занималось каждое из них? Почему одни просуществовали многие десятилетия, другие всего несколько лет? Это все страницы нашей истории, не менее интересные, чем история улиц, домов, домовладельцев. Написал ли кто-нибудь эти страницы, не знаю.

Я позволил себе сделать это отступление от описания улиц потому, что мой рассказ о них подходит к концу. Напоминаю, что их было пять: Советская, Куйбышева, Пролетарская, Ленина, Интернациональная. Другие знаю не настолько, чтобы рассказывать о каждой в отдельности. Поэтому в следующий раз упомяну о наиболее известных домах, зданиях. А закончу об улице Ухтомского, на которой вырос и живу.

Л. ЗЕЛЕНЦОВ

Зеленцов Л.С. Улица Интернациональная (имени III Интернационала, Никольская): история улицы// Вперед. - Красноуфимск, 1996. - 8 июля. - С. 2-3.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

перед эти кодом