«Родная улица моя»

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Сначала я намеревался описать лишь главные, самые старые, улицы по состоянию на конец 1995 года, да какие здания стоят и когда были построены при моей жизни. Пройдет много лет, думал я, все здесь изменится, и кто-нибудь из коренных красноуфимцев, встретив в моих записках упоминание о своем доме на 3 окошечка на улице... вспомнит годы, проведенные в нем... Я сам часто хожу к дому моего детства, подолгу смотрю на освещенные окна. Хочется войти в свои комнаты, извиниться, назвать себя, попросить разрешения посмотреть, как теперь все там устроено...

Я прошел главные, самые старые улицы от первого дома до последнего, помечая какой это дом: деревянный или каменный, полукаменный, одно-двух этажный или, новый или старый, сколько в нем окон, какой у него уличный номер.

Потом появилась мысль разузнать, что здесь было раньше, составить послужной список наиболее заметных зданий и домов. К тому времени у меня уже были старые названия всех улиц. Но первое же знакомство с архивными документами повергли в недоумение, появились два новых названия: Писцова и Красноуфимская. По названиям улиц, которые они пересекали, по номерам домов и кварталов удалось установить, что это нынешние Куйбышева и Кирова (нынешняя улица Писцова называлась в 1922 году Петровской).

Гораздо труднее восстановить старую нумерацию домов. Дело осложняется тем, что усадебные участки между деревянными домами были большими, чем теперь, в целях пожарной безопасности. Позже между некоторыми домами построили еще да «нарезали» переулки. На богатых усадьбах стояли иногда по два-три дома, а номер у них был один. Например, Пролетарская, 67 - дом Краева, а на самом деле их было два под одним номером. Теперь у каждого из этих домов свой номер.

Часты были пожары, выгорали целые кварталы деревянного города. Мне попались два прошения о выделении земельных участков под застройку жилыми домами. Написаны они были в одно примерно время, необходимость постройки домов объяснялась тем, что прежние дома этих владельцев сгорели при пожаре 23 августа 1924 года. Причем, один дом стоял на углу нынешних улиц Советской и Мизерова. Другой на углу улиц Ленина и Рогозинниковых. В разрешении об отводе земли сказано: «... на горелом месте после пожара 23 августа 1924 года».

В наше время сносятся целые кварталы, перекраиваются улицы, строятся многоквартирные дома...

Улицы, параллельные Уфе, прирастали от центра с обоих концов. Все эти причины вызывали необходимость время от времени менять нумерацию домов. Как удалось установить, в центре улиц Пролетарской, Ленина, Интернациональной разница между старыми и нынешними номерами составляет примерно 20.

Облегчает поиски то, что сохранились те же четные и нечетные стороны улиц (если встать лицом в сторону увеличения номеров, то нечетная сторона будет слева, четная справа), остались те же номера кварталов. Иногда попадаются вот такие сведения «...дом, находящийся на углу Соболевской и Никольской под номерами 8/79». Это большая удача: с таким сочетанием четных и нечетных номеров, может быть только один угловой дом, и как бы ни менялась нумерация, угол все равно останется на старом месте.

Такой же удачей надо считать указание в документе уличного номера известного, единственного в городе здания.   

Когда-то у здания нынешнего совхоза-колледжа был номер 51, теперь 79. Зная, что между этим зданием и угловым магазином, на месте ресторана «Юбилейный», было два здания, можно рассчитать старую нумерацию всех сохранившихся в квартале домов. Но такие находки, повторюсь, очень редки, и чтобы понять, о каком именно доме упоминается в документе, нужно просмотреть множество дел нескольких фондов, тысячи документов, неоднократно выходить на улицу.

Вот пример. Из дела №75, лист 119 (фонд 54) узнаем, что в доме №68 на улице Пролетарской находилась в 1922 году Приписная приходно-расходная касса. Тут же дается описание дома: «Кирпичный одноэтажный, 5 комнат, кладовая, 7 окон выходят на северо-восток, на Пролетарскую улицу, 4 - на юго-восток, в сторону нижней части города, 6 - на северо-запад, в сторону верхней части города, 5 - на юго-запад, во двор».

«О закреплении за красноуфимским РИК здания по Пролетарской, 68, занимаемого ранее Приписной приходно-расходной кассой, а в настоящее время Почто-телеграфной конторой» (лист 133, 1925 год). Не только на этой улице, но и во всем городе мог быть только один такой дом, и я его нашел. Теперь он под номером 92.

Но я хорошо помню, что в этом здании была городская электростанция, а не почта и телеграф. Следующий документ (л. 182) разъясняет, в чем дело. «Слушали: о закреплении за электростанцией дома по улице Пролетарской, 68. Учитывая, что помещение, занимаемое в настоящее время электростанцией, не дает последней возможности расширить производство, а также, что данное помещение принадлежит «Центроспирту», предлагающему его освободить, считать необходимым закрепить за электростанцией дом по Пролетарской, «68 и по первой потребности его освободить (1926 г)».

Выходит, до 1926 года городская электростанция находилась в другом здании, принадлежащем «Центроспирту», но где это?

«Центроспирт упомянут в списке учреждений и предприятий Красноуфимска в 1938 году, он находился на улице Интернациональной, номер, к сожалению, не указан. Казалось, остается только узнать его и можно вписать страницы в историю двух улиц, двух домов и четырех учреждений. Но в отчете о работе Красноуфимского городского Совета за 1931 год есть такая строка: «... существующая электростанция построена в здании бывшего казначейства». До революции казначейство располагалось на территории, где сейчас профессиональное училище №115. Сколько я помню, в этом здании электростанции никогда не было.

Еще строка, в другом документе: «Центроспирт» (бывший винный склад» (Ф-20, д. 39, л. 5, 1931 г.). А винный склад находился до революции на улице Мизерова, там, где был механический завод (нынче ОЭЗ), и в одном из корпусов была электростанция: «1, 2, 3 помещения винного склада заняты электростанцией» (Ф-6, д. 219, л. 23, 1923 г.).

Как совместить эти противоречивые сведения? В те годы в городе было несколько маленьких электростанций, даже городская больница имела свою, и может быть, в разных электростанциях?

Я рассказал об этом подробно для того, чтобы показать, как нелегко бывает добраться до истины, сколько нужно просмотреть документов, побывать на местности, чтобы заполнить лишь одну страницу в истории одного только здания. А их, наиболее интересных, не меньше сотни. Я провел в архиве более 140 часов, просмотрел 450 дел из 9 фондов, тысячи документов, журналы земского уездного собрания за 40 лет, годовые комплекты городской газеты, начиная с 1939 года.

И все-таки мне не удалось узнать все, что хотелось, некоторые здания остались совсем «без биографии», у других еще не заполнены некоторые страницы. Но если ждать, пока будет дописано последнее слово и поставлена точка, может получиться так, что я неуспею рассказать обо всем, что узнал. Поэтому сдаю в газету «Вперед» неоконченную работу с надеждой, что ее завершат другие.

Только все вместе мы можем описать все улицы и оставить память о них потомкам.

Приношу благодарность всем, кто поделился со мной информацией, хотя не всякому сообщению поверил: некоторые из них пока не подтвердились документами, другие противоречат им. Особую признательность выражаю работникам госархива, чья помощь выходит далеко за рамки их служебных обязанностей. Их интерес к нашим улицам и знания в этой области тем более приятны и удивительны, что они не являются коренными жителями нашего города.

По понятным причинам предлагаемый в следующих номерах материал - это газетный вариант, лишь часть того, что собрано и сдано в архив.

До встречи на улице Советской.

Л. Зеленцов

Зеленцов Л.С. «Родная улица моя»: история улиц Красноуфимска// Вперед. - Красноуфимск, 1996.- 15апр.-С. 2.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

перед эти кодом