"Откуда ты, мариец?"

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Возвращаясь к напечатанному

Под таким заголовком в газете «Вперед» были опубликованы две статьи жителя Натальинска И. П. Хамзина (16 октября и 12 декабря 1990 года). Иван Павлович предлагал читателям газеты, интересующимся историей марийского народа, откликнуться, поделиться своими знаниями.

Сразу же после их публикации в редакцию пришел краевед Л. С. Зеленцов и принес почитать свое письмо И. П. Хамзину. Начиналось оно так. «Уважаемый Иван Павлович, с интересом прочитал в газете Ваши очерки «Откуда ты, мариец?» и, воспользовавшись приглашением, решил принять участие в разговоре. Но не через газету. Боюсь, подумают, что я выставляю себя осведомленнее Вас. Меня всегда удерживает от
публикации материалов мысль, что есть кто-нибудь, знающий в этом вопросе больше меня. Если разговор у нас состоится, мы сможем потом по взаимной договоренности опубликовать нашу переписку».

А дальше состоялась встреча двух краеведов, после которой редакция получила согласие обоих авторов опубликовать письма, которые и предлагаем читателям с некоторыми изменениями.

ПИСЬМО ПЕРВОЕ

О том, что местные марийцы делятся на йыпонышей и кунгуров я узнал лет двадцать с лишним назад, занимаясь топонимикой юго-западной части Свердловской области. Сбор коллективных прозвищ входит в программу топонимических исследований. Сначала и у меня возникла мысль, что происхождения этих прозвищ связано с направлениями миграционных процессов. Но настораживала простота объяснения, а она часто бывает обманчива. Потом возникло множество вопросов, на которые я не нашел ответа до сих пор. Не внесли ясности и Ваши очерки.

ПЕРВАЯ ГРУППА ВОПРОСОВ. Кто дал эти прозвища и за что? Называют ли так себя сами марийцы («Мы йыпоныши», «Мы кунгуры») или одна группа другую («Они йыпоныши», «Это все кунгуры»)? Или их так прозвали на прародине (нынешняя Марийская АССР)? А может быть, эти прозвища перешли из лексикона царских чиновников?

Было непременным правилом в документах указывать географическую принадлежность человека, группы людей, например «...что допустили крестьян Чердынского уезда Башкирцевых к заселению деревни, называемой Чувашской, состоящей близ Красноуфимска», «...дали сию запись рудопромышленнику кунгурцу посадскому человеку Пасьянову и по нем же его жене и детям в том, что они (башкиры) припустили его, Пасьянова, на вотчинную свою землю для постройки винокуренного завода», «...на тех-де урочищах по речке Карше живут Усольского уезда черемисы более 30 дворов», «...Оная деревня стоит на реке Юве, а в оной жители черемисы Уфимского уезда, более 35 дворов».

Для того, чтобы какая-то группа людей получила прозвище по тому месту, откуда пришла, необходимо, чтобы эти люди проживали там достаточно долго, чтобы у них появились какие-то отличия в языке, обычаях и чтобы по этим признакам они отличались на новом месте от населения той же национальности (народности). Другими словами, чтобы стали этнической группой.

Написано много работ по этнографии поволжских татар, барабинских татар, ишимских, тобольских. Но никому не придет в голову написать в этом плане отдельные работы о сызгинских башкирах, озерковских, устьбугалышских. Это понятия не этнические, а территориальные. Жители этих населенных пунктов входят в одну этническую группу, хотя озерковцы и устьбугалышцы (вернее, их предки) переселились когда-то из Сызгов.

Жителей некоторых русских деревень называют чердаками, пермяками, оханами не только за то, что их предки пришли из-под Чердыни, Перми, Оханска, но и потому, что они принесли оттуда и сохранили своеобразие языка (говор, обычаи). И если кто-нибудь из них переедет в другую область, там по этим особенностям заметят, что он «какой-то не такой». А сведущий, тем более специалист, определит, что он чердынец, пермяк, охан. Но никто не скажет, что они красноуфимцы или ачитцы. Проживая в наших краях несколько сот лет, потомки первых поселенцев все еще остаются этническими группами с заметно выраженными признаками чердынцев, оханцев, пермяков и т. п.

Но вернемся к нашим марийцам. Если я правильно понял, было два миграционных потока — северный и южный. Двигались они из одного центра и довольно быстро. (Вы говорите, что они прошли через башкирские земли, как сейчас сказали бы — транзитом, долго не задерживаясь). И вот эти два потока встретились в наших краях. Ну и что? Да ничего. Встретились-то ведь не просто земляки, а родственники, соплеменники. Этнических отличий друг у друга они обнаружить не могли, не успели они появиться (недавно расстались, по историческим меркам, конечно).

Были ли причины у них называть друг друга йыпонышами и кунгурами? Таких причин не было. Юпоныш (йыпоныш) означает пришедшие из-за Уфы? Но глянем на карту и увидим, что красноуфимские и артинские марийцы проживают внутри гигантской петли, которую делает здесь река Уфа. И в какую сторону ни посмотреть (кроме юга) — везде «зауфа». И ачитские марийцы (кунгуры) по отношению к красноуфимским тоже живут за Уфой, зауфимские, стало быть.

Вы говорите, что кунгуры, пройдя через Ключи и Карги (оставим пока без внимания вопрос, существовали ли уже в те времена эти населенные пункты), переправились через Уфу у нынешних Курков и положили таким образом начало артинским марийцам (кунгуры). Но посмотрим еще раз на карту. Где Курки? Где Уфа? И где Кунгур? Совсем в другой стороне. Либо не в этом месте кунгуры переправились через Уфу, либо прозвище это никак не связано с Кунгуром.

Вы пишете: «Слово «йыпоныш» в современном понятии означает одну из разновидностей этнических групп марийцев, прошедших через башкирские земли». Здесь все явилось для меня новостью. Если «одну из...», то сколько было их всего? Куда делись остальные? Сколько было потоков, волн?

В специальной литературе марийцев делят на три этнические группы: луговые — между реками Ветлугой и Вяткой, горные — правобережье Волги, и восточные — в Прикамье и Приуралье. В территориальном отношении восточные марийцы делятся на 4 района (или группы): Прикамский (чолман мари), Прибельский — в основном в междуречье Белой, Уфы, Буя (упо марий), Икско-Сюньский (балебей марий) и Приуральский (верховья Уфы и Сылвы (урал марий).

Подчеркивается также, что восточные сформировались как отдельная этническая группа (а не группы) в результате переселения части марийцев, преимущественно луговых. И нигде не встретилось мне упоминание о том, что перечисленные группы восточных марийцев представляют собой отдельные этнические образования (а всего лишь территориальные). И ни намека на каких-то кунгурских марийцев. Возможно, что в наших краях встретились когда-то луговые и горные марийцы, но причем здесь Кунгур и зауфа?

ВТОРАЯ ГРУППА ВОПРОСОВ вытекает из одного главного: когда появилась эти прозвища? При встрече двух потоков? Или значительно позже, быть может, даже в наше время?Первое предположение отпадает и не только по причинам, рассмотренным выше. Вы говорите: «кунгурское направление», «марийцы кунгурского диалекта» и даже «Марийцы кунгурской этнической группы». Но ни того, ни другого, ни третьего не было, и быть не могло. Документы, выписки из которых о Каршах и Юве приведены в начале письма, датированы соответственно 1650 и 1687 годами. И если уже в те годы в этих деревнях было по несколько десятков домов, то когда же сюда пришли первые марийцы? Напомним, что Кунгур был основан в 1648 году, да еще несколько раз сгорал почти дотла и вновь строился, но уже на новом месте.

Многочисленные свидетельства (документальные, археологические, антропологические) говорят с том, что марийцы проживали на территории нынешней Башкирии и в наших краях задолго до того, как был основан Кунгур. Насколько задолго, никто сказать пока не может. Последняя работа на эту тему, с которой мне удалось ознакомиться месяц назад, называется «Краниология башкир» («Наука», 1989 г.). Автор Р. М. Юсупов и возглавляемый им коллектив на основании изучения большого количества фактического материала убедительно еще раз подтвердили, что «башкиры настолько смешанная, с антропологической точки зрения, народность, что о чистоте ее типа не может быть и речи». Весьма заметна примесь антропологических признаков, присущих марийцам, чувашам, мордве. Они проживали в этих краях задолго до того, как сюда пришли кочевые племена, из которых сложилась позже башкирская народность.

Какой вывод для себя мы из этого можем сделать? В те далекие (добашкирские) времена ареал марийцев был гораздо шире, включая в себя и наши края.

Спасаясь от нашествия кочевников (особенно монголов), большая часть марийцев (чувашей, мордвы) ушла в леса Поволжья. Часть осталась, вступала в брачные связи с пришельцами, ассимилировалась. Третьи продолжали жить изолированно от пришельцев, сохранили свои этнические черты. И кто знает, может быть, их потомки проживают в наших краях и поныне. Позже, конечно, были переселения в обратном направлении, с Поволжья в наши края, о котором говорится в литературе и в Ваших публикациях. Но, может быть, марийцы вернулись на свою пра-прародину?

ТРЕТЬЯ ГРУППА ВОПРОСОВ.Я понял из Вашей публикации, йыпоныши (как и кунгуры) шли одной волной и что марийцы внутри каждой группы не отличаются ни временем прихода сюда, ни в социальном отношении, ни в чем другом (в плане рассматриваемой нами проблемы). А ведь это не так. В дореволюционных списках населенных мест, в частности, в справочнике «Пермская губерния. Список населенных мест», 1878 г., С-Петербург, в разделе «Красноуфимский уезд» марийские деревни делятся на два списка: селения, в коих обитают черемисы, и селения, в коих обитают черемисы-тептяри».

В том и другом списке есть селения, которые мы теперь относим к кунгурам. Например, Малая Карзя — черемисы. Большая Карзя — черемисы-тептяри, Андрейкова — черемисы-тептяри. Артемейкова — черемисы и т. п. А все йыпоныши значатся как черемисы-тептяри. Тептяри — понятие производственное, а стало быть, и социальное. Так называли тех, кого башкиры-вотчинники припускали на свою землю по записи, то есть по договору. Тех, кого допускали без составления документов, без записи, без договора, называли кунгурами (термин неофициальный, официально — бобыли).

Кунгуры стояли в социальном отношении на ступень ниже тептярей (были бесправней). Башкорт, тептяри, кунгуры — коллективные прозвища населения целых деревень, а также их частей. В одной деревне могли проживать все три группы. Я опросил десятки старожилов из башкир, татар, и никто из них не связывал прозвище кунгур с названием города. Все говорили, что это самые безземельные, бедные люди. Происхождение слова никто из опрошенных не знает.

Но к марийцам-кунгурам это, видимо, не относится. Среди них есть и тептяри, и нетептяри (в списках просто черемисы). Не исключено, что нетептяри пришли позже и арендовали землю у тептярей. Какие были производственные отношения между двумя этими группами? Почему среди йыпонышей только тептяри (все йыпоныши тептяри)? Ответов я не знаю.

И ПОСЛЕДНЕЕ. Говоря об истории заселения края марийцами, Вы почему-то умолчала об одо (вотяках). А ведь тут множество вопросов. Почему следы проживания одо в наших краях обнаружены пока (я говорю о себе) только в марийских деревнях, и там, где есть одо, она является самой старой частью деревни (в Юве тоже).

Выходит, что поселения вотяков старше марийских? Когда же они заселились? Пришедшие позже марийцы почему-то селились рядом с одо, образуя потом одно поселение. В чем причина такой привязанности? Почему удмурты ассимилировались с марийцами, а не наоборот?

В Юве, согласно списку населенных мест 1894 года, вотяки проживали. В 1929 году они уже не значатся, о них напоминают только названия частей деревни. Куда они делись? Вымерли? Уехали? Потомки их не считают себя вотяками, почему? Вопросов множество. Буду рад, если Вы хоть на один из них ответите.

Если будет Ваше желание, то в следующем письме мы поговорим о некоторых Ваших трактовках происхождения географических названий, с которыми я не могу согласиться.

С уважением Л. ЗЕЛЕНЦОВ, краевед.

Зеленцов, Л. С. «Откуда ты, мариец?» : [к вопросу о заселении края] // Вперед. - Красноуфимск, 1991. - 8 февр. - С. 2-3.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом