Материалы краеведа Л. С. Зеленцова

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

В городе нашей примерно 200 улиц и переулков, 40 процентов их названий даны по фамилиям людей, которые прямого отношения к Красноуфимску не имели, не родились в нем, не жили, не прославили его и, вероятно, даже не слышали о нем. Исключения составляют улицы Азина, Бажова, Варгина, Горбуновой, Горошникова, Грязнова, Краюхина, Мизерова, Патракова, Писцова, Пугачева, Салавата Юлаева, Сухобского, Трескова.

Около 30 наименований даны по особенностям места (Березовая, Сосновая, Озерная, Саргинская...).

«Производственные» названия: Балластная, Бытовая, Вагонная, Горняков, Кирпичнозаводская, Животноводов, 2-я Деповская, 3-я Деповская, Железнодорожников, Коммунальная, Лесозаводская и другие.

По названиям других населенных пунктов: Ачитская, Артинская, Манчажская, Криулинская, Никитинская, Ключиковская и другие.

Названия, связанные с прошлым страны (кроме фамилий): Декабристов, 8 Марта, Интернациональная, Молодогвардейцев…

Остальные названия, примерно 20 процентов от общего числа, не поддаются классификации: Мирная, Отдыха, Майская.

Подробнее: «Родная улица моя»

У людей нашего края к полевому жаворонку особое чувство. Его песню слышал каждый. А вот видеть его уда­ется немногим. И, встретив жаворонка в поле, не каждый сразу поверит, что это и есть тот самый знаменитый певец полей. Он чуть больше воробья, но изящней, глинисто-серого цвета с темными крапинками. Грудка у него рыже­ватая с мелкими бурыми пестринами.

На весенней проталине за несколько шагов его не отличишь от прошлогодней травы. А вот в небе! Его с удо­вольствием слушаешь! Парит в вышине и разливается звонкой песней. Но и там его трудно заметить: высоко взлетает.

Жаворонки прилетают к нам чаще все­го в первые дни апреля. А песни их не умолкают до августа. Иногда их пе­ние можно услышать и в сентябре. Сре­ди наших пернатых друзей жаворонок — исключение: поет дольше всех. Поет он и на земле, и в полете. Но в небе его исполнение несравненно лучше. Может он петь в любую погоду: и в солнечную, и в пасмурную.

Переиначив слова народные, можно сказать, что под песню жаворонка пашет, сеет и жнет русский народ.

Особенность пения жаворонка отрази­лась и на самом названии этой птицы. Ведь слово «жаворонок», по мнению спе­циалистов, произошло от двух старосла­вянских слов «жа» и «вор» (он-ок)». Оба эти слова звукоподражательные, «жа» - той же основы, что и «га» в словах «гам», «гомон» (крик, шум). В слове «вор» (он) звукоподражательная основа «вор», означающая в древнеславянских диалектах то же, что и говор, бормотание, гам (сравните — ворковать, ворчать). К этой же основе относятся слова воробей, ворон, ворона.

Гнездо жаворонок вьет на земле. Откладывает самка 4—5 сероватых с тем­ными пятнышками яиц. Птенцов выводит в конце мая. В июне обычно у них бывает вторая кладка.

Питаются жаворонки, в основном, на­секомыми. Ими же выкармливают своих птенцов.

Подробнее: Жаворонок. Чибис

Далеко в лесу, высо­ко на деревьях раз­вешены у меня искус­ственные гнездовья (синичники, скворечники), чтобы можно было кольце­вать птенцов в гнездах. Всего их около 40 штук. В этом году большинство из них заняли мухоловки-пеструшки.

Гнездовой период у птиц растянут. В одних гнездах уже почти взрослые птенцы, в других только-только вывелись, в третьих еще яйца. По­этому приходится время от времени проверять гнездовья, чтобы не пропустить сроки кольцева­ния. Для удобства все гнезда пронумерованы.

Вот с этой целью жарким июньским утром и ос­матривал я свои владения. Подошел к гнезду № 1, приставил лестницу, под­нялся, открыл крышку синичника и... на несколько секунд опешил. В гнезде сидит самка на яйцах. Закрыл крышку — сидит. Достал из кармана пла­ток, заткнул леток — си­дит. Снова открыл крыш­ку — сидит. Накрыл синичник шляпой, подсунул под нее руку. И только когда коснулся птицы, она попыталась улететь.

Поймать взрослую пти­цу на гнезде, да еще сам­ку — большая удача: если ее окольцевать вместе с ее птенцами, то, возмож­но, удастся узнать много интересного.

Радостный спускаюсь на землю, снимаю со связ­ки очередное кольцо, глядь, а на правой лапке птицы уже надето кольцо! Достаю лупу (руки от волнения дрожат), читаю номер, еще раз, третий раз, записываю, опять чи­таю. Мое кольцо, прошло­годнее! Но из какого гнез­да?

Закончил обход всех гнездовий, бегу домой. Впрочем, это только так мне кажется, что я бегу. Прошло уже 8 часов, как я в пути, устал. Прихожу домой, первым делом беру журналы регистрации ко­лец. Нахожу нужный но­мер. В журнале написано: «ХА-230258. Мухоловка-пеструшка, птенец. 21 июня 1976 г., гнездо № 1». Через год верну­лась в гнездо, в котором родилась! А зимовала она, вероятно, в Африке.

Гнездо она не бросила от того, что я ее потрево­жил, вывела птенцов, я их тоже окольцевал. Вес­ной будем ждать результа­тов.

За май-июнь нынешнего года я окольцевал 1100 птиц разных видов. Так что результаты могут быть очень интересными.

Если кто-нибудь най­дет в лесу синичник (скво­речник), не нужно в него заглядывать, волновать лишний раз птиц. Если это делать часто и не­умело, они могут броситьгнезда.

Л.   ЗЕЛЕНЦОВ

Зеленцов, Л. С. Вернулась : [о кольцевании птиц] // Вперед. - Красноуфимск, 1977. - 9 июля. - С. 4.

Представьте себе ясный майский день, тепло и... ни одной птицы... С волнением ждете и прислушиваетесь Вы, чтобы хоть на несколько секунд порадоваться пению птиц. Но его почему-то нет, и окружающая природа без птичьих голосов сразу теряет свою прелесть.

Это только предположение. Но оно может оказаться близким к истине, если не охранять птиц.

У некоторых, к сожалению, в оценке птиц бытует правило делить их на хороших и плохих по случайным поверхностным наблюдениям: поймала птичка комара — она хорошая, а вот если ястреб утащил цыпленка — вредный он, стреляйв него...

Установлено давно, что за редким исключением нет абсолютно вредных птиц и животных. Уничтожение какого-либо вида из них приводит к ряду изменений в природе и даже к тяжелым для человека последствиям. Примеров таких приведено немало в школьных учебниках и рассказывается о них на уроках.

Трактористы осенью при вспашке зяби видят, как за плугом летают и ходят по бороздам вороны. А серых ворон часто можно встретить охотящихся за майскими жуками и их личинками, иногда за мелкими грызунами. И очень редко они разоряют гнезда других птиц.

Возможно, в промысловых хозяйствах есть необходимость иногда уменьшать количество серых ворон, если не удается их отпугнуть. А черных ворон вообще запрещается уничтожать.

Подробнее: Берегите птиц

Сначала я намеревался описать лишь главные, самые старые, улицы по состоянию на конец 1995 года, да какие здания стоят и когда были построены при моей жизни. Пройдет много лет, думал я, все здесь изменится, и кто-нибудь из коренных красноуфимцев, встретив в моих записках упоминание о своем доме на 3 окошечка на улице... вспомнит годы, проведенные в нем... Я сам часто хожу к дому моего детства, подолгу смотрю на освещенные окна. Хочется войти в свои комнаты, извиниться, назвать себя, попросить разрешения посмотреть, как теперь все там устроено...

Я прошел главные, самые старые улицы от первого дома до последнего, помечая какой это дом: деревянный или каменный, полукаменный, одно-двух этажный или, новый или старый, сколько в нем окон, какой у него уличный номер.

Потом появилась мысль разузнать, что здесь было раньше, составить послужной список наиболее заметных зданий и домов. К тому времени у меня уже были старые названия всех улиц. Но первое же знакомство с архивными документами повергли в недоумение, появились два новых названия: Писцова и Красноуфимская. По названиям улиц, которые они пересекали, по номерам домов и кварталов удалось установить, что это нынешние Куйбышева и Кирова (нынешняя улица Писцова называлась в 1922 году Петровской).

Гораздо труднее восстановить старую нумерацию домов. Дело осложняется тем, что усадебные участки между деревянными домами были большими, чем теперь, в целях пожарной безопасности. Позже между некоторыми домами построили еще да «нарезали» переулки. На богатых усадьбах стояли иногда по два-три дома, а номер у них был один. Например, Пролетарская, 67 - дом Краева, а на самом деле их было два под одним номером. Теперь у каждого из этих домов свой номер.

Часты были пожары, выгорали целые кварталы деревянного города. Мне попались два прошения о выделении земельных участков под застройку жилыми домами. Написаны они были в одно примерно время, необходимость постройки домов объяснялась тем, что прежние дома этих владельцев сгорели при пожаре 23 августа 1924 года. Причем, один дом стоял на углу нынешних улиц Советской и Мизерова. Другой на углу улиц Ленина и Рогозинниковых. В разрешении об отводе земли сказано: «... на горелом месте после пожара 23 августа 1924 года».

В наше время сносятся целые кварталы, перекраиваются улицы, строятся многоквартирные дома...

Подробнее: «Родная улица моя»

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

перед эти кодом