Церковь и общество

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

В Красноуфимске и уезде жили люди разных национальностей и вероисповеданий. По данным Епархии на 1915 г., главным был Свято-Троицкий собор. К нему приписаны: Иннокентьевская кладбищенская, Александровская тюремная, Кирилло-Мефодьевская при Промышленном училище, Покровская при русско-башкирской с/х школе и сельские церкви. Обязанности благочинного временно исполнял Павел Петрович Прощекальников. По Красноуфимскому единоверческому округу в городе церкви не было, указаны только сельские церкви. Вот данные за 1861 и за 1891 годы:

Вероисповедания

в городе

1861 г.

в уезде

1861 г

в городе

1891г.

в уезде

1891 г.

православные

2765 чёл.

12 1185 чел.

5351 чел.

171 508 чел.

единоверцы

нет

10463 чел.

44 чел.

13 115 чел.

раскольники

15 чел.

4330 чел.

нет

7366 чел.

римско/католики

11 чел.

33 чел.

16 чел

23 чел.

протестанты

нет

2 чел.

нет

10 лютеране

еврейской веры

4 чел.

нет

3/0 чел.

нет

магометане

17 чел.

19 292 чел.

9 чел.

29 559 чел.

шаманствующие

нет

10 059 чел.

нет

12 251 чел.

В 1861 году в городе была одна каменная церковь, деревянных церквей не было, а в уезде - 16 каменных и 33 деревянных церкви. Единоверческих церквей -10,2 часовни, 42 мечети. Было и духовенство, но только трёх вероисповеданий.

Духовенство

город 1861 г.

уезд 1861 г.

город 1891 г.

уезд 1891 г.

православных

20/15 чел.

314/324 чел.

12/14 чел.

211/218 чел.

единоверческих

нет

50/38 чел.

нет

20/22 чел.

магометанских

нет

97/145 чел.

нет 207/240 чел.

В городе и уезде церкви строились за счёт пожертвований верующих, но принимало участие и общество. На заседании Городской Думы в феврале 1887 года прочитан доклад комитета по постройке церкви на православном кладбище в г. Красноуфимске. Представлен отчёт по постройке этой церкви. Комитет ходатайствует об уплате из городских сумм подрядчику плотничных работ Малькову долга по постройке церкви 600 рублей. Рассчитывали оплату произвести на пожертвования, но их поступило мало. После обсуждения Дума постановила: выдать из городских сумм комитету по постройке кладбищенской церкви 400 рублей на уплату долга, рассчитывая остальное возместить лесом. Выделила Городская Дума 2000 рублей на постройку каменной стены кладбища. На заседании 9 июля 1899 года гласный Думы отец В.П. Филатов заявил, что он, с согласия городского головы А.И. Серебренникова, производил раскопку местности для определения пространства, занимаемого деревянной церковью, сгоревшей в 1808 году. По исследованию безошибочно выяснилась долгота и широта бывшей церкви, место алтаря этой церкви. Отец Филатов ходатайствует об ограждении этого места и постройке на месте алтаря приличной часовни. Дума постановила: избрать комиссию для составления плана и сметы для постройки часовни, гласный И. А. Шевелин обещал оградить это место за свой счёт. Из городских сумм выделили 2000 рублей и часовню решили построить в память событий 17 октября 1888 года.

В начальных народных школах города и уезда совместно обучались дети разных вероисповеданий. Некоторые школы в уезде были русско-башкирские, русско-черемисские, были и церковно-приходские школы, содержавшиеся епархией. В начальных школах города в 1915 году 470 учащихся были из православных семей, 5 из единоверческих, 7 из раскольников, 11 из иудеев и 12 из магометан, работала одна школа со 140 учениками духовного ведомства. В уезде было 50 конфессиональных школ (33 мектебе и 17 медресе). В городском Высшем начальном училище на 1 января 1913 года из 137 учащихся православных было 134 человека, 1 иудей, 1 магометанин и 1 язычник. Детей из духовных семей было трое. В следующем году в этом училище из 155 учащихся православных было 146 человек, 4 старообрядца, 1 лютеранин, 3 магометанина, 1 язычник, 4 человека были из духовных семей. В Красноуфимской женской гимназии в 1907 году обучалось 30 девочек из духовных семей. В школах и учебных заведениях велись уроки Закона Божия.

Наступил 1917 год. На уездном съезде Учительского союза 25.10.1917 г. принят ряд решений, связанных с изменениями в системе народного образования. Один из пунктов: «увеличить вознаграждение за преподавание Закона Божия и церковно-славянского языка».

Есть Приказ по войсковым частям и учреждениям Красноуфимского гарнизона № 17 от 04.06.1921 г. «Приказываю освободить всех красноармейцев-мусульман на мусульманский праздник Уроза-Байрам на 7, 8, 9 июня. Основание: отношение Красноуфимского Уотнаробраза от 4.06.21 г. Начальник гарнизона».

В 1922 году происходит изъятие церковных ценностей, но церкви не закрывают. В докладе по этому вопросу сказано, что ценности изымаются для оказания помощи голодающим как в городе, так и в уезде. «Считать законченным предоставление уездной комиссии права пользования религиозным общинам церковными ценностями ими и членами комиссии, и уполномоченными для совершения религиозного титла». Считать эти ценности собственностью государства, «при непременной замене остающихся в пользовании верующих ценностей, соответственно количеству по весу ценностей, равноценным металлом (серебро-золото в слитках или монетах)». Предложено комиссии «в дальнейшем приеме и удовлетворении заявлений от религиозных общин о возврате религиозных ценностей прекратить».

В это время началась атеистическая пропаганда, активно включился в работу комсомол, организован кружок «Безбожник». Можно удивляться, как быстро произошла смена ценностей. Православная, богобоязненная Россия переориентировалась, но церкви в Красноуфимске не были закрыты. 5 января 1930 года прошло внеочередное заседание Президиума Красноуфимского райисполкома, на котором утвердили ходатайство Красноуфимского горсовета о немедленном закрытии и изъятии двух церквей в г. Красноуфимске. «Просить Президиум Окружного исполкома о срочном разрешении вопроса закрытия церквей с целью немедленного использования их под культурно-просветительные учреждения». 9 марта 1930 года Президиумом райисполкома принято решение об изъятии храма в селе Криулино и передаче его под учреждение культуры, а 10 марта — мечети в деревне Рахмангулово и передаче её под школу.

В 30-е годы XX века страна восстанавливала разрушенные в период Гражданской войны предприятия, строились новые заводы, электростанции. Нужны были ресурсы, металл, но страна жила в изоляции, металлургия была развита слабо. Совет Народных Комиссаров 12.09.1930 г. принял постановление о сборе металлолома по стране. Плановое задание получила каждая область, распределив это по районам. В Красноуфимске и районе до 1917 года не было крупных производств, связанных с использованием металла, заводы в уезде были небольшие и работали на привозном металле. Немного было и старых металлических предметов. Председатель исполкома горсовета Комарова принимает решение об изъятии с кладбища металлических крестов и памятников. В тот же день, 14.06.31 г., её сменяет на этой должности другой человек, возможно, из-за недовольства жителей. Но к этому вопросу всё равно приходится обращаться. Исполком горсовета, рассмотрев 07.08.33 г. правительственное постановление о сборе чёрного и цветного металлолома, постановил: «с августа по сентябрь провести месячник сплошной чистки металлолома по городу. Произвести чистку черных и цветных металлов по дворам жактов и домовладений, МТМ и всем предприятиям города. В связи с Постановлением СНК от 12.09.30 г. произвести полное изъятие всех металлических оград, решеток, заборов, полов и других предметов с кладбища и домовладений, заменить их, в случае надобности, деревянными. Поставить в обязанность квартальным города предложить домовладельцам... весь имеющийся у них лом железа сдать беспрепятственно во время сплошной зачистки. Председатель исполкома Певцов».

Вот ещё одно постановление от 14.08.33 г. Слушали: о запрещении колокольного звона на церквях г. Красноуфимска и снятии колоколов. Постановили: «Учитывая, что советская промышленность в данный момент, как никогда, нуждается в бронзе с одной стороны и колокольный звон на церквях города нарушает тишину и спокойствие не только частных граждан, но частью организаций, считать необходимым колокольный звон в Красноуфимске на церквях Кладбищенской и Белом соборе прекратить. Для удовлетворения нужд промышленности в стране колокола с обеих церквей снять и сдать в металлолом. Просить Президиум РИКа данное постановление утвердить. Председатель - Певцов, секретарь - Таланцев». Кладбищенская церковь продолжала работать, а в других разместили различные учреждения. На майском заседании исполкома горсовета 11.05.37 г. слушали: об использовании здания бывшего собора. Постановили: «Поскольку одна часть здания бывшего собора занимается базой Промторга, а не организациями, ведущими культурную работу, а другая часть совершенно не использована и помещение под клуб и дом обороны не пригодно, передать здание СХТ для использования его под кабинет механизации сельского хозяйства при условии вложения средств на приведение его в надлежащий порядок. Председатель Абрашенков». Директор СХТ в 1938 году обратился с ходатайством о сносе колокольни собора. Ему отказали, планируя использовать колокольню в качестве пожарной вышки. Взорвали её позднее, кирпич хотели использовать для нужд ЖКХ. Но огромные глыбы кирпича лежали на площади ещё в 50-е годы прошлого века.

Техник городского коммунального хозяйства 15.04.38 г. обратился с заявлением в горсовет о необходимости использования кирпичной ограды бывшего собора, предполагая выход делового кирпича порядка 1000 штук, чтобы использовать его на нужды ЖКХ. Постановили: кирпичную стену разобрать, сохранив фундамент. Горфо выявить точное количество кирпича и реализовать его как Госфонд. Горжилуправление должно на месте капитальной кирпичной стены восстановить деревянный стандартный палисадник с последующей его покраской. Начальник жилуправления горкомхоза тоже обратился в исполком с заявлением о разрешении снести колокольню и купола с церкви, находящейся на базарной площади, с целью использовать кирпич для ремонта жилых квартир. Исполком горсовета 21.04.38 г. принял постановление: удовлетворить ходатайство, разрешить снос колокольни и куполов с церкви, обязать жилуправление после сноса заделать отверстие, «приспосабливая под уровень крыши». Фотографий храма того времени нет ни в музее, ни в архиве, было ли что-то разобрано, сказать трудно.

С началом Отечественной войны 1941-45 гг. отношения церкви и государства изменились. В Красноуфимске 08.12.1941 г. зарегистрирована религиозная община Иннокентьевской церкви. Но среди верующих шла борьба между староцерковниками и новоцерковниками за имущество и храм. В горсовет 09.10.42 г. вновь поступило заявление от верующих: «Настоящим просим вас зарегистрировать снова бывшую двадцатку, которая существовала до 17.11.41 г., и передать ей церковь и все церковное имущество. О чем просим вас не отказать». Далее идут подписи и личные заявления каждого. Был составлен договор о принятии храма и всего имущества и поставлены подписи 21 человека. Выдана официальная справка о регистрации.

Но борьба староцерковников с обновленцами продолжилась. Староцерковники 30.01.43 г. подали заявление, в котором довели до сведения горсовета о возбуждении ими ходатайства перед Верховным Советом Республики о разрешении открыть церковь Александра Невского для богослужения. Затем поступило заявление с просьбой выдать им справку для проезда в Свердловск. Провели ревизию имущества. После крестного хода по городу в апреле-мае, который не все горожане приняли однозначно, поступили заявления в горком партии. Началась проверка договора

с общиной. Нашли нарушения и договор с двадцаткой расторгли. Но верующие выступили с протестом, и договор восстановили. Провели новую инвентаризационную опись церковного имущества, переданного общине Иннокентьевской церкви от Троицкого собора. Всего 98 предметов именно церковного имущества. Наконец произошло слияние общин Троицкой и Иннокентьевской церквей.

После 1917 года многие храмы использовались для размещения музеев. Благодаря этому обеспечивалась сохранность зданий, соблюдался определённый температурный режим. Те церковные предметы, что попали в музей, хранились тоже с соблюдением норм. С распадом СССР наступили другие времена, началось возвращение зданий и церковного имущества церкви. К сожалению, для многих музеев это было катастрофой. Их просто выбрасывали в никуда. Так случилось и в Красноуфимске. Помещение для музея не было подобрано, службы уже начались, музею предлагали немедленно уходить. Трудно оценить, сколько сил и здоровья стоило директору музея Л.Е. Алексейчик выдержать это. С каким трудом удалось с помощью областного чиновника получить совсем не предназначенное для музея помещение. Имущество перемещали на своих плечах. Сколько же по всей России исчезло музеев в небольших городах и районных центрах? Горели сельские церкви, убивали священников, скупали за бесценок, а то и просто воровали старинные иконы и предметы культа. Началась дикая торговля иконами и различными церковными предметами. Сколько реликвий вывезли за рубеж? Это огромная потеря не только для церкви, но и для всей русской культуры. Многие шедевры исчезли бесследно.

Если сравнить времена после 1917 года и после 1991-го,то у них много общего. Тогда ломали памятники, уничтожали церковное имущество, сбрасывали колокола, разрушали колокольни, переименовывали города и улицы. Точно то же и с не меньшей жестокостью произошло после 1991-го и продолжается до сих пор. Нам всё хочется что-то переименовать, забыть, стереть страницы своей истории. Почему же Франция живёт со своей Марсельезой и её национальный праздник - взятие Бастилии? А вдруг случится ещё какой-нибудь поворот в нашей истории? И мы снова будем менять всё до основания, не построив ещё ничего нового. Ломать - не строить.

Была православная Россия. В учебных заведениях вели уроки Закона Божия, население шло в храмы в будни и в праздники, проходили крестные ходы и молебны. Солдаты шли в бой за Веру, Царя и Отечество. Как же случилось, что этот богобоязненный народ начал крушить церкви? Была ли крепкой и искренней вера? В Советский период верующих в храмах было немного. Сейчас снова массовое возвращение людей в храмы. Что это? Генетическая память или мода? Но можно ли так легко и быстро переходить из одного состояния в другое? Тогда стоит ли удивляться, как быстро переориентировалась Украина. Мы сделали то же самое дважды. Не задуматься ли о себе, о своём будущем? Где мы, в компании с кем и чего для себя хотим? Давайте научимся думать и трезво оценивать события, целесообразность своего участия в них.

Маргарита Николаевна Соколова Материал подготовлен на основе архивных документов Красноуфимского краеведческого музея и Государственного архива в г. Красноуфимске

//Городок. - 5 янв. (№ 1). - С. 14-15

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

перед эти кодом