Самоходный пенек

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Строительство «железки» потянуло народ на новое дело. Не только поселенцы волостного села, но и жители окрестных деревень - Отевки и Киселевки, Талицы и Контугана - потянулись на «путя». Многие всем семейством, большинство на своих подводах. Платил фон Мекк (из немцев) негусто, но и тем деньжатам были рады.

Особенно хлопотная работа была строить насыпь, выбирать выемку, одним словом, земляная работа. Где глина попадет вязкая, где грунт каменистый, где место топкое, где коренья толстущие, пни вековые...

Занятно было смотреть со стороны на линию трассы: на всем ее протяжении кипела работа - мелькали лопаты, двигались подводы, стоял неугомонный людской шум. И было отчего: ведь в артель набиралось человек двести. И всем руководил один человек - артельный староста. Диву даешься: где набрал фон Мекк такой ловкий народ, - этот самый артельный, как правило, имел и язычок подвешенный, и в делах разбирался, и деньгам счет знал.

Помнится, что нашего артельного звали Степаном Феофилычем Варнаковым, понятно, что прилипло к нему прозвище «Варнак». А мост ажурный, деревянный через быструю речку тут строился ловкими плотниками, над которыми начальствовал Родион Яковлевич Мешков. Эти самые артельные были не с наших краев, например, с вятской стороны. По их некоторым разговорам, по слухам можно было заключить, что они давненько припали к железнодорожному делу, так как бывали на линии Пермь-Котлас, которая вывела «железку» к Белому морю. Строили в недалеком соседстве за несколько лет до этого дорогу от губернского города на Катеринбург через Кунгур, а когда начался наем рабочей силы (март-апрель 1914 года) на новое железнодорожное строительство, они предложили свои услуги правлению акционерного общества Московско-Казанской железной дороги.

Так вот с семейством нашим (Дороховых) работаем со всеми, возводим полотно будущей дороги, копошимся, ковыряем землю... Не только мы, но и прочий люд стали замечать, что «Варнак»-то наш слишком ловок. То на копейку, другую обсчитает народец непостоянный: бывало, вечерами молодежь придет и поработает часок-другой, так одарит их Феофилыч несколькими медными монетами; несколько дней выкроит после посева ли, до сенокоса какое семейство, так заробят они рублей несколько...

Раскрыли мы эту самую ловкость «Варнака» таким образом, Как раз возились на выемке Мотовилинской. Ну и мук натерпелись там. Год назад тут стоял вековой ельник, так, понятно, в каково обошлись коренья и пни леса таежного, веками нетронутого. А за верхним слоем начался камень крепкий. Этот самый «Варнак» в начале рабочего дня (а он длился по 10-12 часов) указывал: «Вот сегодня работаем до обеда до этого места...» Упомянутое место обозначит не колышком, не шестом, а как только начнут, бывало, мужики корчевать пни, так он выберет какой и этот пенек, пока не закончим этот участок, все служит меткой, каждый день он его таскает и обозначает.

Работа - работой, а обед не отменишь. Разбежится на обед кто куда: кто в деревню, кто под телегу, кто в балаган. Затихнет на часок стройка, а в это время «Варнак» передвинет пенек на вершок-другой, добавит работы, - эту хитрость вятского стали замечать, а после довелось видеть и воочию, как он с оглядкой пододвигал любимый свой пенечек в сторону от трассы. И сказать-то было в лоб нельзя - момент обсчитает. Отвели же душу таким манером. Была у него природная слабинка - охоч был по женской части. Лип и к незамужним молодайкам, и к глупым девчонкам. После нашел безотказную солдатку по Трактовой, Сибирской улице, частенько наведывался к ней. Так в одну из темных сентябрьских ночей укараулили наши ребята его на узкой тропиночке, поколотили маленько, помяли бока, навешали фонарей, отвели душу. Думаете помогло: пенек после этого стал передвигаться чуть ли не на аршин.

В. УРЖУМОВ.

Уржумов В. Самоходный пенек: Рассказы старожила/ В. Ганькин //Вперед. - Красноуфимск, 1999. - 16 июля. - С. 7.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

перед эти кодом