Хафиз-Бай

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

«...А благочестие - кто уверовал в Аллаха., и давал имущество близким, и сиротам, и беднякам, и путникам, и просящим...»

(Коран, 2-я сура, аят 172)

Быстро выросшая популярность Большой Оки как одного из торговых центров Красноуфимского уезда привлекла внимание предприимчивых людей. Ведущее положение среди большеокинских купцов занимали купцы-мусульмане, выходцы из казанских татар. Первые из них появились после крестьянской реформы 1861 года.

«Окинцы с благодарностью вспоминают о Хафиз-бае - легендарном человеке в истории Большой Оки. Это был крестьянин, выбившийся в купцы, чрезвычайно много сделавший для поднятия экономики села: построил в деревне ярмарку, школы, мечети, что изменило весь его облик». (Б.С. Давлетбаев «Большая Ока». Уфа, 1992г. стр.8).

Среди местных татарских купцов наибольшей известностью пользовался Хафиз-бай, так его называли в народе. Настоящее его имя Мухаметхафиз Хабибулин. Он был уроженцем деревни Ор Мамадышского уезда Казанской губернии, 1850 года рождения. Приехал он в Среднюю Оку вместе с отцом - Хабибуллой совсем мальчишкой. Случилось это вскоре после отмены крепостного права. Отец его как «припущенник» получил земельный надел и одновременно занимался мелкой торговлей в собственной лавке. По истечении нескольких лет семья переехала в Большую Оку, построила новый дом. Отец оставил Хафизу небольшую сумму денег. К этому времени он был уже семейным человеком. К несчастью, у него здесь умерли первая, затем и вторая жена. В третий раз он женился на местной девушке - Салиме.

Красноуфимский уезд славился как зерновой регион губернии. В отчетах уездной управы есть такие неоспоримые факты: «Обширный хлебородный уезд ежегодно дает значительный избыток хлеба. В годы урожая этот избыток достигает 4-7 млн. пудов - 1910 гол». Затоваривание зерна получалось, в первую очередь, из- за отсутствия надежных путей сообщения, хотя спрос на зерно на просторах обширной империи был.

Бесспорно, Хафиз-бай был человеком своего времени: достаточно прочитать кабальные расписки за 1885 год: «15 июля. Башкир д. Б. Ока дает расписку Красноуфимскому купцу Хабибуллину в том, что занял у него 207 рублей, из которых 90 рублей обязуется уплатить непременно к 6 декабря сего года, а за остальные 117 рублей доставить ему овса хорошего качества 450 пудов».

Хафиз-бай пошел на оправданный риск: он закупку, перевозку и продажу сосредоточил в собственных руках.

Для этого он построил в Большой Оке комплекс хозяйственных построек (им пользовались в советское время до 60-х годов!), пристани в Красноуфимске, Усть-Маше, вспомогательный - в Метелях. Был у него и собственный дом в уездном центре - на углу улиц Приходской и Большой Гостиной, - сейчас это здание мечети. В самой Оке был возведен для него двухэтажный особняк в стиле волжских татар: вся усадьба, обширные хозпостройки и высокий забор были окрашены в зеленый цвет. Молва утверждает, что каждое бревно для нового строительства прошло через руки хозяина. По тем временам купец Хабибуллин совершил невиданное новшество - сушильный агрегат был приобретен аж во Франции.

На указанных пристанях также были хозяйственные постройки: в том числе жилые дома для служащих. Необходимо подчеркнуть, что главной пристанью была Усть-Машевская.

Для доставки зерна Хафиз-бай решил использовать самый дешевый - водный, по реке Уфе, дальше по рекам Белой, Волге. Когда на Карандели (Уфе) устанавливался прочный лед, начиналась работа по строительству барж. Материалом для остова служили вековые ели. До 30 пар распиловщиков занимались изготовлением досок. Отдельная артель занималась изготовлением двухслойных рогож для зерна вместимостью в центнер и более.

Хафиз-бай тщательно подходил и к подбору кадров: в Большой Оке приказчиком был Мубаракша Рафиков, в Усть-Маше - Гарифулла, строительством барж руководил Сираязжан, они все были земляками хозяина, то есть из казанских татар. Нужны были и слуги. Одного из слуг звали Мини- бай, достоинством его было то, что он знал русский язык, обучен был арифметике. Купец выпросил его у отца - Давлетбая, аргумент был таков: «Если он поступит к русским купцам, то научится пить и курить, у меня он будет сыт и в порядке».

Дело купца Хабибуллина в полной мере начало функционировать в конце 80-х годов 19-го века. К этому времени он в Большой Оке стал монополистом: им закупалось все привозимое зерно. Зимой со всех уголков уезда в его усадьбу везли зерно. Здесь зерно доводилось до хорошего товарного вида - сортировалось, сушилось. Готовое зерно везли на санях на главную пристань - в Усть-Маш. Сохранились достоверные данные, что в день уходило по «казенной» дороге (Златоус товской, по-другому - Красноуфимской) до 40 возов. На конечном пункте зерно складывалось в штабеля. Спуск кулей с зерном проводился по специальному трапу. Говорят, что приходилось посыпать деревянный настил снегом, так как погрузка была такова, что доски нагревались. Далее приходилось ждать большой и чистой воды. Этот момент был самым ответственным. Как правило, отплытие каравана не обходилось без Хафиз-бая. Дело было ответственное и людное, так как баржи надо было оторвать ото льда и вытолкнуть на фарватер реки. Говорят был такой случай: местные купцы из числа русских, священнослужители решили посмотреть на подобное мероприятие, увидеть знаменитого в уезде хлеботорговца. А тот подъехал на неприметной повозке, дал необходимые распоряжения, убедился, что караван барж отплыл благополучно и незаметно уехал. А гости давай расспрашивать: где, который? Думали, что знаменитый купец приедет с шиком...

По маршруту продвижения каравана были разные сложности, но баржи вели опытные лоцманы. А тем временем купец Хабибуллин уезжал в столицу империи. Здесь по заранее данным объявлениям хлеб с далекого Урала продавался русским и немецким купцам. Только в июле караван возвращался в родную пристань. Реки, как всегда, были капризны, поэтому бывали случаи в годы небольшой воды, караван оставался в верховьях Волги. Хафиз-бай предусмотрел и такие «сюрпризы» в торговом деле: получал купец из-за непредвиденных обстоятельств страховые деньги.

Бесспорно, что значительное количество зерна вывозилось с уезда. Близкие купцу люди говорили, что караваны состояли до десяти и более судов, что было порядка 18-ти ежегодных весенних караванов, что ежегодный доход был не менее 100 тысяч рублей (серебром).

До 1911 года купец Хабибуллин числился в разряде купцов 2-й гильдии, а со следующего года получил свидетельство на 1 -й разряд: таковыми считались те, кто имел годовой доход 50 тысяч и более. Накануне революции 17-го года купец открыл свой банк. Кредитная сумма его составляла 2,7 млн. рублей, общий оборот - 6,2 млн. Размеры богатства стали чуть известны, благодаря такому случаю: в северной столице строилась мечеть, мусульманские купцы сделали свои пожертвования, уральский хлеботорговец узнал, сколько внесли татарские богачи и один внес сумму большую, чем все эти благотворители.

Хафиз-бай был известен своей благотворительностью: он много сил и средств потратил на обустройство базара и ярмарок в Большой Оке, при четырех мечетях и школах был попечителем. Благодаря его хлопотам была открыта женская школа, пожертвования он делал и на строительство православных церквей и мусульманских мечетей в других селениях (особо благоволил тем, откуда постоянно шло зерно). Касательно Красно- уфимска, надо сказать, что здесь был не только его дом, он внес большую сумму на строительство собора Александра Невского. Мечеть и-мусуль- манская школа в уЛдномцёнтре построены и укомплектованы на его деньги. Планы Хафиз-бая были впечатляющими: он хотел построить здесь большую ткацкую фабрику по изготовлению мешков (есть сведения, что было выбрано даже место). Он ходатайствовал о строительстве железной дороги от Красноуфимска до Уфы,- была идея и строительства чугунного моста через реку Оку.

Октябрь 17-го положил конец успешному бизнесу Окинского купца. Новой властью на него наложена была контрибуция - 125 тысяч рублей серебром. Он был арестован и содержался некоторое время в уездной тюрьме. После освобождения он уехал к замужней дочери в город Стерлитамак. Там скончался в 1919 году в возрасте 68-ти лет (по другим данным - в 1918 году). Над его могилой стоял красивый могильный камень. После войны старое мусульманское кладбище было снесено, говорят, что могильный обелиск был использован в духе времени - положен в фундамент ремесленного училища.

Жена его, Салима, осталась в Большой Оке. До коллективизации жила в собственном доме, дочери Рокыя и Разия уехали в Ташкент. Есть свидетельство, что род Мухаметхафиза Хабибуллина продолжался по женской линии.

Валерий Ганькин

//Городок. – 2005.  – 20 мая.  (№ 20). _-  С.  6-7

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом