О марийцах Урала

ruenfrdeelitptsres

Из цикла «О нашей «малой» родине»

Средний Урал, особенно его юго-западные районы, интересны в этнографическом плане тем, что они многонациональны. Особое место занимают марийцы: во-первых, они здесь представляют угро-финнов; во-вторых, они были вторыми, после башкир и татар, (а в некоторых случаях первыми), поселившимися несколько столетий назад на обширных просторах древнего Уфимского плато.

Угро-финская группа объединяет 16-ть народов, их всего более 26 млн.; среди них марийцы занимают шестое место.

Само название этого народа «мари», что в переводе означает «человек; мужчина», общемирового значения: это слово имеет такое же значение в индийском, французском, латинском, персидском языках.

Угро-финские племена в глубокой древности жили от Зауралья до Балтики, об этом говорят многочисленные географические названия.

Древняя родина марийцев - Среднее Поволжье, - это берега Волги, междуречье Ветлуги и Вятки: здесь они жили более 1500 лет назад, а погребения говорят: их далекие предки облюбовали этот край 6000 лет назад.

Марийцы относятся к европеоидной расе, но у них наблюдаются некоторые признаки монголоидности, их относят к субуральскому антропологическому типу. Ядром формировавшегося в 1-м. тыс. н.э. в Волго-Вятском междуречье древне-марийского этноса были финно-угорские племена. В 10-м. веке марийцы впервые упоминаются в хазарском документе как «ц-р-мис», Угроведы считают, что среди древнемарийских племен было племя «чере», которое платило дань хазарскому кагану (царю) Иосифу дань, а на основе двух племен «меря» и «чере» (мис) возникла марийская народность, хотя до 1918 года этот народ носил колониальное название «черемис».

В одной из первых русских летописей «Повести временных лет» (12 век) Нестор писал: «На Белоозере седят весь, а на Ростовском озере меря, а на Клещине озере меря же. А по Оце реце, где потече в Волгу, мурома язык свой, и черемиса свой язык...»

«Тогда было около 200 родов, объединенных в 16 племен, которыми управляли советы старейшин. Раз в 10 лет собирался совет всех племен. Остальные племена создавали союзы» - из кн. «Урал и марийцы»; авт. С. Никитин с. 19

По поводу перевода названия племени «черемис» есть разные точки зрения: это и воинственный, и восточный, и лесной, и болотный, и из племени «чер(е), Сар».

Марийцы подразделяются на четыре этнические группы: горные - правобережья Волги, луговые - Ветлужско-Вятского междуречья и восточные, живущие в Кировской. Пермской, Свердловской областях, в Башкирии, Удмуртии.

В марийском языке выделяются четыре наречия - горное, луговое, северо-западное и восточное, а говоров пятнадцать, в том числе - Кунгурский и Красноуфимский.

На территории целого ряда областей Центральной России сохранились угро-финские географические названия, в том числе марийские: «Волга, Ока, Вологда, Кострома, Кинешма, Орша, Тула, Чертаново, Тушино, Кашира, Москва», - этот перечень очень обширен; только в Московской области порядка двух десятков марийских топонимов.

«Все они вообще характера скромного; честны, трудолюбивы, терпеливы и дружелюбны. Когда придут в возраст, труд и невзгоды кажутся нипочем. Женщины и девушки честны и не было еще примера, чтобы до вступления в брак забеременела, а жена не изменяла мужу. Браки зачастую ранние - до 16 лет. Развод возможен только при наличии шести свидетелей» - одна из характеристик марийцев.

Надо сказать, что интерес к марийцам проявляли немецкие, венгерские, голландские, финские этнографы, не обходили вниманием и известные отечественные ученые - В. Татищев, И. Лепехин, П. и Н. Рычковы и др. Вот несколько исторических справок: князь А. Курбский - «У черемис, особенно у князей дома красивые и высокие; кладей хлеба на полях, как звезд на небе и хлеб черемисский сладостнейший, паче драгоценных калачей»; этнограф Н. Рычков - «Черемисы есть народ мужественный и возрастной, при этом смиренный, незлобливый и нековарный».

«Все, особенно мужчины, очень проворны в беге, затем они весьма опытные стрелки, причем никогда не выпускают из рук лука: они находят в нем такое удовольствие, что дома не дают есть сыновьям, если те раньше не пронзят стрелою намеченную цель» - З. Герберштейн, 1527 г.

Формирование марийской нации затруднялось тем, что они столкнулись с более сильными в военном отношении лучше организованными соседями, - сначала с хазарами, волжско-камскими булгарами, татаро-монголами, позже - славянами.

Последние исследования, правда, говорят о том, что у марийцев были свои князья, которые объединяли большие родовые общины; сохранились в памяти народной и их имена - Онар, Чоткар, Акпатыр, Чумбулат и др. Социальный строй средневековых марийцев можно определить как переходный от родоплеменного к ранне - феодальному («военная демократия»).

До нашествия монго-татар марийцы с 7-8-го веков в зависимости от Волжской Булгарии, после были под властью Золотой Орды, а затем Казанского ханства. При этом марийцы, будучи зависимыми в экономическом и административном отношении, сохраняли собственную социальную верхушку и свою языческую религию.

После ликвидации Казанского ханства (1552 г.) марийцы оказались в зависимости от Московского государства (горные марийцы добровольно приняли русское подданство несколькими годами раньше до последней русско-казанской войны (в 1551 году) и по сути сыграли во главе со своим князем Акпарсом роль коллаборационистов по отношению к своим луговым соплеменникам).

Объективно получается так, что в результате столкновения имперской экспансии Москвы и набего-имперской экспансии Казани марийское население, преимущественно населявшее приграничные области, оказалось как бы между молотом и наковальней. Но было бы несправедливо считать марийцев абсолютно невинными жертвами русско-казанского конфликта. Марийские воины являлись серьезной силой, это они доказывали не раз в ходе нескольких русско-казанских войн, с ними вынуждены были считаться и в Казани, и в Москве.

За 100 лет (с середины 15-го века) казанцы совершили более 30 походов на русские земли, столько же — русские. Вот одна из хроник: «1467 год. Тоя же осени князь великий Иван послал на черемису князя Семена Романовича... Придь в землю черемисскую много зла учиниша земли той: люди изеекоша, а иных полон поведома, а иных изжогоша, ... а что было доживота их, то все взяша...»

С другой стороны, марийские дружины совершали походы на владения Москвичи: в 1372 году осаждали Солигалич, в 1427 году четыре недели осаждали город Галич, в 1424 году зорили галицкие земли, были походы в 1467, 1522, 1535, 1538, 1539, 1550 годах.

О том, что марийцы умели и обороняться писал Н.М. Карамзин: «... Там, где Волга, усеянная островами, стесняется между ними, черемисы запрудили реку камнями и деревьями. Сия преграда изумила россиян. Суда, увлекаемые стремлением воды, разбивались одно об другое или об камни, а с высокого берега осыпались на них стрелы и катились бревна, пускаемые черемисами. Погибло несколько тысяч людей убитых и усопших... Сие бедствие, как думают, породило известную пословицу: «С одной стороны черемиса, а с другой берегися».

Именно в те годы в летописях говорится о марийцах - «кровопийственный, войнолюбивый, злолютный», - таков бил накал взаимососедских отношений.

После падения Казанского ханства колонизация захваченных земель шла по классическому сценарию: на марийских землях были построены русские крепости - в 1584 году - Санчурск, Яранск, в 1586 году - Уржум; местное население было приписано к ясашному сословию, упразднена была власть лужавуев (князей), начинаются притеснения на религиозной почве.

Именно на землях луговых марийцев русская власть встретила более упорное и многочисленное сопротивление, известное как «черемисские войны»: на Вятских землях сопротивление возглавил князь Болтуш, на левобережье Волги Мамич - Бердей, - это уже в первый год оккупации; крупные восстания были даже в 1572, 1582 годах. Все эти попытки отчаянного сопротивления были жестоко подавлены: карательные экспедиции проводились на глубину в 150 верст; их хроники той поры: «И быша убиения человечя велика, и кровми полняся варварская земля; и блата и дебри, озера и реки намостишася человеческими костьми».

Показательны события взятия Казани: кто к ним пришел? Какова их будущая судьба?;

«Царь же ... преисполнился великим гневом! И осудил она смерть всю взятую в острогах черемису - до семи тысяч человек: одних около города посадили на колья, других подвесили вниз головой за одну ногу, некоторых - за шею, а иных застрелили на устрашение казанцам, чтобы те, увидев злогорькую смерть своих людей, испугались и сдали ему город и смирились. Черемиса же, умирая, проклинала казанцев: «Чтобы вам после нас принять такую же горькую смерть, и женам вашим, и детям!»

«Русские же воины, выбирая маленьких детей знатных казанцев и отроков, и прекрасных отроковиц, и пригожих жен богатых и почтенных людей, забирали многих в плен и одних увели с собою в неволю. Захватили бесчисленное множество золота, и серебра... дерясь друг с другом, нанося раны из-за того богатства... запаслись казанским богатством на весь свой век...

....Можно было видеть подобные высоким горам громадные кучи убитых казанцев, лежащих внутри города, вровень с городскими стенами. Словно огромные лужи дождевой воды стояла кровь по низким местам»

«Спустя шесть месяцев снова разгорелась война: послали свияжского воеводу Бориса Салтыкова.... на некие черемисские улусы... Воеводу взяли живым в плен, побив 12000 его воинов. Только с помощью большого числа воинов прогоняли их, пока не погибла вся черемиса».

«И сосчитали сами оставшихся в живых казанцы и черемиса всех своих.... и насчитали, убитых в Казанское взятие, и до взятия, и после взятия, и уведенных в плен, и умерших от голода, и замерзших 757270 человек. Мало осталось их в живых - только простые люди, больные и немощные и бедные земледельцы».

Более 30 лет шло сопротивление колонизации, марийская земля была обессилена. На случай новой вспышки сопротивления были приняты чрезвычайно жестокие меры: вокруг русских крепостей был объявлен 5 - верстный кордон; указами 1633, 1645, 1697 г.г. были изъяты кузнечный промысел и другие виды металлообработки: «... не делали бы и топоры, и косы, ножи, серпы,... покупали бы на торгу» (у русских людей); до 1811 года марийцам было запрещено торговать своей продукцией и промысловыми изделиями на рынках; были «оригинальные» правила поведения в городах: «они приносили туда свой ясак, могли являться с другими целями, но не в большом количестве и без оружия, мешкать, ночевать в городе, завязывать отношения с русскими есть и пить с ними запрещалось» (С. Никитин «Урал и марийцы» стр. 55)

А обязанности по отношению к власти были очень обременительны: 1. ясак деньгами и хлебом; 2. оброчные деньги за право владения пчелами, бобровыми гонами; за мельницы и рыбную ловлю, пашню и сенокосы, за свадьбы; 3. косвенные сборы за соль; 4. практика заложничества; 5. мобилизация на строительство крепостей, дорог, мостов; 6. рекрутчина при полном собственном снаряжении; 7. захват земель в пользу удельных, вотчинных, помещичьих и монастырских (настоятели русских монастырей брали деньги с местного населения даже с подкидышей и умерших).

Все эти тяжкие обязанности сдвинули с родных мест: «Бесконечные грабежи и поборы, а также религиозные гонения побудило марийских язычников оставлять свое насиженное местожительство. Началось движение марийцев на Восток». (М.Н. Янтемир)

Петровская эпоха была трагической страницей в истории народа - «мари»: была установлена подушная подать на все мужское население, от младенцев до глубоких стариков, в размере 1 р. 10 коп. (для сравнения: это стоимость 10 — 11 пудов ржи): начинается массовая Христианизация населения (согласные принять христианство освобождались на три года от податей), а несогласные могли быть отданы помещикам, могли отказать в охотничьем, рыбном, бортническим промыслах, сенокосных угодьях; кто не крестился, будет платить за «новокрещенцев» и другие изощренные меры, вплоть до запрета народных преданий, мифов. Положение народа усугубили неурожаи 1707 - 1709, 1716, 1722 - 23 годов.

К указанным притеснениям прибавилась служба в армии - рекрутство, введенное специальным указом от 19 (30) января 1722 года.

В ряде уездов убыль населения составила от 1/4 до 1/2 наличного уездного населения. Бегство стало массовым явлением - .уходили целыми семьями, нередко деревнями и общинами, со всем имуществом и скотом.

Миграция марийцев на Восток охватила обширную территорию, вплоть до Урала. Об этом Г.Н. Чагин «По наиболее распространенной народной версии, верховья Уфы осваивалась марийцами двумя миграционными потоками.

Одним центром, из которого шло заселение, были верховья реки Сылвы. Тамошние места до конца 18-го века входили в Кунгурский уезд (до образования Красноуфимского), поэтому часть марийцев стали называть «конгыр мари» - кунгурскими марийцами. Приходя с Сылвы на притоке Уфы и двигаясь вниз по течению на юг, марийцы выходили на водоразделы и на арендованных у башкир и татар землях оседали. В наши дни марийцы трех районов Свердловской области - Ачитского, Артинского и Нижнесергинского - относят себя к кунгурским марийцам, хотя эти районы удалены от Кунгура на расстояние от 100 до 200 км.

Второй поток марийцев шел с низовьев Уфы, из северных районов Башкортостана. Во время продвижения на север они расселились только на юге Красноуфимского района. Так как на марийском языке река Уфа называется «Упо», то их потомки получили название «юпонш мари» («йипоныш») - уфимские мари. Многие деревни основанное ими на водоразделах, вблизи истоков небольших рек, где много плодородных земель.»

Народные предания говорят, о том, что уральская сторона древним марийцам не была неведомой землей: переселенцы шли по разведанным дорогам.

Наиболее ранее документальное свидетельство о наличии марийцев на Урале относится к сылвенским марийцам: «Предки, отцы наши черемисские, в прошлых 1623 и 1624 годах по указу Государя князя Алексея Михайловича пожалованы были и нам доставшееся вотчинною землею, лесами ниже Перми Великой по реке Сылве по обе стороны Сылвы - реки на 40 верст со всеми угодиями, в которых пользуемая рыбною и звериною ловлею, хмельным щипанием, бердными угодиями», - это из жалобы по поводу притеснений со стороны русских новопоселенцев; интересно, что за шесть - семь десятилетий волна марийского переселения удалилась по северному направлению от их волжской родины почти на тысячное расстояние.

Что касается так называемых «восточных» марийцев, то они делятся на четыре изолированные группы: 1. «Чолпан мари» - это вятские марийцы; 2. «Упо мари» - это марийцы Бирского, Мишкинского и ряда других районов Башкирии; 3. «Белебей мари» - это марийцы центральной Башкирии; 4. «Урал мари», которые делятся на «юлоныш» и «конгыр».

Кунгурские марийцы по мере стихийного поселения русского населения, особенно после организации Кунгурской крепости (1647 - 48 г.г.), а после и уезда, оказались в недружеском соседстве.

Во время переписи 1678 года ясашных людей Кунгурского уезда «из того оброку черемиса и чуваша и остяки разбежались в иные города». В 1680 году марийцы Кунгурского уезда «покинув свои юрты, разбежались врозь» после обложения их стреляцкими деньгами (т.е. был добавлен новый, непосильный и непонятный, налог).

Старые места пребывания сохранились в топонимике и преданиях: так в селе Большие Ключи часть околотка имела названия Черемисская Мостовая (сейчас Дьяковка), на месте села Чатлык была марийская деревня; название села Манчаж марийского происхождения; при Пугачевщине возле Титешных гор было марийское поселение, на месте первоначальных Артинского и Бисертского заводов жили марийцы и т.д. Следы их жизни отмечены в Режевском и Каменском районах, - надо полагать, это следы, самой восточной миграции волжских угро-финнов. В нашем же регионе кунгурские марийцы самые восточные марийцы остановились в поселениях Ялъян (Старобухарово) и Кыйкыр (Накоряково), что в Нижнесергинском районе. Русская колонизация положила предел движению и расселению пермской группы народностей. Они оказались прикованными к тем местам, где мы видим их и поныне, оказались в железном кольце русских поселений: расселяться было некуда. Марийцы и вообще нерусское население считалось ненадежным, поэтому или марийцы выживались с «лакомых» мест (хороший чернозем, вода - река или озеро, сенокосные угодья, лес и т.п.), или впритык и в разрыв поселялись русские новопоселенцы за счет подкупа башкир - вотчинников и ущемления марийских земельных угодий: так в Артинском районе почти все марийские поселения, изолированы друг от друга; в Красноуфимском много русских подселений - в Сарсах 2-х, Усть-Маше, Юве, Тавре, также относились к башкирам и татарам: рядом с татарским Тохтамышом Верх - Иргинск, Русское Рахмангулово возле Татарского и т.д. Читателю не надо думать, что марийцы разово переселились на Урал: были у них предыдущие места жительства, которые они вынуждены были покидать.

В свое время Л.С. Зеленцов занимался этим вопросом: «Марийские поселения гораздо старше русских, некоторые из них, по видимому, ровесники башкирским, а может быть, и старше. Хотя марийцы были пришлыми и если, как тогда говорили «сели» на башкирскую землю; они вот именно «сели», в то время как башкиры еще вели полукочевой образ жизни.

200 - 300 лет назад марийских поселений в нашем крае было больше и география их была шире. В документах упоминаются деревни, которых теперь не существует или на месте которых уже тогда были развалины: ... по речке Зюрзяге вниз до старого черемисского жилища» - из купчей Голубцова, 1780 год; «лишь по речке Зюрзяге ютились черемисские и чувашские жилища» - из архива Голубцова; «в черемисскую деревню при речке Чатлыке - П.С. Паллас, 1773 год; сторожилы В - Потама утверждают, что жили где теперь деревня Подгорная. Мне рассказывал человек из Манчажа, что помнит как в детстве старики показывали им место от огородов, ямы от домов, где жили марийцы (это на месте нынешних ферм). Но когда пришли первые русские поселенцы, марийцы ушли на р. Бардым.

У местных марийцев еще не так давно существовала легенда о том, что Титешные горы есть не что иное, как грудь ихнего, марийского великана, павшего в бою за эти места. Павший великан не умер, крепко спит... Голова его - Турышинская гора, грудь Титешные горы, туловище - Шайдакина гора, а ноги - расходящихся под углом от этой горы две цепи гор. (П. Сигов)»

Что же касается марийских деревень нашего района, то картина такая: чисто кунгурские марийцы (чимарий) - в Верхнем Бардыме, Больших Карзях; Марийских Ключиках (Одо - Сола) - единственная деревня в Красноуфимском районе; Упо мари (тептяри) - в Сарсах 1-х и 2-х, Малой Тавре, Юве, Байбулде и Багышково; смесь кунгурских марийцев и тептярей (юпоныш мари), в Курках, Усть-Маше, Большой Тавре (кунгурские в околотке Чердак), Андрейково, Нижнем Бардыме, кроме того жители Афонаськово, Курках (большая часть), Пантелейково выходцы с Вятки (чолпан мари).

Вопрос основания населенный пунктов: мой список со ссылкой на личный архив Л.С. Зеленцова таков: Андрейково - до 1690 года; тептярского околотка (14 дв.) - 1760 г.; Байбулда - 1767 г.; Багышково - 1761 г.; Бугалыш Верхний - до 1680 г,; Карзи Большие - 1732 г.; Карзи Малые - 1743 г.; тептярский околоток Иванайково - 1755 г.; Сарсы 1-е - 1761 г., из Бирского уезда из с. Курасева (возможно - современное Курачево; уникальный случай - известно места старого поселения); по др. дан. - 1757 г.; Сарсы 2-е 1873 г. Тавра Б - до 1680 г.; по др. данным - 1708 и 1761 г.; Тавра М - 1761 г.; Усть-Маш - 1673 г.; Марийские Ключики - до 1680 г.; Юва - 1697 г.; Бардым Верх - 1784 г.; Бардым Н - 1789 г.; Курки - 1675 - 78 г.г.; Афонаськово - 1745 г.; Пантелейково - 1745 г.; Ачитские марийские деревни - после 1650 г.; Сылвинские - после 1623 - 24 г.г.; Нижнесергинские: Накоряково и Старобухарово - 1770 - 80 г.г.; Марийские деревни Октябрьского и Чернушинского районов -во 2-й половине 18 в.: Тляково - 1771 г.

Есть и список свердловского краеведа Н.В. Власова, по которому год основания у марийских деревень и сел Артинского района таков: Большие Карзи - 1740 г.; Курки - 1675 г.; Малые Карзи - 1760; Афонасково - 1745 г.; Пантелейково - 1745 г.; Андрейково - 3690 г.

Известно, что марийцы селились на земли башкир - вотчинников: по югу Красноуфимского района арендовали у сызгинских; по югу Артинского района у изикеевских и кызылбиевских на восток - у шокуровских, но более ранние поселения проводились самовольно. На этой почве происходили серьезные столкновения между новопоселенцами и башкирами.

О тептярях я писал в статье «О тюркоязычных народах нашего края» («Городок» № 10, 11, 12). Они сплошь написаны как «военные припущенники». В практике московских правителей было испытанное средство натравливания одного народа на другой. Башкирское население наиболее упорно сопротивлялось русской экспансии: за 100 лет произошло пять крупных восстаний, последнее - в 1755 году. Д.Н. Мамин - Сибиряк писал: «При подавлении беспорядков башкиры не восставшие наказывали башкир непокорных. Башкиры усмиряли и наказывали тептярей - мещеряков, мещеряки - башкир»

Надо полагать, что часть башкирских марийцев участвовала в подавлении местных мятежей на стороне русских карательных отрядов, за что, как правило, арендуемые у башкир - вотчинников земли, переходили в безвозмездное пользование марийцам - тептярям. зачастую и имущество, а парой и захваченные в плен женщины и дети. После «усмирения» башкирских бунтов, марийцы, живя во враждебном окружении, боясь мести, зная о наличии своих соплеменников на Урале, вынуждены были мигрировать в более спокойные районы. Трудно сказать, добровольно или в приказном порядке, они подселялись к кунгурским марийцам, но, несмотря на почти единство языка, происхождения, отношения между ними непростыми: во-первых, они десятилетиями жили разрозненно, во-вторых, тептяри были более лояльными к властям, в-третьих, подселение было сделано сознательно - «на всякий случай».

Так в д. Андрейково укажут вам и гору, и лог, и место, где похоронен отважный предводитель сопротивления по имени Патыр (богатырь). Местные башкиры тогда вели полукочевой образ жизни, разбой был обычным явлением, поэтому натянутые отношения между марийцами и татаро-башкирами заглохли лишь в советское время. Местные источники говорят о, том, что право на жизнь предки местных марийцев отстаивали в победных сражениях в 1736-39 г.г.

О марийцах существует огромная литература. Автор адресует читателя к книге профессора Пермского университета Г.Н. Чагина «Народы и культура Урала в 19-20 в.в.» (Екатеринбур, 2002 г.), в которой наиболее полно отражены и история, и быт уральских марийцев. По правде сказать, несмотря на огромный материал в архивах, библиотеках, музеях, полного исследования об уральских марийцах пока нет. Эта тема ждет своего автора, которые могут быть среди многочисленных читателей-марийцев данного издания. Хотя следует приветствовать автора книги «Урал и марийцы» С.П. Никитина, в которой не полно, но достаточно отражена история уральских марийцев.

Если говорить о численности марийцев на Урале, то 2-я перепись (Кайсарова - в 1623- 24 г.г.) уже фиксирует четыре юрты черемисских, а до этого по переписи 1579 года на всем Урале было 2197 дворов с населением около 15 тыс. В 1710 году на Урале было 215 поселений при 4661 дворах - всего населения было 24430 человек, в том числе 1136 марийцев. В 18-ом веке, после Петровских тягот, начинается рост марийского населения: в 1723 году их было всего 74 тысячи, в том числе горных 14 тыс.; луговых - 49 тыс., воет. - 11 тыс.; в 1764 году - всего 119 тыс. и далее 23,5; 71,5; 32; 1795 - 137 тыс. 24, 90 и 44 тыс.

В 1704 год в Кунгурском уезде было 144 юрт марийских, даже один в Чердынском. К концу 1860 года численность марийцев в Красноуфимском уезде возросло в 2 раза, - с 4880 до 9815. При первой всероссийской переписи - в 1897 году - население Пермской губернии состояло 2994302 человек, в том числе марийцев было 10390, а во всей России 374,7 тысяч.

В советский период численность марийцев выглядела так: 1926 год - 481,3; 1959 г. - 504,2; 197б г. - 598,6; 1989 - 670 тысяч. По регионам на 1989 год картина такова; всего марийцев - 670868 человек; в том числе в Мари Эл - 324349 (43 % от общего населения; (смотри читатель, какова национальная политика - титульной нации нет и половины!); в Башкирии - 105768 человек, это в следующих районах - Бакалинском, Благовещенском. Бирском, Дертюлинском, Краснокамском, Калтасинском, Илишевском, Нижнекамском, Балтачинском, Белебейском, Нуримановском, Бурайском, Мишкинском, Уфимском, Шаранском, Янаульском, в Кировской области - 44496; в Свердловской - 31297; Татарии - 19446, в Горьковской (Нижегородской) - 7942 (их называют чоло-мари), в Пермской 6576; -это в основном Суксунском, частично Октябрьском и Куединском районах, Удмуртии - 9543 человека.

Марийское население, живя и в советский период не очень богато, искало судьбу в других краях: например, марийцев в Казахстане было в 1989 году 1220 человек. Волгоградской области - 7815, в Красноярском крае 7748, на Украине - 7368, в Московской области - 2544...

По двум районам цифры говорят: марийцев в Красноуфимске на 1989 год было 830 человек при общем населении 46497, в районе соответственно 5395 - 36420; в Артинском районе - было 6000.

По советским прикидкам марийцев к 2000 году должно было быть около 700 тысяч. По последней переписи 19.. их оказалось 620 тысяч, т.е. на 40 тысяч меньше от предыдущей переписи - такова цена так называемых «реформ» для малых народов.

Луговые марийцы в подавляющем большинство всякого рода изощренными приемами было обращены в Христианство: мало было захватить земли, но залезть в душу народа. Уральские марийцы в основном были верны своей древней языческое вере.

В марийской религии пантеон богов. представляет определенную системность, их иерархическую зависимость: большинство

1.     Выше всех стоит самый главный бог - Ош Поро Кугу Юмо (Единый Верховный Творец Вселенной), с ним - Кугу Юмын Аваже (Богиня-Мать);

2.     На следующей ступени находятся: Ош Кугу Кече Юмо (Бог солнца), Кугу Кече Ава (Богиня - Мать Солнца), Тылзе Кугу Юмо (Богиня Луны), Шудыр Кугу Юмо (Бог Звезды), Кава Кугу Юмо (Бог Неба);

3.      Все остальные божества, олицетворяющие небесные и природные явления, мировые стихии и силы; земные боги: Кудырчо Юмо (Бог грома), Волгенче Юмо (Бог молнии). Мланде Ава Юмо (Богиня - Мать Земли), Курьпс Кугыза (Бог Горы), Тул Юмо (Бог огня), Вуд Ава Юмо (Богиня - Мать Воды), Нур Кугыза Юмо (Бог угодий и полей), Чодра Юмо (Бог лесов), Сурт Аралыше Юмо (Бог-хранитель дома), и др. По Г.В. Яковлеву у луговых мари насчитывается до 140 божеств.

4.     У всех Богов имеются свои помощники: Юмын Аваже (Богиня - Мать), Мардеж Ава (Богиня Ветра), Пыл Ава (Богиня Туч), Мланде Ава (Богиня Земли), Вуд Ава (Богиня Воды), Теныз Ава (Богиня Морей), Шочын Ава (Богиня Родов), Кугу Пурышо (Бог Судьбы), Пиямбар (Пророк, предстоящий перед Богом Неба), Суксо-Сукчо (Ангел), Шочмо Шуксо (Ангел Рождения), Шочмо, Кушкыжмо, Вургече, Изарня, Кугарня, Шуматкече, Румария Суксо (Ангел дней недели), Витьнызе (Докладчик - доносчик или служебный дух). Серлагыше (хранители, казначей).

Во время молений каждому из Богов предназначалась определенная молитва и жертва: старшим богам - бык, жеребенок, младшим - корова, еще 14 богам - по барану, 7-м -   по утке.

Совершенно особое место в жизни марийцев занимали летние моления с жертвоприношениями - Кюсе, - это были священные березовые рощи, которые были неприкосновенными, т.е. в них нельзя было ни рубить, ни косить, ни собирать ягоды.

У марийцев были свои священнослужители - «карт» или «мола кугыза». Карты утверждают, что священные рощи действительно необыкновенны. В древности, чтобы найти их, карт на много дней уходил в лес. И в родных местах спал. Будущая священная роща дает о себе знать - в ней снятся особые божественные сны.

Карты были особыми людьми в общине: он знал весь ритуал молений, наизусть зная все молитвы; эти знания, как правило, передавались по наследству.

Мир, в котором жили марийцы, был миром природы, в котором были и злые силы. В пантеоне среди «нехороших» Богов первом стоит Керемет - младший брат Юмо (Бога), посланный им на Землю за его прегрешения (убийство усыновленного зятя), теперь этот злой дух бродит по Земле и вредит людям, требует он новые жертвы. Имеется иерархия Кереметов: Курык Кугу ен (Хозяин горы) - самый главный из них, - одурманивает людей, которые могут и погибнуть; Курык тур Керемет (Хозяин начала горы); Кувар Курым (Хозяин моста) - второй по значению: обитает под мостом, создает препятствия людям; Керемет (появившийся злой дух); Мукш Шырт Керемет (злой дух в ульях), Ял умбал Коштшо Керемет (летающий).

Далее перечень злых сил следующий: «Азырен» - злой дух, приносящий смерть; «Вувер» - души усохших колдуний, которых не принимает земной мир; летающая огненная змея; «Ия» - черт, леший, водяной, домовой, в том числе Вуд Ия (водяной) - души утопленников, Порт Ия - домовой, духи, обитающие в доме; «Момо» - нечистый дух. обитающий в темионе; «Овда» - нечистая с обликом женщины, обитает над горой, любит белых животных, ездит верхом на них; «Таргылтыш» - нечистая сила - души самоубийц.

Были и невероятные злые силы - Божество заморозков («Покшым Кува - Кугыза»), - чтобы ублажить его — от ранних заморозков и от летних капризов погоды одни мужчины (т.к. «злые» духи) творили краткую молитву, закалывали черного петуха и жертву оставляли на месте обитания этого духа.

В некоторых марийских деревнях идет возрождение древних традиций, правда в упрощенном варианте: так в Б. Тавре количество почитаемых богов низвели до девяти, им соответствуют березы, представляющие Всевышнего Бога, Мать Богородицу, Бога матери- Богородицы, Бога Солнца, Бога белого света, Бога земли, Бога неба, Бога воды, Бога ветра; моления совершаются в течении 2-х - 5-ти дней с жертвоприношениями; для всеобщей трапезы («каши») закупается зерно 9-ти сортов - рис, греча, овес, рожь, пшеница, ячмень, просо, перловка, горох.

У марийцев есть и почитаемые дикие животные: медведь считается покровителем и воплощением мужчин; в древности была система медвежьих праздников, отголоски его используются на Старый Новый год (праздник «Василий Кугыза»); быки когда-то пользовались особым почетом: при частых, вынужденных переселениях табор марийцев двигался за быками, где быки ложились на отдых и спокойно спали, люди считали пригодными для постройки деревни; утки, если верить мифу, спасли весь марийский народ: во время отступления ледников земля была залита водой и только утиная стая указала путь к мелководью, а там и близко был берег.

У марийских женщин была своя богиня - Пиямбар, она оберегала женщин от болезней, покровительствовала при беременности, родах, ухода за малыми детьми.

В связи с этим мировоззрение древних марийцев включает существование в природе «ю» - мощного энергетического излучения из Космоса, которым могут пользоваться избранные люди - влиять на жизнь и судьбу других, управлять ими. Предки мари энергией «ю» пользовались в основном для лечения различных заболеваний: «шуведыше». - народные лекари; гадания и ворожбы - «мужедыше» - гадальщики и вороясеи; а также для колдовства - «юзо» - колдуны. Основными способами управления «ю» - энергией  являются проговаривание вслух и про себя совершаемых магических действий. Указывается на 150 способов лечения. Бесспорно, интересен огромный текстовой материал по этим ритуалам.

«Оставив черемисов, через татарскую деревню Оку, по реке Ока прозываемую, к вечеру приехали в башкирскую деревню Кызылбаево, стоящую на реке Ай. До сих мест от самого Красноуфимска живут хлебопашцы и не втуне пользуются привольными местами, да и сами башкиры на Ае переродились. Они столь же хорошие хлебопашцы, как и их соседи. Домашняя чистота не менее у них примечается, как у мещеряков и других ясашных татар. Пища у них на татарский образец, а которые позаживнее, держат и виноградные напитки, чай и кофе. Татары и башкиры много полезного переняли у марийцев по технике земледелия». - И. И. Лепехин.

У кунгурской части марийцев особым почетом пользуется имя древнемарийского князя по имени Кокша: в 1181 году новгородские ушкуйники разорили марийский город Кокшар, оставшиеся разбежались от кровожадных разбойников: отсюда фамилия «Кокшаров»; в Андрейково, Болящих Карзях, Верхнем Бардыме есть горы в часть этого легендарного князя - «Кокша курык».

Если говорить о народных праздниках, то они были связаны с главным занятием населения - земледелием.

«Начало обрядового календаря совпадало с православным Васильевым вечером - с 31 декабря на 1 января по старому стилю. В течении нескольких дней веселились ряженые, молодежь гадала. Этот цикл у марийцев назывался «Шорык йол» («овечья нога»). Рядились часть в «Василия кутызая» и Сяскави куву (тетю Сяська). Ряженые инсценировали сюжеты свадьбы». (Г.Н. Чагин) Этот новогодний праздник посвящается будущему урожаю и приплоду скота.

«Зимний цикл завершали празднованием Масленицы - У арня. На масленой неделе катались с гор и угощали друг друга маслом и молоком» - Г.Н. Чагин. Этот праздник был своего рода праздником проводов зимы и встречи весны, - поры весенне-летних сельскохозяйственных работ. Проводился он на восьмой неделе до праздника «Куэче» (почти то же Пасха) в периоде конца января до начала марта.

«Марийцы праздновали «Куго Кече» («Куэче») на страстной (предпасхальной неделе) со среды до субботы. Сначала они совершали ритуалы, направленные на изгнание колдунов, так как верили, что в это время те превращаются в собак, коз, кошек, ворон. Ходили с ружьями по дворам, улицам, но не стреляли, а только делали вид, что пугают колдунов. В четверг поминали умерших, открывали двери, приглашали умерших войти в дом и угощали их лучшими кушаньями, поставленными на специальном столе. В честь душ умерших зажигали свечки. Как только они догорали, все переходили в другой дом и повторяли церемонию. В пятницу и субботу ходили в гости. Завершали праздничества в воскресенье общим молением в доме жреца.

Перед Троицей, в среду, четверг, пятницу поминали умерших. Называли этот обряд «Семык пайрам». Утром в среду отправлялись с едой на кладбище, угощать своих предков. В течение трех дней носили праздничную одежду, чтобы не обидеть умерших.

Накануне полевых работ справляли «Ага-пайрам» («Праздник сохи»). Начинали его в понедельник, так как этот день марийцы считали чистым днем. Праздник наполнялся разнообразными обрядами. Взрослые и молодежь собирались на окраине деревни, играли возле костра, а затем отправлялись по деревне выгонять злого духа. После молились добрым богам, просили у них хорошего урожая и доброго здоровья. По окончании моления катались верхом на лошадях, состязались в борьбе и играх» - Г.Н. Чигин.

День «Ага-пайрам» - начинался с обряда, который назывался «Шелык»: в одном месте сначала собирались все взрослые мужчины деревни, затем к ним присоединялись женщины и дети; каждый приходил со своим угощением; совершалось моление с просьбой к Богам о хорошем урожае; все угощали друг друга; тут же выбирали удачливого человека (у кого «легкая» рука), - ему провести первую борозду. Первый сев назывался «Урлык лукмаш». На месте проводилась краткая молитва с обращением к Богу Матери земли, в первую борозду клали несколько яиц, горбушку хлеба, намазанного маслом: «Пусть зерна будут крупными, как яйца». Накануне проводили следующие праздники обряд «Сурем»: изгоняли злых духов с полей, а также из домов и построек. К слову сказать, при всех народных праздниках не было «крепких» напитков; традиционно пили только домашнее пиво-пюро.

Между периодом посева и сенокосом проводилось общее летнее моление - «Кусо Кумалтыш», который устанавливался по лунному календарю и приходился во 2-ю половину июня (в первое полнолуние).

Это был наиболее ритуальный, красочный обряд (читай Г.Н. Чагина с. 234-236). В период этого праздника был 2-х недельный запрет на все виды деятельности.

У марийцев было свое родовое семейное место молений - кудо, особый вид отдельной постройки: там проводились семейные моления в народные праздники, ежедневные ритуалы и по особым случаям.

Осенний праздник - У кинде - был приурочен новому урожаю. Богам, давшим урожай, приносились жертвенные обрядовые блюда, совершались семейные моления.

Так как марийцы, особенно кунгурские, жили в контакте с русскими, отмечались Николин и Ильин дни.

Марийцы жили дарами природы, поэтому при засухах проводились дополнительные молитвы с обращением к соответствующим богам.

Пятница для марийцев был выходным днем; накануне, - в четверг, день был банный.

Если говорить о марийском костюме, особенно праздничном, он чрезвычайно неповторим и красочен, тем более за истекшие четыре лишним столетия он не изменился.

Вышивка марийцев чрезвычайно разнообразна. Особым изяществом отличались вышивки на старинных рубахах луговых марийцев. Узор вышивался чаще щелком, чем шерстью, и в основном тремя цветами - черным, красным и зеленым.

Вышивка на рубахах вышивалась большей частью контурным швом на кумаче, нашитом на холст или пестрядь и сочетались с украшениями из бисера, минет и пуговиц.

Наиболее богатую вышивку имели рубахи центральных и юго-восточных поселений. Основные цвета - темно-красный и темно-синий.

Не всем известно, что марийская вышивка - древняя азбука, символика которой во многом забыта, хотя отдельные моменты расшифровываются.

ЛИТЕРАТУРА

1.              Г.И. Архипов «Марийцы 9-11 в.в.»

2.              Марийцы «Народы России» М. 1994 г.

3.              Н. Таныгин, Н. Попов «Марий юмо-влак»

4.              Ю. Калиев «Марийская мифология»

5.              К. Сануков «Родственные народы»

6.              П. Ерусланов «Язык восточных марийцев»

7.              С. Черных «О названии «Москва»»

8.              В. Янтемир «Откуда название «Москва»

9.              Л. Абукаева «Марийские запреты»

10.              Артамонов «Марийские магии»

Валерий ГАНЬКИН, краевед.

 

 

 

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube