Материалы краеведа В. Д. Ганькина

ruenfrdeelitptsres

В юбилейном сборнике "Артинский район", вышедшем в 2004 году и посвященном 80-летию образования района (под редакцией Ю. Красильникова), есть нерасшифрованные топонимы. Я взял смелость попытаться раскрыть их изначальное значение.

Емашка - речка, левый приток реки Суя, протекает на границе Артинского района и Белокатайского; есть село Емаши, от слова "яман" (еман) - плохой, дурной; в Татарии есть населенные пункты - Яман, Ямашево.

Индостак - три небольших притока реки Артя, впадают в нее в 4-х км выше села Старые Арти, в засушливое лето высыхают, "инь" с коми-пермяцкого - жена, женщина, "ен" - с коми - бог, "ин" с удмуртского - небо, скорее всего, от тюркского "ин"+достание - самый, вссьма+сказитель, буквально - речки, похожие на сказку (то текут, то высыхают): кроме того, "инеш" - речка, ручей, ручеек.

Кантар-куль - название старицы реки Артя в полукилометре от деревни Артя-Шигири; в Башкирии есть озеро Кан-дракул, поселок Кандры; от булгарского "кандыр" - бобер, т.е. бобровое озеро, озеро, где водятся бобры.

Караготка - речка, левый приток реки Югуш, "карапо" -смородина, берега лесных речек изобилуют смородиновыми местами.

Карагуз - ручей горного характера, левый приток реки Уфы выше горы Большой Камень, топоним тюркского характера, "кара" - черный, "гез, кез, куз" - источник, ручей.

Каракулька - название речки, вытекающей из болота, приток речки. Черный Ключ - на "с-з" от села Поташка, с тюркского - "черное озеро".

Кокай - название речки, левого притока реки Уфы, берет начало в Нижнесергинском районе, возможно, от коми-пермяцкого, "кок" - кукушка.

Курсак - две лесные речки с таким названием в 2-х км от деревни Комарове. "Корсак" с тюркского - степная лиса, скорее всего, эти земли принадлежали местному жителю (башкиру) по имени Курсак, Корсак (бай).

Кушуги - две речки, левые притоки реки Югуш; "куш" - с коми-пермяцкого - обнаженное место, "кош" - с западномансийского - длинный, "кош" с тюркского - 1 .Лагерь. 2.Стоянка.

Подробнее: О топонимах нашего края

Значительная часть русского населения - "вольные" люди, переселившиеся по правительственным указам. Старообрядцы - не имели фамилий и на вновь освоенной территории, на Урале. Доходило до парадоксов и, собственно, даже и фамилии не было, а только прозвища в деревне.

"Как же я вас буду по книге записывал»? - говорил священник. - Вот в нынешнем году три Ивана Шалаевых умерли и три Ивана Шалаевых родились, а в прошлом году было то же с Матренами - две Матрены умерли, две Матрены родились". "Уж так с испокон веку, - отвечал староста, - все Шалаевы, и делу конец. Значит, прадед-то наш назывался Шалаем, вот и вышли все Шалаевы, по прадеду, значит. От начальства тоже прижимки бывают. Как-то 5 лет назад возился сдагь в солдаты наших парней, и, как на грех попались три Сидора и все Иванычи. Воинский начальник даже обиделся". "Надо бы все-таки фамилии придумывать, - советовал священник. - Оно для вас же удобнее". А для чего нам, батюшка, фамилии? Живем в лесу с испокон веку и друг дружку знаем... А покойников на том свете господь батюшка разберет и без нас, кто чего стоит". Короче, был большой простор для "изобретения" фамилий. Большую группу составляют так называемые географические - по месту прежнего жительства - губернии (Вяткины, Калугины), по городу или уезду (Сарапуловы, Кунгуровы), селу или деревне, по реке или роднику, озеру. Автор предлагает партию фамилий, которые составлены по изданию "Список населенных мест по сведениям 1869 года"; СПБ, 1875 г. Читателю надо иметь в виду три обстоятельства: 1. За этот период исчезли с карты страны не десятки, а сотни и тысячи сел и деревень. 2. Носители одинаковых фамилий в каком-то двудесятом колене могут быть родственниками. 3. Большинство переселенцев в теперешний юго-запад области были из ближних и дальних уездов и волостей Пермской губернии.

Андрюков - указывается деревня с таким названием в Пермском уезде.

Анисимов - д. Анисимов в Кунгурском и Аниеимо в Чердынском уездах.

Бабин - населенные пункты с таким названием были в Пермском, Оханском и Соликамском уездах.

Брагин - в Оханском уезде были хутора Братина 1 и 2-й.

Белобородов - в Оханском уезде были деревни Белобороды и Белобородова.

Белослудцев - корни Белослудцевых из Архангельской губернии - из бассейна реки Белая Слуда встречаются поселения Слуда в вятских, вотских и пермских землях.

Подробнее: Откуда твоя фамилия

Удачлив был в торговых делах купец Хафиз, недаром был назван окннским муллой, богоугодным именем: «Хафиз», что в переводе с арабского - «человек, знающий Коран наизусть».

Приходилось купцу 2-й гильдии по коммерческим делам мотаться по просторам империи, бывал он и в губернской Перми, горнозаводском Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Москве и в самой северной столице - Санкт-Петербурге. Особо беспокойными выдавались первые месяцы года в Усть-Маше, главной пристани, где готовились баржи, складировалось зерно. Не один раз по Златоустовскому тракту гонял на своем аргамаке Карагез купец Хабибуллин в уездный Крас- ноуфимск, на пристань и в родовое имение в Большую Оку. Однажды (было это в 1905 году) задержался на пристани большеокинский купец. Хотя давал по мартовскому снегу хорошую скорость: что был за конь! За час одолевал более 30 верст! Проехали Бугалыш, Сарсы, вот и Тавра. Надвигались сумерки. До Оки оставалось не так уже много. Но не только расчетлив был Хафиз-бай, но и осторожен. На широких просторах империи хватало «лихих» людей: были они в поездах горнозаводской железной дороги, на пароходах Камского товарищества «Любимов и К», в гостиницах больших и малых городов, на трактах государевых. Для осторожности была причина: вез Хафиз с собой приличную сумму денег в кожаном мешке (вес в «Катьках»), так называли ассигнации с изображением императрицы Екатерины II, сторублевки, самый большой номинал.

Мысль переночевать в Большой Оке возникла внезапно, хотя был повод для спешки: как раз в этот день второй дочери Разие исполнялось три года (жена Салима не даровала наследниками). Хафиз резко повернул Карагеза к воротам старого знакомого («кунака») Ишмекея, который был не только хлебосолен, но и знал язык соседнего народа.

В ту пору по сумеречной дороге проходил житель околотка Чердаки. Он по лошади узнал, кто возница. При резком свороте что-то вылетело на дорогу из кошевки известного купца. Прохожий мариец подобрал это нечто, повертел в руках  не понял, что это такое: круглое, есть короткий ремешок. Придя к себе домой, уже во дворе бросил на клети сарая свою находку - и забыл.

Прошло несколько лет. По какой-то причине упомянутый сарай стал не нужен. Нашелся и покупатель, назовем его Максим. Был он из Малой Тавры. Собрал он «помочь» и на нескольких десятках лошадей увез тот сарай на свою усадьбу и восстановил в прежнем виде. Эта покупка деревянного строения внесла в его жизнь разительную перемену. Стал он творить для бедного марийца, который и имени в официальных документах и в межнациональных отношениях не имел, немыслимые дела: поставил в два года новый дом, покрыл железом, купил лошадей, с ярмарки ли базара Большеокинского не возвращался без покупок, лубеные лапти повесил на шесток.

Позже догадался бывший хозяин того сарая, что в кожаном мешке Хафиз-бая были деньги, да немалые. А для самого большеокинского богатея потеря, была неприятна, но и не разорительна: ведь он ворочал тысячами...

Валерий Ганькин

//Городок. – 2005.

«...А благочестие - кто уверовал в Аллаха., и давал имущество близким, и сиротам, и беднякам, и путникам, и просящим...»

(Коран, 2-я сура, аят 172)

Быстро выросшая популярность Большой Оки как одного из торговых центров Красноуфимского уезда привлекла внимание предприимчивых людей. Ведущее положение среди большеокинских купцов занимали купцы-мусульмане, выходцы из казанских татар. Первые из них появились после крестьянской реформы 1861 года.

«Окинцы с благодарностью вспоминают о Хафиз-бае - легендарном человеке в истории Большой Оки. Это был крестьянин, выбившийся в купцы, чрезвычайно много сделавший для поднятия экономики села: построил в деревне ярмарку, школы, мечети, что изменило весь его облик». (Б.С. Давлетбаев «Большая Ока». Уфа, 1992г. стр.8).

Среди местных татарских купцов наибольшей известностью пользовался Хафиз-бай, так его называли в народе. Настоящее его имя Мухаметхафиз Хабибулин. Он был уроженцем деревни Ор Мамадышского уезда Казанской губернии, 1850 года рождения. Приехал он в Среднюю Оку вместе с отцом - Хабибуллой совсем мальчишкой. Случилось это вскоре после отмены крепостного права. Отец его как «припущенник» получил земельный надел и одновременно занимался мелкой торговлей в собственной лавке. По истечении нескольких лет семья переехала в Большую Оку, построила новый дом. Отец оставил Хафизу небольшую сумму денег. К этому времени он был уже семейным человеком. К несчастью, у него здесь умерли первая, затем и вторая жена. В третий раз он женился на местной девушке - Салиме.

Красноуфимский уезд славился как зерновой регион губернии. В отчетах уездной управы есть такие неоспоримые факты: «Обширный хлебородный уезд ежегодно дает значительный избыток хлеба. В годы урожая этот избыток достигает 4-7 млн. пудов - 1910 гол». Затоваривание зерна получалось, в первую очередь, из- за отсутствия надежных путей сообщения, хотя спрос на зерно на просторах обширной империи был.

Бесспорно, Хафиз-бай был человеком своего времени: достаточно прочитать кабальные расписки за 1885 год: «15 июля. Башкир д. Б. Ока дает расписку Красноуфимскому купцу Хабибуллину в том, что занял у него 207 рублей, из которых 90 рублей обязуется уплатить непременно к 6 декабря сего года, а за остальные 117 рублей доставить ему овса хорошего качества 450 пудов».

Хафиз-бай пошел на оправданный риск: он закупку, перевозку и продажу сосредоточил в собственных руках.

Для этого он построил в Большой Оке комплекс хозяйственных построек (им пользовались в советское время до 60-х годов!), пристани в Красноуфимске, Усть-Маше, вспомогательный - в Метелях. Был у него и собственный дом в уездном центре - на углу улиц Приходской и Большой Гостиной, - сейчас это здание мечети. В самой Оке был возведен для него двухэтажный особняк в стиле волжских татар: вся усадьба, обширные хозпостройки и высокий забор были окрашены в зеленый цвет. Молва утверждает, что каждое бревно для нового строительства прошло через руки хозяина. По тем временам купец Хабибуллин совершил невиданное новшество - сушильный агрегат был приобретен аж во Франции.

Подробнее: Хафиз-Бай

Самой южной волостью обширного Красноуфимского уезда была Большеокинская. При подворной переписи 1888-1891 гг. отмечено: «Большая Ока - волость и община, на реке Оке, от Красноуфимска - 70, от Златоустовской дороги - 12, врача - 40, ближайшая деревня - Средняя Ока (Златоустовского уезда) - 1 верста, 3 мечети, 1 министерское училище, 3 медресе, 2 винные лавки, 5 лавок, 3 ключа, 2 мельницы, хлебный магазин, базары по вторникам, вода из речки. Башкиры-вотченники, башкиры-мещеряки, башкиры-тептяри, башкиры-военные припущенники».

Село получило название от реки: «Ока», по мнению языковедов, восходит к финно-угорскому слову «Йок», то есть «река».

Есть и конкретная дата основания поселения - 22 декабря 1692 года. Новопоселенцы были из деревни Янакош Уфимского уезда, по происхождению они мещеряки (мишари), обашкирившиеся бывшими финно- уграми из Мещерского края. Здешние земли принадлежали кызылбаевским вотчинникам, часть из них позже переселилась в Большую Оку. С середины 18-го века здесь поселились татары и тептяри-марийцы православного вероисповедания, выходцы из Казанской губернии.

К 30-м годам 18-го века Большая Ока выросла в заметный населенный пункт. После строительства крепости в местности называемой «Кызыл Яр» (Красный Яр), была проложена первая сухопутная дорога - Красноуфимская. Крепость возникла внутри башкирских земель, это вызвало локальное восстание, которое охватило 1735-1740 гг.

При генеральном межевании (1802 г.) в Большой Оке проживало 660 человек обоего пола, в том числе башкир-вотчинников - 17, мишарей -516, тептярей - 127. Многочисленную группу волостного населения составляли тептяри-марийцы, так называли выходцев из башкирских земель: в основном, они были из Бирского уезда. «В двух километрах от Большой Оки возникло Багышково на основе договора от 6 феврале 1761 года вотчинников Кызылбаево, Оки и Азикеево с марийцами Багышем Митряем, Яшкой Митяевым и другими. Поблизости от Оки были основаны и другие марийские деревни: Иванайково, Андрейково и Байбул- да на основе договоров 1755, 1760, 1765 и 1767 гг. Недалеко от Оки по договорному плану от 6.02.1761 года возникли еще два крупных марийских селения: Большая Тавра и Малая Тавра. Жители внесли 7 рублей начального взноса и обязались платить ежегодно башкирам деревень Кызылбаево и Оки по 3 рубля денег (в год со двора)». («Большая Ока», Б.С. Давлетбаев, с. 19-20).

Подробнее: Самая южная волость

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube