Культура города прошлого века

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Из воспоминаний бывшего художественного руководителя красноуфимского Дома культуры Александра Васильевича Поплавского (1966 г.)

Фильмы демонстрировали без звука. Каждая картина имела музыкальное сопровождение на фортепиано. Пианистка была очень опытная, она быстро лавировала в зависимости от содержания кинофильма. Пианисткой была Рогозинникова - член семьи известных в то время народовольцев. Вся семья Рогозинниковых была музыкальная, и ни один концерт в далеком прошлом не обходился без участия их семьи. Самая младшая девушка Рогозинникова обладала чудесным голосом и изумительной внешностью.

В период первой мировой войны временно был открыт еще один кинотеатр в помещении бывшего винного склада, где размещается Ремзавод. В то время помещение склада было забито до отказа военнопленными немцами, австрийцами, мадьярами. Они Жили почти без конвоя. Многие из военнопленных были большие мастера - музыканты. Они изготовляли, буквально, одним перочинным ножом скрипки и виолончели, контрабасы и т.д. Правда, за неимением красок, музыкальные инструменты были не окрашены. Таким образом, они создали прекрасный оркестр. Все кинофильмы сопровождались музыкой этих военнопленных. И когда сидишь в кинотеатре, смотришь кинокартину, и слушаешь их Оркестр, и думаешь, что ты сидишь в Венском театре.

В летнее время работал городской сад. В саду было три прямых березовых аллеи. Была оркестровая раковина, где частные музыканты услаждали слух гуляющей публики. Танцевальной площадки не было и скучающая публика слушала музыку захудалого оркестра и лузгала семечки. Здесь, в городском саду находились летнего типа бильярдная, игорный клуб и буфет. И опять же сутками проводили за картами купцы и чиновники, тут же ели и пили, шампанское лилось рекой. Их кучера выстраивались в ряд по всему кварталу, дремали вместе со своими рысаками.

В городском саду был построен летний театр (дощатый). В нем проводились спектакли и концерты, приезжали циркачи-силачи, борцы и т.д.

В то время трудящаяся молодежь развлекалась сама по себе. Собирались на дому, на вечеринки-посиделки. Молодежь плясала под гармошку или балалайку - так было зимой. В летнее время отмечали религиозные праздники, такие как троица, которые праздновали в течение недели. Под вечер собирались парни и девушки на большой поляне. Девушки водили хоровод, а парни начинали русскую борьбу, которая заканчивалась обычно в полночь. Начинали борьбу малыши, когда солнце было еще высоко, а заканчивалась борьба уже солидными мужчинами или даже крепкими стариками.

Иногда в город, обычно на ярмарки, заезжали гастролеры. Давали представление в балагане «Петрушку». В городе была одна библиотека и находилась в одной комнате внизу (в здании райисполкома). Книг было немного.

Во время Гражданской войны сгорел летний театр. Через некоторое время театр был восстановлен на прежнем месте.

В начале 20-х годов в летнем театре содержал труппу артистов Г.И.Павловский. Затем он организовал красноармейский театр в помещении (здание райисполкома). В то время не было никаких кабинетов и весь верх помещения был занят под зрительный зал и сцену, еще были две большие комнаты под фойе. Сцена была вполне удовлетворительная и на ней шли большие и сложные спектакли.

В то время был организован союз работников искусств, который и возглавлял работу театра. Но все же театр был частным и полупрофессиональным, так как в нем принимали участие артисты из самодеятельности, преимущественно студенты сельхозтехникума, других учреждений. Ядро коллектива состояло из украинских артистор, поэтому весь репертуар театра, в подавляющем большинстве, был из украинских пьес. На сцене шли такие пьесы: «Ревизор», «Наталка Полтавка», «Хмара», «Тарас Бульба», «Запорожец за Дунаем», «Мазепа», «Вий» и многие другие. Артисты не получали зарплату и не состояли на бюджете. Все артисты делились по стажу, опыту и таланту на несколько групп. Денежная выручка поступала антерпретеру, он распоряжался финансами после каждого спектакля составлял ведомость на получение денег.

Освещение в то время было керосиновыми лампами, и только позднее появилось электричество. Спектакли шли очень часто, обычно каждую субботу и воскресенье, а в остальные дни проводились танцевальные вечера, которые во многом отличались от нынешних танцев.

Под руководством московского режиссера одного из московских театров начали подготовку спектакля «Царь Федор Иоанович» (1923 г.). На все главные роли нашлись актеры. Костюмы, парики были привезены из Свердловской театральной базы. Был у нас настоящий художник, закончивший Петербургскую Академию художеств (возможно, это был В.И.Горбунов, прим. Л. Алексейчик). Этот художник замечательно исполнил роль Бориса Годунова. Зрители были заранее оповещены о спектакле, началось паломничество к театру. Ведь трагедия «Царь Федор» означала, что на сцене появится царь, а кому не интересно было посмотреть царя, особенно пожилым людям. На спектакле стариков и старушек было больше, чем в церкви. На просмотр премьеры приехала комиссия из Свердловска, она была восхищена такому дерзанию.

Образовалось два режиссера. Один настаивает на украинском репертуаре, а другой на пьесах советских драматургов. Мнения разошлись и режиссеры тоже. Мы, молодежь, пошли за московским режиссером,, а пожилые - за Павловским. Мы продолжили свою работу в железнодорожном клубе, а коллектив Павловского распался. Сам Павловский уехал в Свердловск и долгое время работал в свердловских клубах В начале 20-х годов мы ездили на гастрольные спектакли по уральским заводам.

В сельскохозяйственном техникуме в 1924-25 годах была сильная художественная самодеятельность, был организован драматический коллектив, который мог с успехом конкурировать с профессиональным театром. В техникуме ставились спектакли каждую субботу и воскресенье. Сцена была построена силами студентов на месте бывшей церкви, которая была в свое время в этом здании. Сами делали декорации. За многие годы стены церкви, окрашенные масляной краской, были закопчены. Девушки-студентки вымыли стены и потолок и театр засверкал... Много было поставлено пьес в техникуме. Студенты выезжали, а чаще ходили пешком обслуживать жителей села. Основной костяк драматического коллектива техникума составляли: Николай Филатов (позднее жил в Москве, работал членом коллегии Министерства сельского хозяйства СССР, имел свои научные труды) с женой; Петр Антонов (впоследствии генерал-лейтенант), Максим Поханцев, Анатолий Горбунов и многие другие.

В 1925 году (по данным Государственного архива в г. Красноуфимске ф.41, оп.1, д.15,л.212 «В Красноуфимске 23 августа 1924 года произошел большой пожар, были уничтожены постройки в 4-х кварталах центральной части города». А.В.Поплавский мог ошибиться с датой, - прим. Л.Алексейчик) Красноуфимск постигло большое несчастье. Пожаром уничтожило много домов, сгорел и городской сад со всеми его постройками и летним театром. Осенью того же года несколько энтузиастов из сельскохозяйственного техникума: Александр Некрасов, Герасимов, Лифанов и я начали приводить в порядок сад после пожара. Вокруг сада были постройки, жилые дома и все они сгорели. Остались груды развалин, перегоревшего кирпича и камня. Все нужно было расчистить, разломать обгоревшие фундаменты и спланировать землю. Затем нужно было разбросать по всему саду навоз, выкопать несколько сот ям для посадки деревьев.

В 1926 году в городе работал железнодорожный клуб им.Ухтомского. Он размещался в здании, где позже располагалась почта (в настоящее время это здание снесено, прим. Л.Алексейчик). В клубе работало несколько кружков: драматический, хоровой, духового оркестра, спортивный, «Синяя блуза» (живая газета), кино. Участников самодеятельности было около 200 человек. Помещений не хватало для занятий. Каждую неделю шли спектакли и концерты. Очень часто выступала «Синяя блуза». Редакция «Синей блузы» работала оперативно по сбору материала на местные темы, который быстро обрабатывался и музыкально и текстуально. Ритм и динамика «Синей блузы», с ее резкой критикой наших недостатков, семейных бытовых неурядиц, прогульщиков на производстве, политсатира и многое другое. Зрители, особенно рабочие, принимали выступление «Синей блузы» с большим интересом. Авторитет самодеятельности рос с каждым днем. Все революционные праздники сопровождались культурным обслуживанием трудящихся. У нас были свои литераторы-, которые сочиняли оратории и которые музыкально оформлялись. В Красноуфимске в те годы клуб был один и здание его было аварийным. Желающих принять участие в самодеятельности было много, но не всех мы могли принять в самодеятельность. В драматическом коллективе и «Синей блузе» принимали участие молодежь: токари, слесари из дело, машинисты-паровозники, служащие контор, врачи и педагоги, завмаги и продавцы, домашние хозяйки и учащиеся. Люди почти ежедневно приходили на репетицию. Принимали участие в самодеятельности и руководители предприятий и учреждений, рабочая молодежь станции Красноуфимск.

Многие из комсомольцев-активистов художественной самодеятельности стали крупными руководителями, например Василий Волочнев. В 20 лет он играл в спектакле «Любовь Яровая» ведущую роль комиссара Кошкина. Тепло относились руководители города к нашему самодеятельному театру 20-30-х годов.

Мне пришлось столкнуться с трудностями в постановке спектакля «Люди в белых халатах» из жизни медицинских работников. Обращался за консультацией к главному врачу больницы. Репетиции шли в присутствии главного врача. Ко дню спектакля он дал нам весь необходимый инструмент для операции. На спектакле он был вместе с женой. После спектакля он зашел в гримерную и поздравил меня и всех участников спектакля с успехом.

В диспансере работал врач Бялин. Пока он жил в Красноуфимске, принимал участие в самодеятельности, обладал прекрасным голосом и в каждом концерте выступал солистом. Сын врача Бялина Яша, лет 10, тоже принимал участие в спектаклях. На протяжении многих лет принимал участие в художественной самодеятельности главный санитарный врач города Владимир Сперанский вместе с женой Анной Павловной. Сам он был музыкальный человек. Анна Павловна проработала в театре и самодеятельности более 20 лет. Много лет участвовала в концертах, занималась вокалом А.И.Иванова.

Много удачных ролей сыграл Владимир Бебенин. Он с 1922 года занимался в художественной самодеятельности, будучи рабочим станции Красноуфимск. Был участником живой газеты «Синяя блуза». Кроме творческой работы, он много времени посвятил изготовлению декораций, являясь одним из ветеранов самодеятельной сцены и профессионального театра.

Виктор Шаньгин с женой много труда положили в самодеятельном театре. Виктор ушел на фронт добровольцем и не вернулся, пропал без вести.

Замечательные, трудолюбивые были у нас в самодеятельности Кондратьев Павел и Щербак Яков, которые дали немало хороших образов, но оба они погибли на фронтах Отечественной войны. Многие другие товарищи, которые еще живы, но разъехались по разным городам.

В начале 30-х годов клуб им.Ухтомского (позже там была почта) закрыли вводу аварийности. Правление клуба и имущество, принадлежащее клубу и библиотеке, переехали на станцию Красноуфимск в помещение бывшего барака по снегоборьбе.     

В городе самодеятельность, в частности, драматический коллектив работали в разных помещениях. В кинотеатре ставили несколько спектаклей, но нас не устраивала работа вместе с кинотеатром. Нам сцену давали очень редко. Репетировать негде было. В 1936 году нам отстроили помещение и сцену и другие подсобные помещения, где позже был спортивный зал. В этом помещении работали и самодеятельность, а когда приехал колхозно-совхозный театр в 1939 году, то занял это помещение и начал свою работу. Театр проработал до июня 1941 года. Когда началась война, это помещение было занято под нужды военных организаций.

До войны самодеятельность в летнее время работала в летнем театре, который был отстроен в начале 30-х годов. Но он просуществовал недолго. Летний театр находился на территории стадиона и сгорел. После пожара на этом месте обосновалась авторота и только после Великой Отечественной войны снова был построен стадион.

Вспоминая о работе клубов и театра, хотелось бы отметить, что важным рычагом в работе клуба была и антирелигиозная пропаганда, особенно в сельской местности, еще в то далекое время, когда зарождались первые коммуны. В то время ходили пешком по деревням с одноактными пьесами и концертами, в репертуаре которых, главным образом, фигурировал Демьян Бедный. Он особенно сильно бичевал в то время религию. Вся наша концертно-постановочная программа сопровождалась лекциями на антирелигиозную тему. В городе, где было больше возможностей, с наибольшим эффектом проводили эту работу. Мы ставили такие пьесы, как «Овод» по роману Войнич. В то время, когда ночью в церкви шла пасхальная служба, мы в это время играли «Овода» с часу и до 3-х часов ночи при полном зрительном зале.

...Давайте вспомним тех, кто был проводником культуры в начале становления советской власти в городе и деревне. Когда говоришь о работе клуба или театра, то нельзя обойти молчанием имя нашего патриота-энтузиаста Осокина Павла Ивановича, без которого не проводилось почти ни одного культурного мероприятия. Прежде всего, это был музыкант-педагог, дирижер духового и симфонического оркестров, концертмейстер хора. Он виолончелист, он и баянист, пианист и драматический артист, как в народе говорят: и швец и жнец и на дуде игрец. Он успевал везде. Он преподавал музыку и пение во многих школах, работал в клубе, руководя хором и оркестром. Он был организатором и руководителем детской музыкальной школы. Иногда сам принимал участие в спектаклях. Дома он был редким гостем.

Он начал свою трудовую деятельность еще до Октябрьской революции - в реальном училище и женской гимназии преподавал музыку и пение. Долгое время мы вместе с ним работали в клубе им.Ухтомского. Иногда он ставил оперетты. Он принимал участие во многих моих спектаклях, где вводил в спектакль музыку в сопровождении трио. Павел Иванович вел партию на виолончели, на фортепиано - Трегубова, на скрипке играл врач Троицкий. Да, редко встречаются такие способные люди, с таким широким диапазоном. А сколько Павел Иванович выпустил вокалистов и музыкантов за свою творческую деятельность! Он был общительным человеком, любил быть в культурной компании. Любил природу.

...Рукавишников Иван Петрович на протяжении многих лет, еще до Октябрьской революции работал в Красноуфимске фотографом. Многие из нас имеют фотографии, выполненные этим фотографом. Он был неутомимым общественным работником и принимал участие в самодеятельном драматическом коллективе более 20 лет. Он виртуозно играл на баяне. С необыкновенной легкостью плясал, был неплохим драматическим актером, имел вокальные способности. Играл во многих спектаклях. Однажды, возвращаясь с выездного концерта по обслуживанию колхозов в период посевной компании, он неудачно спрыгнул с кузова грузовой машины, получив травму ноги, отчего в 1946 году и умер.

Частые звонки начальника ГПУ подстегивали нас, и мы, как рысаки на скачках, все в мыле, приближались к финишу. И вот трудный барьер взят! День чекистов настал. Театр был заполнен гостями. Началась официальная часть. А мы - исполнители спектакля, с волнением готовились за кулисами к подвигу. И вот идет спектакль. Каждый исполнитель волновался, и каждый из нас с нетерпением ожидал, когда закроется занавес в последний раз. И вот финал. Гром аплодисментов воодушевил нас. После спектакля приходит за кулисы все начальство благодарить нас за доставленное удовольствие. Начальник ГПУ обращается ко мне.

- У меня есть к Вам вопрос. Не знаю, правильно я его понял или нет? Я говорю: «Пожалуйста, задавайте». Он начал:

- В конце последнего акта, когда наступила большая пауза, Вы подходите к столу, наливаете из бутылки в стакан водки (конечно, там была вода) и выпиваете ее, но тут же, вроде захлебнувшись, Вы не смогли ее проглотить. Этот момент был настолько сильным, что в зале даже послышался тяжелый вздох зрителя и эта гробовая тишина. Что же это так специально автором указано или Вы от себя придумали, но получилось сильно. Поздравляю вас всех с успехом и приношу благодарность от всего нашего коллектива.

Конечно, на этом можно было бы поставить точку, но было бы не честно скрывать от него этот момент из пьесы. Я ему откровенно признался.

- Это произошло случайно. Мои друзья - участники спектакля решили отметить праздник чекиста и пили настоящую водку на сцене. Во время хода спектакля они должны были мне оставить в бутылке полстакана воды и они это сделали. Но беда в том, что я не знал, что в бутылке осталась водка. Я был в полной уверенности, что это вода и от неожиданности и испуга я не мог ее проглотить. Но когда уже почувствовал, что в стакане водка, я использовал ее для игры. Поэтому, может быть, и получилось сильно, как Вы говорите. Хорошо, что все кончилось благополучно, веселым смехом.

На другой год опять меня вызывает начальник ГПУ. Но теперь я уже знал, зачем он меня вызывал. И я не ошибся. На этот раз он просил в годовщину дня чекистов поставить им пьесу «Слуга двух господ». Я ему ответил:

- Я слуга не двух господ, а двадцати господ и слуга народа с 1919 года.

В начале 30-х годов помещение театра находилось рядом с кинотеатром (позже там разместился детский спортивный зал). Но помещение это не могло никого удовлетворить, ни артистов, ни зрителей. Поэтому актив нашего самодеятельного коллектива драмы обратился с ходатайством в Горсовет о приведении в порядок помещение театра. Горсовет поручил Райлесхозу отремонтировать помещение и расширить его. Мне пришлось составить проект пристроя, и помещение было сделано в 1936 году. Конечно, это тоже была временная мера, но театр этот простоял 10 лет.

В конце 1938 года Свердловский областной комитет искусств организовал 1-й Областной совхозно-колхозный театр на базе города Красноуфимска. Этот театр предназначался для обслуживания трудящихся города и районов Свердловской области. Театр почти все время был в разъезде по обслуживанию сельского населения Манчажского, Артинского, Сажинского и других районов и даже выезжал на гастроли по железной дороге до Янаула. В коллективе театра штатных работников было более 40 человек. Я поступил на работу в театр с января месяца 1939 года на должность актера и художника по оформлению спектаклей. Много интересных спектаклей посмотрели трудящиеся нашего города. Этот театр просуществовал до начала Великой Отечественной войны.

В начале 1941 года по распоряжению Областного комитета Искусств колхозно-совхозный театр должен был выехать на гастроли в Первоуральск по культурному обслуживанию трудящихся Первоуральска и прилегающих к нему заводов. Театр на гастроли предполагали поспать на один месяц, а проработал он в районе Первоуральска 4 месяца. За две недели до начала войны я начал хлопотать об увольнении из театра, но меня никак не отпускали и только через областного прокурора я уволился за три дня до начала войны. Театр был сразу расформирован, так как большинство актеров были призваны в ряды Рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА). Участники самодеятельного драматического коллектива нашего города все были также призваны в РККА, а некоторые добровольцами пошли на фронт на защиту Родины. Началось великое испытание народа. Во время войны помещения театра и школы были отданы для военных нужд. Помещение театра было переоборудовано под электростанцию, которая впоследствии сгорела по вине растяпы - заведующего.

Кончилась война, отгремели залпы орудий, и многие солдаты культуры не вернулись домой, погибли, защищая Родину: Виктор Шаньгин, Яков Щербак, Павел Кондратьев и другие.

Вернулись с фронта с утраченным здоровьем, но потребность к труду не угасла. Прежде всего, пришлось явиться в Райком партии на партийный учет. В то время в 1946 году секретарем Райкома партии был Патраков Федор Петрович. К нему-то я и попал, как рыба в сети. Как Мне не хотелось, но товарищ Патраков начал меня уговаривать о возрождении культуры в городе и селе. Не хотелось браться за эту работу по нескольким причинам. Особенно мало было мужчин, желающих принять участие в самодеятельности. У всех еще было тяжелое материальное положение и удрученное моральное состояние, так как многие потеряли в войне своих близких, еще существовала карточная система, при которой еще очень тяжело было, особенно для семейных. Вообще, материальная сторона была страшно тяжелая и, пожалуй, мало было охотников «на желудок петь голодный». Да и, вообще, начинать культуру, когда нигде и ничего нельзя достать, когда все было растащено, не было желания браться за это дело, да и перед семьей неудобно было браться за такое «увеселительное дельце», когда ребята дома сидят голодные и холодные. И вот так коммунисту пришлось идти возрождать культуру.

Товарищ Патраков сказал:

- Иди, посмотри, что там в Доме культуры и доложи свое мнение.

Жаль, что у меня не было фотоаппарата, чтобы запечатлеть картину, которую мне предстояло увидеть. Пришел посмотреть. Что это такое? Войны здесь не было, далеко от фронта, а все нарушено. Сцена, правда, есть, но голая, как во поле березонька стояла. Ни занавеса, ни материи, ни занавесок, ни дощечки, ни веревочки.... ну, ничего нет! Поднялся на второй этаж. В окнах не было стекол, пола не видать, кругом снег на полметра. Ну, думаю, хорошо, можно будет здесь кататься на лыжах и прямо к реке спускаться из окна... А когда уже прошел по комнатным сугробам, тут только понял, что здесь сделали временно туалет. Ни души не встретил. Подумал, надо вечером посмотреть, может быть, действительно катаются по комнатам на лыжах при освещении лучины. Пришел вечером в «Дом культуры». В зале горит одна лампочка на 60 ватт. Несколько пар девушек танцуют в шубах и подшитых валенках. Стоял какой-то туман, видимо, от холода и в этом тумане еле пробивался свет лампочки. Здесь же я нашел директора Дома культуры. Это был мой старый приятель - старый артист, танцор, лучший фотограф нашего города Рукавишников Ваня. Он не видел меня всю войну и бросился меня обнимать со слезами. Я его спросил, почему так беден твой культурный очаг? Он развел руками и сказал: «Что было - все растащили».

Я доложил секретарю Райкома партии товарищу Патракову обо всем увиденном в Доме культуры. Он собрал в своем кабинете директоров всех предприятий, представил им меня и тут же распределил, кому что доставить в Дом культуры из необходимых стройматериалов. Была составлена смета на восстановление Дома культуры. Начался ремонт и стало радостнее на душе. Несмотря на трудное положение с материалами и рабочей силой, помещение было быстро восстановлено. Теперь было помещение, но ничего не было внутри него. Секретарь Райкома партии написал письмо секретарю Свердловского Обкома партии товарищу Недосекину с просьбой посодействовать в обеспечении необходимым дефицитным материалом для Красноуфимского Дома культуры. Мы поехали с письмом к товарищу Недосекину, который хорошо принял нас и дал распоряжение обеспечить всем необходимым, в чем нуждается Красноуфимск. В то время Красноуфимск стоял на первом месте в области по обеспечению продуктами сельского хозяйства, особенно армии в период войны. Недосекину доложили, что свердловские театры работают на рогоже. Недосекин ответил: «Пусть работают! А Красноуфимску дать бархат!»

Мы тоже понимали тяжелое послевоенное положение в стране и согласились на предложенное нам гвардейское защитного цвета сукно. Нам дали 65 метров двойного сукна, несколько сот метров электрического шнура, сотню лампочек и т.д.

Оформили сцену, осветили Дом культуры кругом и работа пошла. Прошло немногим больше месяца, и мы открыли Дом культуры. Подготовили концерт. Везде порядок. На открытие приехал корреспондент «Уральского рабочего». Он был нашим гостем в семье красноуфимцев, которые отвыкли за время войны от культурных мероприятий. Это был настоящий праздник. 16 апреля 1946 года в газете «Уральский рабочий» появилась статья под заголовком «Возрождение».

В 1947 году к нам приехал Театр юного зрителя и проработал один сезон. Некоторые товарищи из самодеятельности примкнули к театру. Работа в самодеятельности для некоторых стала хорошей школой для вступления в театр.                     

Особенно оживилась работа Дома культуры в пятидесятых годах. Подросла молодежь, больше стало руководителей кружков, больше стало и участников самодеятельности. Расширились кружки. Материальная база стала во много раз лучше. Материальное положение трудящихся значительно выросло. Люди стали красиво одеваться, стали меньше думать о хлебе насущном. Стали больше приобщаться к культуре. Уже, зачастую, на хороший кинофильм, хороший спектакль или концерт все труднее и труднее стало купить в кассе билет. Значит, потребность зрителя росла с каждым годом. Больше стали предъявлять претензий к театру. В Красноуфимске давно уже вошло в систему ежегодно участвовать в смотрах художественной самодеятельности. Красноуфимские самодеятельные артисты ездили на областные смотры художественной самодеятельности городских и сельских участников и занимали на смотрах не последние места.

В 50-х годах в Доме культуры были созданы самодеятельные коллективы разных жанров. Хорошо работал драматический коллектив, в который входили не только молодежь, но и люди преклонного возраста. Ставились пьесы русских классиков и советских драматургов.

Был создан хор, хотя и в небольшом составе, но с хорошим звучанием. И сейчас (1966 год) еще участники хора живут в Красноуфимске, солистки Маргарита Клешнина, Роза Копыркина и некоторые другие, голосов которых мы уже не слышим, к сожалению, добрый десяток лет. Неплохо работала и танцевальная группа под руководством Шевалдина.

С тех пор, как был построен в городе клуб Ремзавода, ремзаводская художественная самодеятельность приняла участие в местных и областных смотрах. Особенно выделялась танцевальная группа под руководством Шевалдина, а позднее - под руководством Симагина Николая. Все это хорошо и отрадно. Но имея такой хороший клуб, общественность ремзавода, его партком и профком не используют клуб на полную мощность. Заводская самодеятельность занимаются малыми формами и очень редко дают концерты. В работе клуба нет спектаклей, нет драматического кружка, хотя бы ставили одноактные пьесы. Работа клуба построена однобоко. Есть у них хорошая танцевальная группа и - все! Где же остальные кружки?. Клуб ремзавода пошел по пути наименьшего сопротивления. Крутят все время кино или сдают в аренду помещение приезжим гастролерам. Конечно, хорошо, что к нам приезжают разные театры. Но при такой работе клуба развивается у руководителей его иждивенческое настроение. Что кто-то за него приедет какой-нибудь дядя и поставит спектакль или концерт, а сами совершенно отвыкнут от творческих дерзаний.

Я вспоминаю молодежь сорокалетней давности, которые были заражены драматическим искусством, что порой нельзя было претворить это в жизнь из-за неимения помещения клуба. А теперь и клуб прекрасный есть, но желания нет. Дом культуры хотя и имеет малую сцену и небольшой зрительный зал, но в 50-х годах там было поставлено много спектаклей и концертов. Ежегодно проводились кинолектории, много было проведено выездных спектаклей и концертов. Но если проанализировать работу Дома культуры в последние годы, то можно прийти к плачевному результату.

В конце 50-х годов при Доме культуры был организован народный театр. Режиссеру увеличили ставку более чем в два раза. Надо сказать, что с организацией народного театра несколько поспешили и насмешили. Народный театр, как высшая ступень самодеятельности организуется там, где в Домах культуры имеется крепкое ядро основных исполнителей драматического коллектива, где каждый из участников имеет за плечами большой сценический опыт. А в Красноуфимске таких людей оказалось мало. В народный театр попали случайные люди. Некоторые пришли, чтобы в одном или двух спектаклях блеснуть, а потом увильнуть. Многие думали, что это так развлекательная прогулка по театру. Отсюда и результат. Народный театр еле-еле выдавал одну пьесу в год. Режиссеры менялись очень часто. Сколько сменилось режиссеров, столько и поставили пьес. На каждую пьесу с трудом подбирали артистов, делали «облаву» на многие предприятия, включая и руководящих товарищей, выискивая самодеятельных артистов. Наконец, театр прекратил свое существование.

Но зато в Доме культуры осталось немало руководителей и методистов, а главное не было солистов и артистов. Часто в то время нас выручали гастролеры разных театров и филармоний. Установилась хорошая традиция - встречи нашего зрителя с Сарапульским и Ирбитским театрами, которые ежегодно приезжали к нам на гастроли. Они как бы дополняли самодеятельность. Чего нетунас, то они нам и привозили. Нам редко удавалось посмотреть хороший спектакль, вот гастролеры и выдавали нам свою продукцию. В самом деле, все время смотреть пляски и встряски нашей самодеятельности это может быть и не плохо, но скучновато, мало жанрового разнообразия. Надо обратить серьезное внимание на отсутствие в наших клубах спектаклей и необходимо иметь в каждом клубе постоянную прописку пьесы.

Более благополучно обстояло дело с кинофикацией. Здесь было гораздо легче и проще. В кинотеатрах мало штата, продукция готовая, получше рекламируй - и план будет выполнен.

Ныне существующий кинотеатр был приспособлен из ряда бывших купеческих лавок примерно в начале 30-х годов. Он несколько раз ремонтировался, переоборудовался и денег на него потрачено столько, что можно было выстроить новый кинотеатр. И теперь уже назрел этот вопрос. За последние десять лет на территории Красноуфимска открыто несколько кинотеатров. И если в старой деревне и понятия не имели о кино и радио, то теперь у нас нет такого уголка, где бы трудящиеся не смотрели кинофильмы и не слушали бы радиопередачи.

Почти уже десять лет как построен клуб Ремзавода, строится новый Дом культуры, вернее, Дворец культуры. Более десяти лет, как построен летний театр в городском саду. С каждым годом строятся новые клубы в сельской местности. Стало больше возможности трудиться, проводить свой досуг и проводить культурно-массовую работу. Уже близок тот день, когда трудящиеся нашего города и наших сел будут дома сидеть у голубых экранов телевизоров и смотреть ту же программу передач, которую смотрят москвичи.

...Более сотни названий пьес многоактных и не менее одноактных было поставлено нашей самодеятельностью в городе и районе с начала советской власти и до ее 50-летия. Но впереди не меньше предстоит совершить героических дел, вам юноши и девушки. ...Оглядывайтесь чаще на пройденный путь ваших отцов и матерей. Этот тяжелый путь не был усыпан розами и лилиями, он был тернист, он стоил миллионов человеческих жизней ваших предков и тем больше вы будете ценить свою жизнь.

Бывший художественный руководитель самодеятельности города Красноуфимска А.В.Поплавский, 1967г.»

Материал об А.В.Поплавском, его воспоминания о культурной жизни Красноуфимска в 20-50-е годы XX века передала дочь А.В.Поплавского А.А. Кристаль, а подготовила к печати научный сотрудник Красноуфимского краеведческого музея Л.Е. АЛЕКСЕЙЧИК.

 

//Вперед. - 2016. - 14 янв. - С. 5, 21 янв. - С. 13, 4 февр. - С. 13, 11 февр. - С. 13

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

перед эти кодом