Персоналии

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Валентина Викториновна Артюшина - литературный редактор. Двадцать лет работала в Средне-Уральском книжном издательстве. Более двадцати лет была зав. отделом прозы в журнале «Урал». Заслуженный работник культуры РСФСР. Живет в Екатеринбурге.

 

Мне застать в этом веке выпало
сразу юность его и старость.
Сколько хлама из века выпало,
сколько доброго в нем осталось!

Ю.Левитанский

Вдова писателя Климентия Федоровича Борисова, разбирая его архив, нашла и передала мне папку с надписью «В.В. Артюшина». В ней хранились сорок два моих письма к нему, написанные в разные годы. Письма напомнили о событиях, когда-то глубоко пережитых, отразивших тенденции теперь уже далекого невозвратного времени.

Я готовила тогда для книжного издания сборник рассказов Борисова(1) . О том первое письмо к нему от января 1959 года:

«Уважаемый Климентий Федорович, в сборник, который я представляю главному редактору, вошли повесть «Одна семья» и рассказы «Прах под сапогами», «Луна над ячменным полем», «Клятая профессия». Объем получился завышенным. Поэтому я делала небольшие и очень осторожные сокращения. Вы убедитесь по «Клятой профессии», что это касается подробностей, уводящих в сторону от основного. Ваша сильная черта - умение найти выразительную деталь, передать тонкое движение души, настроение. Но иногда обилие подробностей утомляет, и повествование теряет свою прелесть. Вы аттестованы мне как человек бранчливый и пристрастный к правке, поэтому жду вашей реакции со страхом. Скажу еще, что работала над рукописью с большим удовольствием, а над некоторыми эпизодами просто с наслаждением. Однако боюсь, как взглянет на рассказы главный редактор. Между прочим, рассказ «Прах под сапогами» мне кажется лучшим».

Дальнейшие события развернулись именно вокруг этого лучшего рассказа, в котором излагалась история солдата, не сумевшего преодолеть страх, дезертировавшего в важный момент боевой операции.

«Уважаемый Климентий Федорович, прежде всего поздравляю вас с отзывом об «Одной семье» в «Литературе и жизни». Там напечатана рецензия на журнал «Урал» Войтинской. Очень рада за вас.

Теперь вести похуже. Главный, конечно, против «Праха». Хотя я, мне кажется, сгладила кое-какие положения, которые могли бы трактоваться нежелательным «обобщением». И положение усугубилось тем, что я потеряла способность дипломатничать и просто разругалась с ним, назвав его перестраховщиком и подтасовщиком. После этой тирады мне ничего не оставалось, как выйти из его кабинета. И вот уже два дня, как мы к этому разговору не возвращались. Думаю, что он организует отрицательный отзыв на рассказ. Он назвал его «пасквилем на Советскую Армию»! Разве могла я это выдержать!..»

Подробнее: Вчерашний день

Первым уральцем, пытавшимся посвятить себя, свое творчество научной фантастике, стал Иван Григорьевич Ряпасов, уроженец Натальинского стекольного завода близ Красноуфимска. Он родился 5 июня 1885 года в семье мастера-стекловара. Вместе с этим человеком родилось своеобразное нечто, возможно, имевшее характер мистический. Феноменальная живучесть позволяет предположить, что писателю было дано, как кошке, девять жизней: контуры их просматриваются в фактах биографии. Возможно, изначальное злосчастье Ивана Ряпасова было настолько неистребимо, что не давало погибнуть своему физическому носителю. Творческое наследие Ряпасова сегодня не имеет наследников.

Ряпасов, как все необычные дети, с рождения инфицированные будущей судьбой, рано выучился читать. Его любимыми книгами, что симптоматично, стали романы Жюля Верна. Памяти великого француза была посвящена первая статья молодого журналиста в екатеринбургской газете "Урал". Там в 1905 году началась карьера Ряпасова и первая, пока еще вполне нормальная жизнь. Молодой Ряпасов был плодовит: писал о добыче меди и изумрудов, о митингах и погромах, о проекте канала между Камой и Печорой. Однако работа репортера не доставляла достаточных средств. В 1906 году ему подошло время призываться в армию, но медицинское освидетельствование признало его негодным к службе по причине слабого здоровья. В 1907 году Ряпасов женился. А вскоре судьба нанесла ему предупредительный удар: закрылась газета "Урал". До декабря Ряпасов перебивался кое-как в "Уральской жизни", но там его печатали мало.

Поиски работы привели молодого журналиста в Пермь, где он стал секретарем редакции "Пермских губернских ведомостей". Вторая жизнь обозначила себя почти буквально: родился сын. Все как будто стало налаживаться. Но у жены Ряпасова вдруг обнаружили туберкулез, и вскоре она умерла. Трехмесячный ребенок, порученный заботам бабушки, погиб по недосмотру. Так завершился второй круг этой невероятной судьбы.

Пытаясь забыться, Ряпасов много работал. Постепенно журналистские труды переросли в писательские: 15 мая 1912 года Ряпасов начал фантастический роман "Неведомый город". Даже тиф, валивший куда более крепких людей, не прервал труда неофита: 12 декабря того же года роман был завершен. Свое первое крупное произведение Ряпасов предложил журналу "Природа и люди" и, естественно, получил отказ. Рукопись мыкалась по многим издательствам и редакциям, отказы сыпались один за другим. Бывало, что рукопись теряли. Но автор, злосчастный и живучий, опять ее восстанавливал. Наконец, случилось так, что незадачливый Ряпасов, никогда никому не отказывавший в поддержке, поручился по векселю в 200 рублей за сослуживца, знакомого еще по Екатеринбургу. Разумеется, сослуживец скрылся, оставив доброго Ряпасова расхлебывать последствия. Чтобы расплатиться с долгами, фантасту пришлось распродать свое имущество. Налегке, по совету врачей, он отправился подлечиться в Сочи.

Подробнее: Девять жизней "Уральского Жюля Верна"

ЮРЕЗАНСКИЙ (псевд.; наст. фам. Нос) Владимир Тимофеевич [23.01(4.02).1888, дер. Пичугино Златоустовского уезда – 9.02.1957], писатель, журналист, ополченец Вел. Отеч. войны. Окончил 2-классное училище в с. Тастуба. Учился в Красноуфимском реальном уч-ще (1900–07), был исключен как ред. вольнолюбивого рукописного ученич. ж. “Луч”, выслан в Иркутск, откуда переведен в Чел., где экстерном окончил местное реальное уч-ще. В 1908–11 работал в чел. газ. “Голос Приуралья” репортером. Здесь публиковал первые стихи. В 1911–15 учился в Санкт-Петерб. политех. ин-те, подрабатывал в столичных газетах. Участник 1-й мировой и Гражд. войн, рев. событий в Петрограде. Дальнейшая судьба писателя связана с Украиной. Здесь в 1918 он опубликовал свое последнее стих. “Осень на Урале” и полностью перешел на прозу, замечен и отмечен К. Фединым, А. Фадеевым, М. Горьким. Лит. псевд. писатель взял в память о “Волге” своей родины – Юрюзани. В 1-й сб. рассказов “Ржи цветут” (1924) вошли 4 рассказа (“Ржи цветут”, “Лиственный лог”, “Мосей Уварыч”, “Троицын день”) о родных урал. местах. Урал. тема приметна во мн. его книгах. Даже в документ. повести “Человек побеждает” о восстановлении Днепрогэса героиней становится А. Лошкарева из Чел., участвовавшая вместе с др. челябинцами в восстановлении электростанции. Родному Уралу посв. и 2-й сб. “Зной”. Особую популярность обрел многократно издававшийся роман “Исчезнувшее село” о казаках-бунтарях царствования Екатерины II. Но Днепрострой и Днепрогэс так и остались ведущими темами творчества Ю. После войны печатался мало.

А. П. Моисеев

Соч.: Ржи цветут: Сб. рассказов. Винница, 1924; Зной: Повести. Харьков, 1926; Костры: Повести. Харьков, 1929; Исчезнувшее село: Роман. М., 1938; Огни на Днепре: Повесть. М., 1955.

Лит.: Шмаков А. А. О забытом поэте // Шмаков А. А. Наше литературное вчера. Ч., 1962; Он же. Певец двух краев // Шмаков А. А. На литературных тропах. Ч., 1969. Он же. Урал литературный: Крат. биобиблиогр. слов. / А. А. Шмаков, Т. А. Шмакова. Ч., 1988.

Материал с сайта «Энциклопедия «Челябинск»

Писатель, критик и литературовед, Константин Васильевич Боголюбов (литературный псевдоним Н. Чердынцев) родился 23 августа 1897 года в селе Александровском, Красноуфимского района, Свердловской области. Детство и юность его прошли в северном Прикамье. Учился в Перми, сначала в гимназии, затем в Пермском государственном университете на историко-филологическом факультете. После пятилетней службы в армии работал инструктором по ликбезу в гороно Владивостока. В 1925 году возвратился на Урал, был учителем начальной школы в Сивинском районе, Пермского округа, Уральской области. В 1926 году переехал в Свердловск, где преподавал в Урало-Сибирском коммунистическом университете, в Свердловском институте журналистики, а с 1941 года — в Уральском государственном университете.

В годы Великой Отечественной войны служил в армии, работал сначала в дивизионной, потом в окружной газете. После демобилизации вернулся в Свердловск. Преподавал в университете до 1957 года.

К. В. Боголюбов принимал активное участие в литературном движении на Урале: был одним из организаторов литературной группы «На смену!», работал в секретариате Уральской ассоциации пролетарских писателей, потом в течение ряда лет входил в Правление Свердловского отделения Союза писателей, в редколлегию альманаха «Уральский современник», является членом ученого совета литературного музея им. Д. Н. Мамина-Сибиряка. К. В. Боголюбов активно занимается лекционной работой.

Первая книга «Певец Урала», выдержавшая три издания, вышла в 1939 году. Вслед за ней в Свердловском книжном издательстве публикуется сборник рассказов «Идет война народная». В послевоенные годы К. Боголюбов обращается к историко-революционной тематике. Выходят в свет его повести, посвященные прошлому Урала, труду и борьбе уральских рабочих и крестьян («Связанные крылья», «Зарницы», «Атаман Золотой», «Грозный год», «Человек без имени»). Великой Отечественной войне посвящена книга «Маршевая рота». Для детей К. Боголюбов написал повесть «Алешина находка».

Одновременно К. Боголюбов продолжает работу в области литературоведения и критики, а также в области   фольклора   и   краеведения.   Им написаны книги о П. Бажове, А. Бондине, И. Ликстанове, вступительные статьи к сборникам произведений П. И. Заякина-Уральского, И. Колотовкина, А. Маленького, Н. Поповой, исследования по фольклору уральского  революционного подполья и периода гражданской войны на Урале.

К. В. Боголюбов член КПСС. Член Союза писателей СССР с 1939 года (Свердловское отделение).

Подробнее: К. В. Боголюбов

[Выдержки из статьи]

Предметный разговор о произведениях современной удмуртской прозы продолжался на заседаниях секций. Работой первой из них руководил Николай Почивалин — здесь обсуждались романы и повести Т. Архипова и Р. Валишина. Произведения П. Чернова для детей и юношества анализировались в секции под председательством члена редколлегии нашего журнала Виктора Потанина. Сергей Залыгин вел заседание секции, где рассматривались проза С. Самсонова и П. Куляшова.

Требовательная доброжелательность — так можно охарактеризовать дух этих заседаний. Георгий Семенов, Михаил Чернолусский, Сергей Залыгин при анализе сборника рассказов С. Самсонова отмечали, что автор еще ищет свою тему, свою манеру. Иногда событийность, описательность вытесняют автора, в его рассказах видны следы очерковости. Писатель порой расшаркивается перед героями, в них не хватает нового дыхания, пластичности. Автору надо прояснять свою позицию, больше доверять своему отношению к героям.

Остро встала проблема перевода. Литературовед Р. Яшина подчеркнула, что в художественном отношении удмуртский вариант рассказов воспринимается лучше, чем их русский перевод. Вот как звучит в переводе одна из фраз: «На пьедесталах черных труб стояли витые столбы дыма». Так и хочется сказать переводчику: не говори красиво! Примеры неблагозвучного перевода приводились и в докладе: «она шла легкая, как пробка» (о девушке), «худые и строгие — они сидели столбиками» и т. д. Переводчики порой в стремлении улучшить композицию, сюжет произведения утрачивают художественные достоинства языка, национальный колорит. Что же делать? Не торопиться, искать «своего» переводчика, передавать в подстрочнике весь аромат произведения — значит, его должен делать сам автор, дословно. «И самому автору надо активнее участвовать в переводе»,— заключил Сергей Залыгин.

Для Павла Куляшова этой проблемы не существует, он пишет на русском языке. За плечами у писателя большой жизненный опыт: долгие годы работы на стройках, активная журналистика. И недаром, анализируя его роман «Трудный год», Андрей Блинов восхитился смелостью автора, исследующего жизнь рабочего коллектива в эпоху научно-технической революции. Критик 3. Богомолова уточнила, что «Трудный год» — третий роман о рабочем классе в удмуртской литературе, он восполняет недостаток в произведениях на эту тему. В то же время при всех достоинствах романа отмечалось, что его герои во многом схематичны, что в нем нет борьбы характеров и потому он обречен на вялость, сюжетную недостаточность. Повесть «Сухолетье» более динамична, в ней есть свой эмоциональный тон, свои характеры, но и здесь видны схематизм, недостаточная проработка образов главных героев. Есть еще над чем работать писателю!

В. Удачин

// Урал. – 1979. - № 8. – С. 158-160.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом