Персоналии

 
 

Библиотечные страницы

А. Погорелов — литературный псевдоним Алексея Сергеевича Сигова, талантливого писателя-уральца, печатавшегося в столичных журналах 1890—1900 годов.

А. С. Сигов родился 10 февраля 1860 года в Перми. Отец его был крепостным Всеволожских, владевших несколькими заводами на Каме, и работал конторщиком, а затем правителем дел в Майкорском  заводоуправлении.

Детство писатель провел в захолустных заводских поселках и в Красноуфимске, где отец его занимал тогда должность мелкого служащего уездного земства. Десяти лет Сигов начал учиться во втором классе городской школы, а в 1875 году перешел во вновь открытое Красноуфимское реальное училище. С 1878 года будущий писатель продолжал образование в. Пермском реальном училище. Здесь он не только содержал себя, давая уроки ученикам младших классов, но и помогал семье.

Мировоззрение Сигова складывается под воздействием раннего народничества. Захваченный стремлением к освобождению народа, он едет в Петербург — центр общественного движения 70-х годов. Сигов учится в институте гражданских инженеров уже после разгрома правительством революционной организации народников, в условиях жестокой политической реакции. Несмотря па это, он устанавливает связи с остатками партии «Народная воля», в частности с известным поэтом П. Ф. Якубовичем-Мельшиным, и ведет революционную работу среди студенчества.

В 1883 году Сигов уехал из Петербурга, спасаясь от полицейского преследования, и поступил на работу техником в городе Балахне Нижегородской губернии. В декабре того же года он был арестован и заключен в печально знаменитую Пугачевскую башню в Нижнем Новгороде. Здесь он провел 8 месяцев. Из-за отсутствия улик дело его было прекращено, репрессии ограничились высылкой на родину под надзор полиции.

Последующая двадцатилетняя работа в земстве, связанная с постоянными разъездами по деревням и заводам Урала, дала Сигову большой материал для его литературного творчества. Писатель часто выступал защитником рабочих и крестьян в их земельных спорах с заводоуправлениями и пользовался популярностью как ходатай по делам бедняков.

Творческая деятельность Сигова началась в 1895 году, когда в журнале «Русская мысль», где печатались А. П. Чехов и молодой А. М. Горький, был опубликован первый его рассказ «Мрак» под псевдонимом А. Погорелов, который с тех пор становится постоянным. В 1897 году в том же журнале напечатан рассказ «Среди ночи».

Подробнее: Глазами честного свидетеля

Известный уральский писатель Константин Васильевич Боголюбов родился в селе Александровском, расположенном в 10 километрах от Красноуфимска. За плечами автора исторических повестей «Связанные крылья», «Зарницы», «Атаман Золотой», «Грозный год» и других — большой и сложный жизненный, путь. Сын священника, призванный в армию со студенческой скамьи, двадцатилетним солдатом учебного батальона встретил он Великую Октябрьскую социалистическую революцию и, подобно многим людям своего круга и воспитания, вышедшим в жизнь с грузом мелкобуржуазных иллюзий, не сразу осознал все великое значение этого события для судеб страны и народа.

Долгими и мучительными были поиски верной дороги. В начале 1919 года, когда Боголюбов учительствовал в глухой коми-пермяцкой деревушке, его насильственно мобилизовали в колчаковскую армию. Бесславный путь отступления белых стал для будущего писателя путем окончательного прозрения. Поняв, на чьей стороне правда, он переходит на сторону большевиков.

Совсем другим человеком вернулся Боголюбов в 1925 году на Урал после пяти лет службы в Красной Армии. В Свердловске он делает первые шаги на литературном поприще сначала как критик, потом как прозаик. Обо всем этом — о детстве и юности, о трудном и сложном своем пути к новой советской правде, о литературной жизни Урала двадцатых и тридцатых годов — рассказал К. Боголюбов в последней своей книжке воспоминаний «Годы и встречи». Вот отрывок из нее:

«По-настоящему главой нашей семьи была бабушка Анна Петровна, мать моей матери, она вела все хозяйство и следила за порядком в доме. И не было у меня человека родней и ближе, чем она. Бабушка меня тоже любила больше других внучат. У ней у самой был первенец сын, умерший десяти лет отроду от черной оспы. Потом она родила трех дочерей, но до конца дней со слезами вспоминала первенца. Видимо, любила меня бабушка за то, что я напоминал ей единственного сына. Мы с бабушкой живем в нижнем этаже — в кухне и горнице. Родители с младшими сестрами — в верхнем.

...Пламенеет закат. Красная колокольня горит, как факел. Только два могучих кедра в церковной ограде недвижно темнеют и думают свою столетнюю думу. Сижу на крылечке, читаю «Айвенго» Вальтера Скотта и брожу с вольными стрелками Робин Гуда по Шервудскому лесу.

Подробнее: Певец Урала

В 1765 году в государстве Российском учреждается Вольное экономическое общество «Для распространения в народе полезных и нужных к земледелию и домостроительству знаний».

Первые годы существования оно не имело даже своего помещения, и собрания происходили на квартирах часто меняющихся президентов. Только в конце XVIII века на углу Невского проспекта и Адмиралтейской площади для общества был построен дом, и оно прекратило скитальческую жизнь. Немалую роль в этом сыграл новый президент Андрей Андреевич Нартов (1737—1813) — сын личного токаря Петра Великого, изобретателя токарно-копировальных станков Андрея Константиновича Нартова (1680—1756).

Состояние дел в обществе было весьма плачевно. Но никто не рискнул обращаться за помощью к Павлу I, бывшему в ту пору у власти. Приходилось ждать лучших времен. Александр I, сменивший Павла, не обошел своей милостью Вольное экономическое общество. И 13 апреля 1901 года последовал рескрипт: «Господа члены Вольного экономического общества. Все полезные заведения ко благу верных подданных моих относящиеся, всегда будут предметом особенного моего внимания...»

Это обнадежило членов общества. Одной из главных их задач было составление хозяйственных и географических описаний различных частей нашего огромного отечества. Работа предстояла большая, и без посторонней помощи членам общества ее было не осилить. Решили привлечь к этому важному делу губернаторов. Но станут ли губернаторы выполнять поручения какого-то Общества?

— А что, если рискнуть написать на имя императора,— предложил один из старейших членов общества Вандеймейер.

—А ведь  это мысль,— поддержал президент,— только он может заставить губернаторов действовать. Если все обойдется удачно, поднимется авторитет нашего общества. Необходимо составить текст.

Эту работу поручили Вандеймейеру. Через несколько дней обращение было составлено:

«Общество желает создать сколь возможно подробнейшее описание империи Всероссийской. Сие описание подаст обществу случай видеть, ежели есть какие в существующих заведениях и промыслах недостатки и заняться изображением средств к их отвращению, а при том, конечно, послужат к лучшему вне, а может быть, и внутри России распространению, лучшего и основательного понятия о богатстве и могущество...» Заканчивали просьбой о помощи.

Подробнее: Энциклопедист из народного училища

23 августа 2007 года исполнилось 110 лет со дня рождения уральского прозаика, критика, литературоведа К. В. Боголюбова. Но мало кто знает, что Константин Васильевич писал стихи, писал с юных лет, но никогда не публиковал. Приведенные ниже стихотворения взяты из его фонда, хранящегося в Музее писателей Урала.

***
«Эй ты, ворон, черный ворон,
Что ты вьешься надо мной?
Иль добычу свою чуешь?
Черный ворон, я не твой!»

Эту песню мы певали
У походного костра.
С ней походы мы ломали
От утра и до утра.

В вихре яростных пожарищ
Меж отчаянной братвы
Не теряй души, товарищ,
И не вешай головы.

На истоптанные травы
Без команды не ложись...
Жить лишь тот имеет право.
Кто любить умеет жизнь.

Нет, не властна смерть над нами.
Нашей славой боевой...
Ты не вейся, черный ворон,
Над моею головой!

Подробнее: Стихи К. В. Боголюбова

Первые страницы повести знакомят читателя с нелегкой жизнью доярки совхоза Зиновьи.

Работу свою Зиновья не любит, собственное хозяйство забросила, частенько глушит тоску брагой домашнего приготовления.

«Никому нет до меня дела! — рассуждает она.— Как я живу, почему я так живу, никто не придет и не спросит. Хоть пой, хоть пляши, хоть слезами залейся — никому в сердце не стукнется, и солнце в небе не замрет, не потускнеет».

А в финале та же Зиновья думает:

«...Какая слепая была она раньше! Какие хорошие люди окружают ее!»

Судьба и настроение круто переменились. Что же способствовало обретению веры в людей, что изменило отношение окружающих?

Зиновья разбавляет молоко водой, и бригадир Максим, добрый, хороший парень, ловит ее на месте преступления. Героиня бежит домой, по дороге сообщая встречным, что Максим к ней «приставал». Дома, напившись браги, решает попариться в баньке, а затем повеситься. «...Она будет чистая, вся чистая, какою была в свои семнадцать лет...» Но Зиновья понимает, что «ведь она навек опозорит Максима, ведь его затаскают после этого». Ее клевету люди сочтут за причину самоубийства. В баньке она все же помылась и «с ощущением семнадцатилетней чистоты в теле» уснула, решив не расставаться с жизнью. Максим не спит «три дня и три ночи», прощает ей все прегрешения и зовет вернуться на ферму.

Подробнее: Александров. По весне на лыжах

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ