Персоналии

Для слабовидящих

 
 
 
Мы в соцсетях         
 
 

Библиотечные страницы

24 июня состоялось открытие мемориальной доски на пятиэтажке по улице Советская, 32, где жил красноуфимский писатель Леонид Александрович Александров. Его нет с нами уже двадцать лет, но многие помнят его добрые дела и главное - нам в наследство осталось его творчество: книги и брошюры. Перед собравшимися выступили: В.В. Артемьевских, глава города, В.Б. Стамиков, начальник управления культуры города, М.С.Александрова, вдова писатели. На открытие пришли многие представители творческого объединения «Жаворонок», которое он создавал и курировал, поэтому и чтение стихов было посвящено ему. Сам он стихи писал, нр они мало известны, больше знаем его по книгам. Было даже предложение собираться здесь раз в году, чтобы своим творчеством чтить память писателя. Одна из самых известных книг - «Бабий век», о жизни деревенской женщины в послевоенный период, найдёте - обязательно прочитайте. Вот ещё увековечили память одного хорошего человека, оставившего заметный след в истории города.

Текст и фото Сергея Лещева

// Вперед. - 2016. - 30 июня. - С. 1

В конце января 1984 года я был приглашен на празднование 40-летия освобождения города Чудова от немецко-фашистских захватчиков. Сорок лет не бывал в этом городе. Срок немалый.

Волнение охватило душу, когда за окном вагона стали проплывать знакомые и, как мне казалось до этого забытые места. Нет, не забылись они. Да и можно ли забыть дороги, пройденные с боями, высотки, которые брали с боя, сожженные деревни, где хоронили погибших друзей!

Особенно волновала предстоящая встреча с однополчанами: узнаю ли кого из них? Узнают ли меня?

И вот рано утром в зале заседаний городского комитета партии стали собираться ветераны войны, участвовавшие в освобождении Чудова. Киришей, Новгорода и в снятии блокады города Ленина. Хожу между седыми, постаревшими мужчинами, поблескивающими боевыми орденами и медалями на груди, и думаю: где же наши ребята, с которыми довелось быть в те далекие годы? И вот около меня останавливается маленький, толстенький человек с широким улыбающимся добродушным лицом, И словно током ударило: неужели он?!

Мигом припомнился солнечный июньский день сорок второго года. Утром этого дня началось наступление на Киришский плацдарм немцев, расположенный на восточном берегу Волхова. Второй батальон 146 стрелкового полка 44 дивизии, которым я командовал, наступал на деревню Новинка - сильно укрепленный узел обороны противника.

После продолжительной артиллерийской подготовки, пропустив через свои боевые порядки танки, батальон поднялся в атаку и, воспользовавшись растерянностью немцев, не ожидавших наступления, с ходу ворвался в деревню, вернее на высоту, на которой она когда-то стояла. К тому времени здесь не уцелело ни одного дома.

В траншеях, ходах сообщения валялись трупы убитых врагов, а уцелевшие солдаты выходили из землянок, блиндажей и дзотов с поднятыми руками. Тогда я впервые увидел живых врагов, перепуганных и побежденных.

Но ликовать было рано. Едва батальон двинулся дальше, как в небе появились «юнкерсы». Развернувшись против солнца, вытянувшись в линию, как перелетные гуси, они один за другим входили в пике и с ревом, пулеметной стрельбой устремлялись к земле и сбрасывали бомбы. В небе — ни одного нашего самолета. Почувствовав безнаказанность, фашистские летчики наглели на глазах и буквально утюжили наши боевые порядки. Едва улетала одна группа самолетов, как появлялась другая. И снова, пикируя до земли, бомбили и бомбили. Горело уже несколько наших танков. Уцелевшие танки, развернувшись, на большой скорости уходили к лесу. Батальон остался один на один с контратакующим противником.

Подробнее: Сердце подскажет

Первые страницы повести знакомят читателя с нелегкой жизнью доярки совхоза Зиновьи.

Работу свою Зиновья не любит, собственное хозяйство забросила, частенько глушит тоску брагой домашнего приготовления.

«Никому нет до меня дела! — рассуждает она.— Как я живу, почему я так живу, никто не придет и не спросит. Хоть пой, хоть пляши, хоть слезами залейся — никому в сердце не стукнется, и солнце в небе не замрет, не потускнеет».

А в финале та же Зиновья думает:

«...Какая слепая была она раньше! Какие хорошие люди окружают ее!»

Судьба и настроение круто переменились. Что же способствовало обретению веры в людей, что изменило отношение окружающих?

Зиновья разбавляет молоко водой, и бригадир Максим, добрый, хороший парень, ловит ее на месте преступления. Героиня бежит домой, по дороге сообщая встречным, что Максим к ней «приставал». Дома, напившись браги, решает попариться в баньке, а затем повеситься. «...Она будет чистая, вся чистая, какою была в свои семнадцать лет...» Но Зиновья понимает, что «ведь она навек опозорит Максима, ведь его затаскают после этого». Ее клевету люди сочтут за причину самоубийства. В баньке она все же помылась и «с ощущением семнадцатилетней чистоты в теле» уснула, решив не расставаться с жизнью. Максим не спит «три дня и три ночи», прощает ей все прегрешения и зовет вернуться на ферму.

Подробнее: Александров. По весне на лыжах

ПОГОРЕЛОВ, Алексей [псевд.; наст. имя и фам. — Алексей Сергеевич Сигов; 10(22).II.1860, Пермь, — 20.I.1920, Ставрополь] — рус. писатель. Происходил из уральских горнозаводских крепостных. Окончив в 1880 Пермское реальное училище, П. переехал в Петербург и поступил в Ин-т гражд. инженеров. Став членом «Народной воли», он вместе с П. Ф. Якубовичем вел работу среди студенчества. В 1883 был арестован и выслан в Пермь. Здесь сочетал земскую службу с обществ. работой ходатая по делам рабочих и крестьян. В 1895 в «Русской мысли» опубл. рассказ «Мрак». Наиболее значит. произв. печатались в журн. «Русское богатство» при содействии В. Г. Короленко, с к-рым П. сохранял дружеские связи до конца жизни. Здесь опубл. роман «Перед грозой» (1899), очерк «Мохов» (1901), рассказы «Впотьмах» (1902), «Тишина» (1905), повести «Омут» (1904), «Аликаев камень» (1905). Роману «Перед грозой» Короленко посвятил сочувств. рецензию («О сложности жизни», «Рус. богатство», 1899, № 8). Изображая жизнь Урала, П. вслед за своим учителем Д. Н. Маминым-Сибиряком обличал уродства капитализма, показывал материальное могущество и одновременно моральное разложение буржуазии, картины безработицы, обезземеливания масс. Колорит произв. П. мрачен, но в них ощущается предгрозовая атмосфера конца 19 в. В 1904 П. переехал в Петербург, где издавал еженедельник «Вести»; в 1906 опубл. здесь очерки о рус.-япон. войне, революц. настроениях в деревне, о 9 января. П. принадлежал к тем народнич. писателям, реалистич. произв. к-рых опровергали утопические теории позднего либерального народничества.

Соч.: Мрак. Перед грозой, М., 1900; Избр. произв., Свердловск, 1937; Избранное, [Пермь], 1953; [Рассказы], в кн.: Рассказы и повести дореволюц. писателей Урала, т. 2, Свердловск, 1956.

Лит.: Верховская М., Алексей Погорелов, Пермь, 1959.

М. М. Верховская.

// Краткая литературная энциклопедия. Т. 5. – М. : Сов. энцикл., 1968. – С. 826

В Красноуфимской городской библиотеке историческая повесть Владимира Юрезанского «Исчезнувшее село» на полках не залеживается. Об этом можно судить по состоянию книги, которая побывала во многих руках. Автор со всей силой своего таланта рассказывает о горькой судьбе жителей украинского села, которые в угоду дикого помещичьего произвола вынуждены были оставить на сожжение родные хаты.

Владимир Юрезанский написал не только повесть «Исчезнувшее село». В его библиографии вы встретите книги «Ржи цветут», «Зарево над полями», «Зной», сборники рассказов «Могила в огнях», «Митька-химик» и другие произведения.

Богата литература и о нем самом, о его сочинениях. Рецензии на книги В. Юрезанского публиковались в двадцатых и в начале тридцатых годов в журналах «Красная новь», «Звезда», «Книгоноша», «Печать и революция».

Его имя можно встретить в первом издании Большой Советской Энциклопедии.

Писатель Владимир Юрезанский в какой-то мере дорог и нам, красноуфимцам. Он жил в нашем городе, учился в общеобразовательных классах промышленного училища. Здесь он начинал свой литературный путь, здесь познал полицейскую камеру.

Владимир Юрезанский — литературный псевдоним Владимира Тимофеевича  Носа.

Владимир Нос приехал в Красноуфимск из деревни Пичугино, Златоустского уезда, Уфимской губернии, чтобы поступить в общеобразовательные классы промышленного училища. В автобиографии, которая опубликована в челябинской газете Уральская новь» в ноябре 1965 года, Владимир Тимофеевич об этом периоде своей жизни рассказывает так:

Подробнее: Поэт «Правды»

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ