Константин Боголюбов - красноуфимский писатель

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

... Сидя за столом в мирской избе, Белобородое слушал подробный рассказ о том, как мастеровые и приписные крестьяне, названные «временными казаками», узнали о приближении государева войска и решили сдать Ачит без боя...», - написал в пятидесятые годы ушедшего двадцатого века К.В. Боголюбов в повести о пугачевщине «Грозный год.» Родился Константин Васильевич Боголюбов 23 августа 1897 года в селе Александровском, которое расположено между Красноуфимском и Ачитом, и где находилось помещичье имение дворян Голубцовых.

Из-под пера Константина Васильевича в 1958 году вышла повесть «Грозный год», с цитаты из которой и начинается данное повествование.

Тема восстания во главе с Емельяном Пугачевым и мне близка, так как пугачевщиной была опалена и наша местность. Поэтому в повести Боголюбова подмечаю разночтения с другими источниками.

У него в тексте названа крепостная линия - «Ачит-Атиг-Бисерть-Киргишаны-Гробово», предназначенная «для защиты от набегов степняков с востока». В «Географическом и статистическом словаре Пермской губернии» выдающегося ураловеда 19 века Н.К. Чупина отмечено:

«На том месте, где теперь Ачитское село, в 1735 году, во время башкирского бунта, тогдашним главным командиром заводов Татищевым построена была небольшая крепостца... Как Ачитская, так и одновременно с нею построенные такие же крепостцы: Гробовская, Киргишанская, Кленовская и Бисертская, имели целью поддержать безопасное сообщение Екатеринбурга с Кунгуром и прикамскими заводами и оградить от нападения башкирцев лежащие севернее заводы и селения».

Каким-то образом в крепостной линии Боголюбов почему-то вместо Кленовской крепости указал Атиг.

О захвате Ачитской крепости пугачевцами он писал: «Они подъехали к крепостным воротам, и тут произошло чудо: ворота распахнулись настежь. Толпа ачитцев встретила Белобородова радостными криками...». У него говорится, что к Белобородову привели двух офицеров, которых тот отправил «на суд к полковнику Усаеву», а «возле Бисерти воинская команда обстреляла конвой, обратила его в бегство и освободила пленных».

У меня же при сопоставлении различных исторических данных сложилась следующая картина тех событий:

Ачитская крепость была взята отрядом Кансафара Усаева под покровом ночи в начале января 1774 года, так как казаки, отправленные комендантом Войновым «за смотрением злодеев», сговорились с ними... Иван Белобородов в своих показаниях секретной правительственной комиссии 30 июля 1774 года - через одиннадцать дней после ареста и за пять - до казни, излагал: «... Потом тот Кансафар пошел с толпой под Кунгур, а он, Белобородов, с своей в Сибирь, в Ачитскую крепость, которая прежде взята теми башкирцами, на заставу и, был в той крепости двое суток, потом отправился к Екатеринбургу...».

Кансафар Усаев на допросах рассказывал, что за самовольную казнь коменданта Ачитской крепости капитана Войнова и за неподчинение приказам при проведении боевых операций под Кунгуром, он был арестован соратником Е.Пугачева И.С. Кузнецовым. Арест согласовывался с атаманом И.Н. Зарубиным-Чикой, который отправил доставленного к нему под Уфу Усаева «прямо под Оренбург к Пугачеву», а тот освободил его и командировал под Екатеринбург к И.Н. Белобородову «для вспомоществования в набирании им большой толпы».

При изысканиях по данной теме мною был использован труд «Документы ставки Е.И. Пугачева, повстанческих властей и учреждений. 1773-1775 гг.», вышедший в издательстве «Наука» в 1975 году, сборник «Из истории Урала» (Средне-Уральское книжное издательство. 1971.) и другие источники.

Вчитываюсь в следующий отрывок «Грозного года», где бойцы из армии Белобородова переговаривались между собой, увидев пожар.

«- Наверное, башкирцы спалили завод. Не хотят, чтобы на их земле заводы ставили.

- Понятное дело, - сказал дед Парфен, - обидели народишко, с земли прогнали. Теперь они хотят свое воротить. А чье поле, того и воля.

- Ну, работники тоже не виноваты. Завезли, кого из-под Москвы, кого с Волги. Куда денешься с завода?.. »

«Белобородов хмурым взглядом окинул горевший завод и кивнул Верхоланцеву, тот подъехал.

- Возьми свою сотню и гони на завод. Вели тушить пожар, и сам помоги. Поджигателей в клети, а добро, кое награбили, вернуть жителям».

Ведь еще ураловед-исследователь Н.К. Чупин отмечал в свое время, что башкирцы, «приставая к Пугачеву, вовсе не увлекались его самозванством», а они таили ненависть «к захватчикам». Они изгоняли пришедших на их землю строить заводы, крепости, говоря при этом: «Ступайте домой! Срок ваш кончился, отцы наши, которые отдали вам землю, умерли, а мы не хотим более уступать вам ее».

***

Итак, мы продолжаем повествование о создателе исторических романов, которого многие красноуфимцы называют по праву своим земляком - о Константине Васильевиче Боголюбове. Как уже было указано в предыдущей статье, помещенной в прошлом номере газеты «Городок», К.В.Боголюбов родился в селе Александровском, которое находится между Красноуфимском и Ачитом.

В одном материале все вехи - грани в биографии и творчестве Боголюбова, естественно, не осветить. Остановлюсь на тех из них, что мне ближе по краеведческой деятельности. В Красноуфимском краеведческом музее в документах уездного земства в «Отчете по народному образованию в Красноуфимском уезде Пермской губернии за 1896-97 учебный год» нашел об отце писателя. Священник Василий Васильевич Боголюбов, направленный после окончания Пермской духовной семинарии в Покровскую церковь села Александровского, стал и законоучителем местного смешанного училища. Церковное здание в селении было возведено благодаря стараниям господ Голубцовых. Но священник Боголюбов здесь не задержался, и «по собственному прошению» он был «переведен к Свято-Троицкой церкви села Вильгорта, Чердынского уезда», где и рос его сын - будущий писатель. Позднее Константин Васильевич отмечал, что «его родовая по отцовской и материнской линиям - из духовного сословия, и что предки его - уроженцы Чердынско-Печорского края». Значит, что семья Боголюбовых из села Александровского вернулась на свою малую родину. Юные же краеведы Александровской средней школы показали мне дом в их селении, в котором ранее проживали священнослужители (на снимке). В нем-то, возможно, и провел самые первые дни и годы своей жизни автор исторических повестей, где нянчила его мама Августа Ивановна. В 1908-1916 годы Константин Боголюбов учился в Пермской гимназии, образованной на базе главного народного училища ровно за сто лет до поступления в нее будущего писателя. Училище открыло свои двери в 1786 году. Среди его преподавателей был уроженец Красноуфимской крепости Н.С. Попов - автор «Хозяйственного описания Пермской губернии», ставший после реорганизации директором гимназии. Боголюбов окончил гимназию, поступил в открывшееся в 1916 году первое на Урале высшее учебное заведение - Пермское отделение Петроградского университета, которое получило уже на следующий год статус самостоятельного. Константин Васильевич обучался на его историко-филологическом факультете, но, не закончив полного курса, начал трудиться в сфере народного образования. История в жизни Боголюбова вошла с детских лет, когда он зачитывался пушкинской «Капитанской дочкой», гоголевским «Тарасом Бульбой», распевал с товарищами песни, привезенные участниками русско-японской войны 1904-1905 годов - «Дело было под Артуром», «Варяг» и общался со ссыльными, из которых ему больше всего запомнился латыш Карл Янович. Недалеко от Вильгорта находится селение Ныроб, в которое в 1601 году Борис Годунов сослал попавшего в опалу Михаила Романовича. Константин Боголюбов бывал на месте содержания узника и созерцал оковы, которые были на нем. Данные кандалы ныне хранятся в Чердынском и Красноуфимском краеведческих музеях. Во второй город они попали из Александровской усадьбы Голубцовых, имевших музей древностей. Но оказывается, что для Голубцовых с оков была выполнена копия. В книге В.В. Голубцова (1888-1932 г.г.) «Оковы боярина Михаила Никитича Романова», которую я изучал в Красноуфимском музее, прочел: «... Одна из цепей короткая в три звена... Вторая цепь значительно больше: она состоит из 22 звеньев..., на противоположных концах два полукружия, которые запираются большими замками...». Из приведенной выдержки видно, что речь идет о двух замках, а в названных музеях их по одному. Предположу, что замки-то подлинные, с цепей, возможно, делались копии. К.В. Боголюбов жизненный путь в 1926 году привел в Свердловск, где он стал трудиться преподавателем русского языка в Урало-Сибирском коммунистическом университете, проработал в нем около восьми лет. В то же время – с декабря 1931-го - Боголюбов начал преподавать русский язык и литературу на Свердловских областных курсах коммунистов-журналистов, которые, перетерпев с годами различные реорганизации, стали факультетом журналистики Уральского государственного университета имени A.M. Горького.

В прошлом материале я подробно ознакомил читателе «Городка» с романом «Грозный год», который описывает события, происходившие на юго-западе Среднего Урала в 1773-1775 гг. В следующем номере газеты «Городок» читайте о трагической судьбе уральского умельца – Евдокима Пименовича Бобылева, которая описана в повести К.В.Боголюбова «Связанные крылья».Действие этой исторической повести разворачивается в конце 18 века в крепостях уральской укрепленной линии, проходящей вдоль тракта «Екатеринбург-Пермь» и южнее по Гробово (ныне село Первомайское), Киргишанам, Нижним Сергам и др.

***

Итак, мы продолжаем повествование о создателе исторических романов, которого многие красноуфимцы называют по праву своим земляком - о Константине Васильевиче Боголюбове. Как уже было указано в предыдущей статье, помещенной в прошлом номере газеты «Городок», К.В.Боголюбов родился в селе Александровском, которое находится между Красноуфимском и Ачитом.

В «Связанных крыльях» Константин Васильевич познакомил своих читателей с трагической судьбой одного из уральских умельцев - Евдокима Пименовича Бобылева. Его скитания в искании правды проходили и по Красноуфимскому уезду. В очередной раз «угнетатели» «взяли его в Нижних Сергах». Встретившийся Евдокиму «атаман» сказал: «В Гробове у меня верный человек есть, Степан Конопатый. К нему зайдешь, переночуешь». «Киргишанская крепость сохранила еще старые петровские валы и у ворот рубленую деревянную башню с шатровым верхом» и в ней «на постоялом дворе Красноуфимский капитан-исправник задержал Пимена Карповича Бобылева со снохой Настей и под присмотром вернул в Верх-Нейвинск.» В повести «Связанные крылья» сказано и о Красноуфимском заседателе Решетникове, который служил еще первый год. О нем Боголюбов повествовал: «Всеми силами искоренял он злоупотребления властей и бесстрашно становился на сторону бесправного заводского населения. Во время служебных поездок он обычно останавливался в крестьянских избах и по душам беседовал с хозяевами».

Автор описывал тяжбу Решетникова с сылвинским надзирателем Федосеевым, в деятельности которого выявились «темные дела». Позднее Боголюбов присоединил повесть «Связанные крылья» первой частью к своему произведению «Зарницы», но данное не сложилось. Повесть об уральском умельце Евдокиме Бобылеве продолжает самостоятельную жизнь. В «Зарницах» Константин Васильевич вновь рисовал силу горнозаводского Урала и страдания его рабочих людей. Он прослеживал и славный путь Екатеринбургского полка в войне с Наполеоном, знамя которого украшали слова: «За отличие в 1814 году против французов». В нем служил и один из героев повести «Зарницы» - Денис Олонцев, который « в числе нескольких бравых солдат» был переведен «в гвардию, в Семеновский полк». Далее Боголюбов повествовал о восстании в гвардейском Семеновском полку в октябре 1820 года, и что «восемьсот два человека были преданы военному суду» за содеянное. Писатель указывал на то, что Александру I«было обидно до слез», так как «лучшая часть его армии подняла голос протеста, что солдат заговорил о своем человеческом достоинстве».

В Красноуфимске имя императора Александра 1 живет в легендах-сказаниях о старце Федоре Кузьмиче, который был отождествлен с Александром Павловичем. Старец за бродяжничество отсидел в местной тюрьме, был бит плетьми и отправлен в Сибирь.

Боголюбов описал и встречу Евдокима Бобылева с Александром 1, при которой «Красивое холеное лицо» императора «исказилось гримасой», и уральский умелец оказался в «полутемной каморе» в компании «воров, бродяг и прочих темной жизни людишек». Перед этим же Бобылев побывал у министра финансов А.И.Васильева - «седого, с бескровным лицом», который «медленно передвигал ноги и с безразличным выражением лица выслушивал жалобы». Все же «Евдоким с радостью узнал, что министр разрешил апробацию воздушной машины, но радость оказалась преждевременной: граф Васильев умер, и все надежды на быстрое решение вопроса рухнули».

Возвернемся же к творчеству К.В. Боголюбова. Еще в «Связанных крыльях» Константин Васильевич упоминал о разбойнике Рыжанке-атамане Золотом, что в Васильево-Шайтанске он управителя убил, господина Ширяева». Да и мне припомнились рассказы о разбойниках, что вел когда-то дальний родственник с роскошной белой бородой, живущий в Первоуральске - городе, ставшем на месте Шайтанского завода. Боголюбов же воспоминал, что П.П. Бажов «говорил с сожалением: «Надо бы написать о Рыжанке, да вот руки никак не доходят. Никак не соберусь». Константин Васильевич данную идею воплотил, написав повесть «Атаман Золотой», ставшей как бы его визитной карточкой.

В десяти верстах от Ачита живет селение Давыдково, упомянутое в названной повести как Давыдовский починок. Золотого атамана - Андрея Плотникова с командой направила к дедушке Давыду Дуняша - одна из персонажей повести. «Местность была до того глухая, что лес подступал прямо к окнам», - рисовал писатель, что «починок состоял из трех дворов», и «в двух отдельных избах жили женатые сыновья Давыда», которые «работали дроворубами в куренях».

По сведениям 1869 года в Давыдковой имелось семнадцать дворов и 89 жителей, из которых 46 мужского пола.

С атаманом Золотым связывается и предание о разбойниках, что орудовали около селения Тюш, которое ныне в Ачитском районе.

Идет обоз на Екатеринбург по Сибирскому тракту, выезжает из Тюша, а на горке Маяки костер загорается, - слышал от старожилов, которые далее ведали:

- Костер сей сообщал основной банде лихих людей, что скоро будет им работа. У моста через речку Тюш наваливались они на обоз... Возможно, название свое Маякская гора, возвышающаяся на 1036 футов, получила от тех костров, служивших маяками-сигналами для разбойников.

Андрей Плотников у Боголюбова «свято держал» клятву: «Не поднимать руку на брата-бедняка».

***

Много уральских заводов было порушено во время пугачевщины. Приведу лишь выдержку из материала краеведа Михаила Петрова «Железо с берегов Серги», что был опубликован в журнале «Уральский следопыт» (№9 за 1993) год:

«Трагическим испытанием для Сергинских заводов стал приход войск Пугачева в январе 1773 года. Несмотря на то, что жители «передались без сопротивления», завод был разграблен. Сожжены лесопильная мельница с деревянными частями плотины и пристань с поселком. Домны были погашены. Пропало без вести 32 человека мастеровых и крестьян...».

Боголюбов ввел в свою повесть встречу Белобородова с Салаватом Юлаевым, который на первоначальном этапе пугачевщины шел во главе башкирцев в отряде царских войск под командованием генерала В.А. Кара, посланного навыручку Оренбурга, а затем переметнулся на сторону восставших. Салавату Юлаеву воевода Бахмутов без боя сдал Красноуфимск в конце 1773 года.

В «Грозном годе» прочел:

«- Русский и башкир - все одинаковые, - говорил Иван Наумыч, несколько захмелев от выпитого кумыса». Но присутствующий при их встрече старик - «в шелковом бешмете, в остроконечной шапке» - сердито возразил:

«- Русские захватили наши земли и прогнали в степь. Русские убивали наших жигетов...».

На данный выпад Белобородов ответил:

«- Больше того не будет. Наш батюшка - государь жалует вас вольностью навечно. А бьемся мы за одно дело, значит, дружба меж нас должна быть навеки нерушимая».

«- Пусть будет так, - сказал Салават и протянул Белобородову смуглую сильную руку».

В 1973 году в Средне-Уральском книжном издательстве у К.В. Боголюбова вышла книжечка «Пугачевский атаман Иван Белобородов».

В начале шестидесятых годов прошедшего века Боголюбов написал повесть для юношества «На заре то было, на утренней... », которая явилась как бы автобиографичной. В ней автор описал край политической ссылки, где проходило его детство. Герою повести Вите «определенно нравится» слово «революция» - «есть в нем что-то крылатое», и папа ему объяснил, что «это война бедных против богатых». В это же время, в командировке в Артях, во время чтения лекций о творчестве уральских писателей, у него родился замысел рассказа «Циклон». В нем говорилось об агрономе Илье Петровиче, выращивающем высокие урожаи кукурузы. С лекциями, да и для помощи членам местного литературного объединения, К.В. Боголюбов «часто навещал Красноуфимск». О чем вспоминал Леонид Александрович Александров, автор известной повести «Бабий век». К.В. Боголюбов трудился над книгой воспоминаний «Годы и встречи». В ней он поведал и то, что «настоящая наша фамилия - Мельчаковы», а переменили ее деду, когда он учился в духовной семинарии», и расплачиваться пришлось внукам: в первые годы революции поповские фамилии стали одиозными. Константина Васильевича Боголюбова не стало 27 марта 1975 года. Восемью годами ранее он был награжден орденом «Знак почета». Его современник, член правления Свердловской областной писательской организации В. Сибирев, вспоминал в 1987 году: «Было в Боголюбове нечто от Корнея Чуковского. Такой же большой, несколько нескладный, с крупной головой, и руками, узловатыми, натруженными, которым, казалось, он никак не может найти подходящего места, когда в них нет ручки с пером.» Сказание о К.В. Боголюбове веду в год 150-летия Д.Н. Мамина-Сибиряка и надо отметить, что в 1939 году у Константина Васильевича вышла повесть «Певец Урала» - «по сути дела первая биография» Мамина-Сибиряка, «написанная в беллетристической форме на основе глубокого изучения историко-литературного материала». В 1950 году Свердловский литературный музей имени Д.Н. Мамина-Сибиряка выпустил его труд, вопросы творческой истории романа «Три конца». Боголюбов на основе изысканий повествовал, что в данном романе Мамина-Сибиряка показана «широкая картина горнозаводского быта, от переломного этапа реформы 1861 года до времени пореформенного разорения и экономической депрессии 80-х годов». Исторические повести К.В. Боголюбова брал для изучения в местной Ачитской районной библиотеке. Его произведения о Д.Н. Мамине-Сибиряке, статьи о его творчестве изучал в фонде музея писателей Урала в Екатеринбурге. Его хранитель Елена Константиновна Полевичек - дочь Константина Васильевича Боголюбова. С ней беседовал об отце. Она рассказала, что когда отец трудился над повестью «На заре то было, на утренней...», то его интересовало и ее мнение. Поэтому названную повесть она больше всего любит из того, что созданно ее отцом. Занимался ив музее УрГУ. С его заведующей Валерией Анатольевной Мазур знаком по обществу уральских краеведов. На этом заканчиваю данное повествование о творчестве и биографии К.В. Боголюбова, пролистав и некоторые страницы истории родного Урала.

Александр Трофимов, член общества уральских краеведов, р.п. Ачит

Трофимов А. Константин Боголюбов – красноуфимский писатель // Городок. – 2002. - № 32. – С. 2 ; № 33. – С. 2 ; № 34. – С. 2 ; № 35. – С.2.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

перед эти кодом