Портреты с улыбкой

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Хорошо живописцам и графикам, они могут запечатлеть на полотне собственный вполне зримый лик. Писателю, в лучшем случае, удается выразить в своем произведении, так сказать, духовный автопортрет. Между тем интерес читателя к фигуре литератора выходит далеко за рамки критических статей и уж тем более за пределы нашей   обычной  журнальной   справки  «Коротко об авторах».  Так пусть читатель   увидит постоянных авторов «Урала», хотя бы нашими глазами, в повседневных деталях жизни и редакционной работы.

Климентий Борисов

Мы приглашены на собрание к свердловским писателям. В кабинете ответственного секретаря, где обычно проходят заседания, тесно. Организация большая, и не часто видишь всех вот так вместе. Уши слушают, а глаза скользят по знакомым лицам. Сознание с огорчением отмечает: годы неумолимы. Кто-то теряет свой яркий румянец, кто-то излишне погрузнел, кто-то уже задремывает на стуле, кто-то...

Стоп! Климентий Федорович Борисов!.. Кажется, год от году становится моложе. Беловолосый, по-военному коротко стриженный. Свежий загар лица. Глаза в лучиках усмешки смотрят с живой иронией. Ногам хорошо, привычно в сапогах, телу — в спортивной куртке. Во всем облике, в стройной не по летам выправке проглядывает не то бывший комиссар, не то спортсмен-охотник.

Младенческие шажки сделал он в прошлом веке. Не на материнских руках, своими ножками вступил в двадцатый, чтобы пойти и пойти постоянным современником бурной эпохи. Кем только не был!.. К писательскому труду его привели журналистские тропы. В книгах рассказов, повестей, романов отразились впечатления жизни в красивейшем районе Свердловской области, что зовут Предуральем, а конкретно привязывают к городу Красноуфимску и его окрестностям.

Не красота ли, не воздух ли тех мест дали такой заряд бодрости и физической крепости этому человеку? Впору геронтологам заинтересоваться, почему иной собрат по литературному цеху, хоть и вдвое младше, а выглядит рядом с Борисовым одряхлевшим?

Но не получат борцы со старением искомых ответов. Климентий Федорович курит. В доме Борисовых на улице Посадской умеют принять гостей. Жена, Мария Афанасьевна, врач, готовит как опытнейший кулинар. Найдется всегда что-нибудь и с затейливой этикеткой и без, графинное... А насчет женщин?.. Думаем, что не был он обойден и счастьем любви. Климентий Борисов один из немногих в нашей уральской литературе обладает умением тонко передать в своей прозе чудо рождения этого чувства.

Секрет его творческого и физического долголетия в огромной широте интереса к жизни. Никогда он не сосредоточивается на себе, на том, что называется самокопанием, не вступает в борьбу за внешний престиж, на что у иных уходит куча творческого времени. Почти всю жизнь прожил в деревянном домишке с заботами о дровах и сохранности усадьбы. Умел всегда работать и головой и руками. Главным же смыслом своего существования полагает постоянную причастность к проблемам, которыми живет наше общество.

В писательской организации Борисов слывет задирой, выступает на собраниях без оглядки, не как удобно для протокола, а по совести. Живя в большом городе, по-прежнему чужд кабинетному стилю, модного портфеля не приобрел, рукописи приносит в авоське: папку вынул — отдал, авоську — в карман, руки свободны. Руки нужны и для мужской работы. Хотя бы для того, чтобы уверенно водить автомобиль.

Берег озера, палатка, костерок, великое молчание ночного леса — это ли не мастерская здоровья, дающая новые и новые силы для свершения новых творческих задумок! И мысль его остра, и рука крепка, и ноги не скучают в сапогах.

Викторова В. Портреты с улыбкой : Климентий Борисов / Дружеский шарж П. Евладова // Урал. – 1978. - № 1. –С.189-190.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

перед эти кодом