Бьется сердце в стихах

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Богат Урал талантливыми людьми: художниками, писателями, поэтами. И мы гордимся, что один из них - поэт Василий Федорович Тулин - наш земляк.

Родился Василий Федорович 16 ноября 1922 года в семье Федора Павловича и Александры Ермолаевны Тулиных. Рос он обыкновенным мальчиком. Учился сначала в Подгорновской начальной, а затем Александровской семилетней школах. В 1939 году окончил Красноуфимскую школу ФЗУ по специальности слесарь-паровозник. В этом же году отец посоветовал ему учиться дальше, и Василий поступает в Свердловскую юридическую школу, которую окончил в мае 1941 года и был направлен следователем прокуратуры в г. Кунгур. А через месяц грянула война.

17 июля 1941 года восемнадцатилетним добровольцем Василий ушел на фронт в составе Уральского добровольческого политбатальона. Кypcобучения одиночного бойца проходили при Лепельском военно-пехотном училище, которое из Белоруссии к тому времени было эвакуировано в Череповец. Все политбойцы, имеющие высшее и среднее образование, но не старше 27 лет, были зачислены на ускоренный курс училища. В декабре 1941 года Василий окончил училище и ушел на фронт в звании лейтенанта. Воевал в составе артиллерийского батальона, пройдя по дорогам войны большой путь, освобождая землю русскую от фашистов. Кириши-Новгород-Дно-Порохов-Остров-Чудово. Под Чудово батальон получает почетное звание 260-й Чудовской.

Три ранения, контузия, 2 ордена Отечественной войны 2-й степени и Красной Звезды, 9 медалей. Скупые данные, но за ними стоят километры дорог, потеря друзей и товарищей, ожесточенные схватки с врагом. В 1944 году батальон перебрасывают сначала в Мурманск, потом в местечко Педсало (Финляндия). День Победы застал Василия Федоровича в норвежском городе Киркинесе. Это уже не тот 18-летний парнишка, рвавшийся на фронт в 41-м, а умудренный опытом боевой командир в звании майора. В 1944 году появились и его первые стихи. Они вырвались из души вместе с ненавистью к врагу, с тоской по родному дому:

Мы лишь в разлуке
                 познаем
Тоску о крае, где
                  родился.
И ждем, чтоб нам
           родимый дом
Хотя б во сне разок
                 приснился...

В нашем музее сохранилась запись «Я в деревне живу» от 22.11.1978 года:

«В 1944 году я находился в Норвегии. И вот там, вдали от Родины, от родного Урала, особенно остро почувствовал тоску по России, по местам, с детства знакомым и близким. Эта тоска не была «тоской вообще», она была до предела конкретной: мне до боли в сердце хотелось пройти по улице деревни Подгорной, где я родился, увидеть с детства знакомых и родных людей, подняться на гору, возвышавшуюся над деревней, и оглядеться вокруг. Понятия: Родина, Россия - вместились в моей душе в маленькую деревню и даже в дом с черемухой под окнами, в котором я родился. Именно тогда я понял, что жизнь моя, сколько бы она ни продлилась, будет связана с родными местами и что без этого мне нет покоя и счастья на земле!»

        Вдвоем с Россией

Млечный путь и тропка полевая,
Солнышко и в травке светлячок —
Это все, в душе моей сливаясь.
Радует, волнует и влечет.
С детских лет, едва порог осилив
И без мамы выйдя из избы,
Оказался я вдвоем с Россией
Как с предначертанием судьбы.
С той поры немало лет минуло,
Много верст осталось позади.
Родина меня не обманула,
Как тут не суди, как не ряди.
В трудный час меня не оставляла,
В грозный час в душе моей жила.
Скорбная над раненым стояла
В копоти горящего села.
Надо мной склонившись медсестрою,
Умоляла: «Потерпи, родной!».
Если в жизни я чего-то стою.
То обязан только ей одной.

Война уже давно закончилась. Но через 10-15 лет вдруг стали появляться строки, пронизанные болью и отсветом пожаров давно минувших дней. Его негромкий, но проникновенный талант вобрал в себя суровую правду и боль тех дней и ночей.

      Не забыть

Мне забыть бы,
                    забыть,
Да забыть не могу:
В бой пошел батальон
На рассвете, в пургу.
Стонет лед на реке,
Брызжет речка Шелонь
Ледяною водой,
Изрытая огонь.
И ломается лед,
Рвется, будто слюда.
Только вскрикнет
                         солдат -
И под лед, навсегда.
Ох ты, речка Шелонь,
Не топи, погоди!
Еще много боев
У солдат впереди,
Еще надо пройти
Через Порхов и Дно...
Только, видно, не всем
Уцелеть суждено.
Ведь три года почти
Мы в боях на войне,
И погибнуть сейчас
Нам обидно вдвойне.
Но не слышит Шелонь
Нашей тихой мольбы.
Знать, оглохла она
От пурги, от стрельбы.
А на том берегу,
Рикошетя об лед,
Бьет и бьет пулемет,
Бьет и бьет пулемет.
Только к берегу бы –
Поскорей, поскорей,
Чтоб укрыться
                        от пуль,
От огня батарей.
Перебежкой, солдат,
Добеги, добеги!
Это наша земля
И враги впереди.
Нам нельзя отходить:
На лихую беду.
Позади только смерть
На израненном льду.
Мне забыть бы,
                    забыть,
Да забыть не могу
Тех далеких могил
На крутом берегу.

Выпускница Александровской средней школы 1970 года Татьяна Галкина-Барышникова посвятила свое стихотворение Василию Федоровичу, отрывок из которого ниже:

...Только жаль, что мало
                                       мы
Те стихи читали,
В них он Родину любил
Искренне и просто,
Он и нас любить учил –
Речку, землю, звезды.
Он в стихах своих берег,
Что должно быть свято,
Лишь с кончиною его
Поняли утрату.
Помню, шел он, весь
                               седой.
Прямо, не сутулясь,
Ты прости нас, дорогой
Дядя Вася Тулин!

Н. Миронова, руководитель школьного музея с. Александровского.

// Вперед. – 2002. - 15 нояб. – С. 7

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube