Несколько встреч...

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

16 ноября исполнилось бы 80 лет уроженцу деревни Подгорной Василию Федоровичу Тулину. Незаурядность этого человека его друзья и поклонники понимали при жизни, не потускнел его образ и через 10 лет после ухода в мир иной...

Фронтовик, поэт, журналист - обычно представляли своего гостя В. Ф. Тулина организаторы творческих встреч с ним. А я расскажу о встречах иных, неорганизованных...

В свое время, в начале семидесятых годов теперь уже прошлого столетия, довелось мне поработать в редакции ачитской газеты. Однажды услышал доносящийся из кабинета редактора громкий голос, затем раскатистый хохот, а вскоре увидел выходящего из кабинета посетителя - рослого желто-волосого мужчину с орденскими колодками на светлом в клеточку пиджаке. Он сам зашел ко мне, чтобы «познакомиться с земляком». Оказалось, что мы не только из одного района - Красноуфимского, но и наши деревни: его Подгорная и мой Чатлык - соседствуют. И с тех пор наше общение стало регулярным и неизменно дружеским. Он обычно приносил в газету свои стихи, рассказы или ходатайствовал за чьи-нибудь творческие опыты. А уж байки, анекдоты, хохмочки из него так и сыпались. Понятно, появление Тулина останавливало всякую писанину, народ сбивался в какой-нибудь кабинет, и пошло-поехало веселье да приколы. Редактор А. Ф. Аликин обычно пытался как-то вернуть сотрудников в рабочую обстановку, но вскоре сам нахохатывал и травил байки не хуже гостя.

В красноуфимской газете, куда я вскоре перешел, Василий Федорович тоже был частым гостем, по-свойски общался с редактором В. Г. Потыриным и другими журналистами, а меня «по-землячески» сделал своим, как сейчас говорят, импрессарио: просто посылал письма со стихами и рассказами на мое имя с просьбой поместить «не откладывая в долгий ящик». Мне его творения нравились, редактор тоже был благосклонен, поэтому каких-то особых проблем с публикацией не было. В 70-80-е годы газета «Вперед» напечатала множество его стихов и рассказов. Конечно, не все, что он присылал, - иные редактор браковал или просил переделать, что не всегда Тулину нравилось. Спорили они, даже ссорились бывало, но быстро мирились. Все-таки состояли в одном творческом Союзе журналистов, на межрайонных летучках общались. А я в общении с Василием Федоровичем открывал все новые грани его личности.

Боец

... Как-то приехал я в Ачит для встречи с Тулиным по журналистским делам. Уладив их, пошли в универмаг. И надо же: какая-то троица местных «уркаганов», как их потом обозвал Василий Федорович, попросила «закурить». Да таким тоном, что Тулин не очень-то ласково посоветовал им губы от молока сперва вытереть. Те вроде отстали, Тулин притормозил у газетного киоска, а я заскочил в универмаг. Нужной вещи не оказалось, и когда я вышел, Василий Федорович уже... бился с теми тремя. Вернее, с оставшимися двумя - один корчился на земле. Другому как раз при моем появлении он крепко саданул по животу, тот согнулся - и, получив смачного пинка под зад, тоже сунулся мордой в пыльные лопухи. Третий испуганно пятился, а потом задал стрекача... «Еще ножичком захотели напугать, - пояснил мне седовласый боец. - Да я на фронте с такими фрицами-амбалами врукопашную схватывался - этим уркам не чета...»

Любимец

Однажды на занятии литературного группы мы узнали, что Василий Федорович работает управляющим Краснополянским отделением Криулинского совхоза. Шла жатва, и мы поехали в села собирать материал. По пути завернули с тракта в Красную Поляну, нашли «резиденцию» управляющего. Тот растерялся: «Ребята, вы бы хоть предупредили, я бы стол накрыл... Сам-то с мужиками на полевых станах перекушу - и ладно, в доме ничего не держу, да и сухой закон в деревне объявил...»

Мы, конечно, запротестовали, мол, ничего не надо, просто проведать заехали да поинтересоваться, почему на литгруппу не прибыл. Смотрим, уже какой-то дедок к нам прибился, ему управляющий что-то шепнул, и тот исчез. А вскоре появилась тетка с сумкой, потом другая, третья, четвертая... Тот дедок, подмигнув, прошмыгнул в «резиденцию»... И когда мы с жары зашли в дом, ахнули: стол был накрыт по всем правилам деревенского гостеприимства. И как мы ни отнекивались, пришлось присесть, пригубить... Сам хозяин ни капли не попробовал, чем нас немало изумил: ну и сила воли у мужика! Мыто знали, что Василий Федорович любил компании, спиртного не чурался. Но и слово свое умел держать!
Тетки деревенские его тогда нахваливали, мол, здорово мужиками нашими командует. Пообщавшись, мы поняли: не только уважают краснополянцы бывшего фронтового комбата, но, пожалуй, уже полюбили и тихо гордились им. Ведь не каждая деревня может похвастаться управляющим-поэтом!

Провидец

Одно время Василий Федорович увлекся созданием песенных текстов, свел дружбу с композиторами, даже с руководством Уральского народного хора. К нему приезжали высокие гости, с одним из них он однажды оказался в Красноуфимске. Я с ними столкнулся, когда зашел за пельменями в пивнушку, которая в то время была напротив горсада. Они уже купили бидончик пива и искали в густой толпе мужиков, куда-бы «притулиться», как выразился Василий Федорович. Я жил рядом, в ныне снесенных домах на углу улиц Советской и Интернациональной, и пригласил их к себе.

Потом еще не раз сходили до пивнушки. Хорошо посидели, проговорили до 4 часов утра, обсудив все местные и мировые проблемы, но больше все о творчестве судачили. Василий Федорович тогда был не в лучшем настроении: сетовал на стесненность в средствах, на отсутствие работы по душе, на то, что песни его поют разные хоры, вплоть до Москвы, некоторые даже в сборники берут. Но автору за них не платят или начисляют гроши. «У меня стихов да песен, не говоря уж о рассказах, - не на один сборник наберется, - говорил он. - Но нет «мохнатой лапы» в издательствах, поэтому издать не могу. А жить-то мне осталось всего-ничего: к 70 годам представлюсь».

Было ему тогда около 55, поэтому мы с гостем утешали, мол, все будет хорошо, а тебе, такому ядреному да плодовитому на стихи, еще долго жить и творить.    

А он оказался провидцем: в 70 и умер. И свой персональный сборник в издательствах так и не пробил... Хотя многое успел сделать: и книжку для детей издал, и в разных альманахах и толстых журналах, даже центральных газетах публиковали лучшие его творения. А он так мечтал о сборнике, о собственной «толстой» книге стихов, рассказов, повестей…

Материалы подготовил Виталий Пономарев

// Знак вопроса. - 2002. - N 46. - С. 2.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

перед эти кодом