Ручейки суровой памяти

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

В шумном гомоне пассажиров рейсового автобуса выделялся мужской разговор.

— Помните, Василий Федорович, как заканчивает свою повесть «Усвятские шлемоносцы» Евгений Носов? Он выводит колонну усвятских мужчин, отправляющихся на фронт, за деревню, а затем сливает ее с такими же колоннами-ручейками из окрестных деревень в мощную, всенародную колонну защитников, поднявшихся на большую войну в сорок первом.

— Да, да, помню... в сорок первом… — произносит тот и замолкает, а мог бы продолжить:

Да и надо ль забывать об этом,
О далеком разбомбленном дне,
И о том, как в зареве ракетном
Шел наш батальон к большой войне;
Как взрослели на глазах ребята,
Как в сердцах их клокотала злость...
Не за год - за сутки стать солдатом,
Повзрослеть за сутки довелось.

— Долго не забудет земля свои раны, — вступил в разговор второй молодой человек. — Сколько в ней свинца и металла...

— Да, Николай, — ответил пожилой, — земля-то, пожалуй, и забудет, а вот здесь, — и по его голосу было нетрудно понять, что он придавил, ладонью грудь. — Здесь не забудется никогда!

Кто сказал, что время — лучший лекарь?
Heт, не лечит время старых ран.
Нет таких лекарств еще в аптеках,
Чтоб забыл о прошлом ветеран.

Молодых людей я не знаю. А вот тот, к кому они обращались по отчеству, был Василий Федорович Тулин — наш земляк из села Александровского Красноуфимского района. Поэт-фронтовик, один из авторов сборника стихов «Суровая память», изданного Средне-Уральским книжным издательством к 40-летию Победы советского народа над фашистской Германией.

Читая стихи поэтов; их краткие биографии, невольно задумываешься, какими же молодыми они были, когда им выпало пройти суровыми дорогами войны. Они прошли их, и с честью вышли победителями. Вышли... и вынесли суровую память «живых сражений», память истинного героизма и мужества советского солдата, чувство горькой, щемящей печали, потому как «Войну я знал не понаслышке», — говорит в стихах И. Беляев, «Нам было не до песен, не до смеха», — В. Лаптев, «В часы, когда земля вставала дыбом», — М. Найдич. И как не понять боль человеческую в строках В. Станцева: «От зари до зари земля — ходуном, убитых, убитых — один на одном, такие все молодые — гвардии рядовые». И плакал строгий солдат по своему погибшему другу, и знал, что сам он готов дважды погибнуть за каждую пядь родной земли, говорит один из авторов сборника Н. Петропавловский:

А пядь земли,
Что заслонил ты грудью,
И, если надо,
Снова заслонишь!

Заслонил Родину солдат, отдав «верную любовь и чувство долга стране моей навеки».

Суровая память... Да, это она не дает затянуться ранам в глубинах души — там остаются навечно друзья-однополчане, погибшие с верой в победу, как говорит Н. Маркин:

Но верили
В затишье и в бою,
Что мы дойдем
До мутной речки Шпрее,
В последнем самом
Отгорев бою,
И бросим их штандарты
К Мавзолею.

Поэты-фронтовикн и сейчас остаются солдатами, страны: «Я был и остаюсь ее солдатом… Я, может, перед кем-то виноватый, а перед ней душой и сердцем чист», — говорит В. Тулин. И не случайно авторы сборника пристально приглядываются к сегодняшним будням нашей армии. Оки вправе сказать свое слово молодым защитникам Родины — они остались ее солдатами, они смерти смотрели в глаза, им не безразлична судьба страны, судьба ее народа.

Малая часть военной лирики поэтов стеклась ручейками в сборник, но эти стихи все вместе сливаются в единую суровую память народную.

Возьмите в руки этот томик стихов. Возьмите... И вы прикоснетесь к ручейкам этой суровой памяти. А прикоснувшись, обязательно найдете место в сердце своем тому, о чем пишут поэты-фронтовики, и вам обязательно захочется, как и им, прошедшим «сквозь смерть и горечи утрат», послушать, как звенят под ветром травы.

С. БАБУШКИН. г. Красноуфимск

// Вперед. – 1985. – 12 июня. – С. 2

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

перед эти кодом