Личность в истории

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Звание Героя Социалистического Труда было утверждено ещё до начала Великой Отечественной войны. 27 декабря 1938 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР об установлении высшей степени отличия в области хозяйственного и культурного строительства с вручением ордена Ленина и золотой медали "Серп и Молот", а также грамоты Президиума Верховного Совета СССР.

В Красноуфимском районе этого высокого звания удостоены шесть человек, и все они получили золотые медали за заслуги и успехи в области сельского хозяйства Наших Героев объединило одно - любовь к земле-матушке, которая прививалась с раннего детства и была впитана с молоком матери. Коротко о каждом нашем земляке, получившем звание Героя Социалистического Труда.

Афанасий Васильевич Бакунин

В годы войны Афанасий Васильевич Бакунин, уроженец деревни Подгорная, практически с её начала вступил в ряды защитников Родины. Командуя пулемётным взводом в оборонительных боях на Западном фронте, получает тяжёлое ранение. После излечения становится командиром пулемётной роты, в числе воинов наступающих войск 1-го Украинского фронта дошел до логова врага - Берлина. С фронта вернулся только в начале 1946 года в звании капитана.

После войны Афанасий Васильевич все силы, знания, энергию отдает сельскому хозяйству, работает председателем колхоза "Объединение" имени Сталина, в селе Приданниково.

В 1948 году за героизм, проявленный на фронте и в народном хозяйстве, А.В. Бакунин удостоен звания Героя Социалистического Труда и награждён

орденом Ленина и медалью "Золотая Звезда", орденами Отечественной войны 1 и II степени. Красной Звезды, медалями "За освобождение Праги", "За взятие Берлина", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов".

Подробнее: Наши Герои Социалистического Труда в годы Великой Отечественной войны

Мы любим жаловаться на жизнь. Нам вечно не хватает денег, дети капризничают, работа не устраивает, шумные соседи достают. В общем, все плохо. А представьте себе на мгновение, что вы где-то за тридевять земель от родного города, в ушах у вас стоит непрерывный гул и звон. Это оттого, что вокруг рвутся снаряды. Лампа-молния постоянно мигает, а под ней на операционном столе лежит боец с окровавленной, кое-как перебинтованной головой. Там, под бинтами - осколки. И вам нужно их достать. Прямо из мозга. И такой боец не один. Их целый эшелон, который под бомбами прорвался в город, к вашему госпиталю. Страшно? Конечно! Но за четыре долгих года Великой Отечественной войны такая картина стала для Евдокии Григорьевны Храмовой почти обыденной.

Война разделила жизнь Евдокии Григорьевны на две части: безмятежное "до" и трудное "после". "До" была дружная семья: мама, папа, бабушка и две сестры, родная школа, четыре курса мединститута. А 22 июня 1941 года началось "после". Прямо из института, не дав даже на денек съездить домой, студентов призвали на военную службу. Девушки могли выбрать тот фронт, на который им хотелось бы попасть. И все без исключения девчонки выбирали Московское направление. Но сначала студентки попали на распределительный пункт в Вологду, а оттуда - на курсы. Евдокия попала в Тулу. Окончила курсы и была отправлена на Ленинградский фронт в город Череповец.

Госпиталь располагался в бараках. Каждому врачу досталось по одному бараку - около сотни раненых. И началось.

.. .Липкий пот застилает глаза. Хочется спать. Нельзя. Еще три операции. Час назад была тревога. Измученных раненых, которые только сегодня были доставлены в госпиталь, пришлось на носилках относить в подвал. Затекли ноги. Раненый на столе совсем молоденький. Светлая щетина на щеках слиплась от крови. Потерпи, миленький! Еще немного, еще совсем чуть- чуть...

Врачи не спали сутками. Ели практически одну перемороженную капусту. Хлеба полагалось 400 граммов на человека в день. Девушки меняли положенные им «сто грамм» у мужчин на шоколад, который иногда выдавали солдатам. Обычная форма военврача: гимнастерка, юбка, задубевшие от пота.

Раненые попадались разные. Самострелов было много. Госпиталь был небольшой передышкой в нелегкой фронтовой жизни. Многие бойцы старались задержаться в нем подольше. Некоторые солдаты специально прикладывали кранам соленую рыбу, чтобы те дольше не затягивались.

Иногда бойцы называли женщин-врачей и сестер мамами. А этим "мамам" было-то по двадцать с небольшим!

Подробнее: "Спасибо, доктор!"

Чем дольше длился разговор, тем ярче, отчетливее вырисовывалась гражданственность моего собеседника — патриота своей страны, государства...

— Мне, — вспоминает Леонид Антонович, — уже после окончания Великой Отечественной войны пришлось оперировать немца, военнопленного, на что уже не решались идти его соотечественники-врачи. Операция им казалась бессмысленной. Но я сделал ее: борьба за жизнь этого немца — а он до призыва в армию был простым рабочим — фиксировалась как свидетельство нашего гуманизма, так что исход ее был небезразличен не только для меня, хирурга.

После выздоровления, — продолжал Леонид Антонович, — мой пациент оказался в Западной Германии. Оттуда впоследствии я и получил его письмо, для наших людей, прямо скажу, необычное, ошеломляющее. Он, во-первых, благодарил меня за то, что я сделал ему операцию, сохранил жизнь, а далее писал, что условия работы на их предприятии не из лучших, что здоровье его подорвано, что он стоит перед фактом новой операции. Но врачу за это надо платить столько марок, сколько он не в состоянии заработать и за год, да плюс к этому надо марки за медикаменты, за послеоперационное лечение и уход. Операцию, словом, приходится откладывать, хотя болезнь прогрессирует.

— Такая у них система, — заметил я.

— Не система, — поправил меня Леонид Антонович, — а произвол предпринимателей, не имеющий ничего общего с борьбой за здоровье людей, трудящихся. У нас, как вы знаете, все эти расходы берет на себя государство, быть гражданином которого — это большая гордость и честь. И ее, эту честь, приятно не только осознавать, а и оплачивать своим трудом, знаниями, а, главное, добродетельностью и человечностью, что нас, врачей, считаю, касается в первую очередь.

О труде Л. А. Самойлова — хирурга, заслуженного врача РСФСР, награжденного орденом Трудового Красного Знамени и многими медалями, нет, думаю, особой необходимости рассказывать. Сорок семь лет стажа больничной работы — это тысячи операций, не говоря уже о профилактике заболеваний. Открыл хирургическое отделение, два пункта переливания крови — не чурался, выходит, и организаторства. Наставник, наконец, и в прошлом и в настоящем. Человеку 72 года, он — пенсионер. А вот отзыв главного врача Красноуфимской городской больницы Г. М. Третьякова, хирурга, кстати, по специальности:

Подробнее: За добро - добром

Историю городов создают люди. Они же вписывают в нее самые яркие страницы, увековечивая свои имена. Память о них, лучших представителях, хранят поколения. Выпала счастливая доля вписать такую страницу и Анастасу Ерофеевичу Закорюкину, коммунисту, мастеру локомотивного депо.

К своему самому счастливому дню, когда его назвали Почетным гражданином города Красноуфимска, он шел путем прямым и честным, высоко неся звание человека, преданного своему народу, своей Родине. Ради Родины он готов был отдать жизнь, когда нависла над нею страшная опасность фашистского порабощения. Молодой рабочий, слесарь локомотивного депо взял в руки оружие, чтобы защищать страну и свой город. Четыре долгих года войны сражался отважно и смело, за что и удостоен наград Родины.

А вернувшись к мирному труду, он отдавал всего себя, чтобы лучше становилась жизнь. Не просто хорошо работал, а творчески, совершенствуя свое дело умом и рабочей смекалкой. Только за девятую пятилетку он внес 55 рационализаторских предложений на 15848 рублей.

За творческий труд удостоен он ордена Трудового Красного Знамени, знаков «Отличник социалистического соревнования», «Ударник девятой пятилетки», «Почетному железнодорожнику».

Уважают мастера в депо за высокое трудолюбие, за отзывчивость и душевную щедрость. Всем, что есть в нем хорошего, он охотно делится с молодыми. Для них он наставник не только по уму, но и по сердцу.

Вот уже 13 лет он член парткома, заместитель председателя группы народного контроля. Решительные действия народных контролеров помогли сберечь сотни рублей государственных средств

Для молодого поколения красноуфимцев Анастас Ерофеевич — пример яркого служения народу.

А. САРКИЕВА.

// Вперед. – 1976. – 9 июля. – С. 3

Защитники Отечества

Вот уже почти 30 лет Тамара Николаевна с грустью смотрит в окно на лиственницу и ель, посаженные когда-то ею и её сыном Сашей, которого уже давно нет - погиб в Афганистане. А деревья стоят, словно вечное напоминание о нём.

Родился Александр Вячеславович Пасынков 11 сентября 1967 года в г. Красноуфимске. В 1974 году поступил учиться в 1-й класс школы № 5. Был октябрёнком, пионером, в 1981 году вступил в комсомол. В 1982 году после окончания восьмилетней школы № 5 продолжил учёбу в школе № 1.

Саша много читал, по вечерам в подзорную трубу любил изучать звёздное небо. В родительском доме до сих пор хранятся журналы «Молодая гвардия» за 1986 год, которые он мечтал прочитать по возвращении домой, и его подзорная труба. Не терпел подхалимаж. За свои поступки отвечал сам.

После школы в 1984 году Саша поступил в Свердловский сельскохозяйственный институт на зооинженерный факультет, успешно закончил только первый курс. В начале второго курса осенью, в октябре 1985 года Чкаловским райвоенкоматом г. Свердловска был призван в ряды Советской Армии, В то время вовсю шла война в Афганистане. 25 октября 1985 г. из Свердловска Саша вернулся домой с повесткой. Как раз в то время в Красноуфимск привезли гроб с телом пограничника Валерия Иванова. Тамара Николаевна со слезами рассказала об этом сыну, но тот только сказал: «Мама, что ты плачешь? Служить так служить».

В логове Ахмад-шаха

Предчувствие не обмануло её. После военной подготовки в г. Ашхабаде в Туркмении в звании младшего сержанта Саша в составе ограниченного контингента Советских войск был направлен в Афганистан в 682-й мотострелковый полк, дислоцировавшийся в сердце Панджшерского ущелья - кишлаке Руха на высоте две тысячи метров над уровнем моря. Кишлак Руха - родина Ахмад шаха Масуда, известного в то время военного лидера вооруженной оппозиции, с формированиями которого наши мотострелки постоянно вели бои. Буквально с первых дней пребывания в Панджшерском ущелье 682-й мотострелковый полк, в котором потом служил Александр, преследовали неудачи. Еще весной 1984 года в ходе армейской операции батальон капитана А. Королёва, попавший в засаду, понёс тяжелейшие потери, в стычке с отрядами Ахмад шаха полк потерял более 50 солдат.

В июне 1986 года произошла трагедия с группой мотострелков 3-го батальона этого же полка, в котором уже нес службу Александр, когда при выполнении одной из боевых операций в высокогорном районе без теплого белья (о чем солдат забыли предупредить) от холода ночью замерзли 16 наших мотострелков.

Подробнее: Он мечтал увидеть комету Галлея

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом