Личность в истории

 
 
ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Детство и юность Героя

Наш знаменитый и легендарный земляк Николай Феофилович Сухобский родился в деревне Бладыки Себежского района Псковской области 15 ноября 1915 года. 1921 год в тех краях был голодным от неурожаев. Большая семья Сухобских решается переселиться на Урал. Место выбрали недалеко от Красноуфимска - в деревне Шиловка. Купили небольшой домик на два окна, на берегу пруда. Семья быстро привыкла к местному укладу жизни. Здесь Николай пошел в школу.

Об этом периоде вспоминала одноклассница Е.Д. Горбунова: "Помню, однажды увидела Николая на сельском пруду, здесь он учил малышей кататься на коньках. Коля бежал по льду так быстро, что собравшимся на пруду казалось, что он не едет, а словно птица летит. На его груди был повязан красный пионерский галстук, развевающийся на ветру. Вот мы и прозвали его ласково и в шутку "красногрудый снегирь". В пионеры его принимали в Красноуфимске в школе № I, а галстук, как одному из лучших учеников, ему повязала член Свердловского обкома комсомола Мария Бажова - дочь уральского писателя-сказочника П. П. Бажова". Одноклассница еще рассказывала, что Николай вместе с братом Федором играли на балалайках и гитарах. Поэтому вечерами на берегу пруда у дома Сухобских после трудового дня собиралась молодежь попеть песни и поводить хороводы.

В 1933 году Николай поступил учиться в Красноуфимское железнодорожное фабрично-заводское училище, выбрав профессию дежурного по станции. ФЗУ только второй год располагалось в новеньком здании по улице 1 -й Деповской. Здание было самым крупным по тем временам в железнодорожном поселке. Профессиям будущих железнодорожников обучали, как правило, рабочие-железнодорожники с производственным опытом. Среди них был и С.Ф. Шитов - мастер производственного обучения. Спустя много лет он вспоминал: "В моей группе учился Николай Сухобский. Высокий, стройный, с копной черных густых волос, всегда подтянутый, опрятный. Я доверял ему, как себе. Волевой, умный, требовательный к себе и другим, он умел поддерживать дисциплину в группе, был душой и заводилой всех интересных дел. То, что он стал в годину испытаний для страны Героем Советского Союза, меня не удивило. К подвигу он себя готовил всю свою короткую, но яркую жизнь..." В 1935 году успешно завершена учеба в училище, с рабочей путевкой молодой железнодорожник стал работать на станции Надеждинск Свердловской железной дороги. Время службы в 1938-40 годах в Красной Армии в железнодорожных войсках совпало с военными событиями на Карельском перешейке. После демобилизации работал на станции Красноуфимск.

По фронтовым дорогам

С первых дней начала Великой Отечественной войны Николай Сухобский в прямом смысле слова атакует Красноуфимский военкомат с просьбой отправить на фронт. Вот как об этом вспоминал писатель Александр Можаев: "Придя в очередной раз в военкомат, состоялся такой диалог. Военком встал из-за стола, подошел к бывшему красноармейцу-железнодорожнику, положил руку на плечо.

- Сухобский Николай Феофилович? -Так точно!

- Партийная организация рекомендует вас на курсы политических работников. Характеристика отличная, говорят, что ты боевой парень, инициативен, умеешь работать и убеждать людей...

- Война... - выпрямил грудь парень.

- Для войны и будешь учиться. Ясно?

Подробнее: Звание Героя Совесткого Союза - посмертно

В Красноуфимске 24 июля проходили совещание и полевой семинар "Достижение селекции зерновых и зернобобовых культур", посвященный 110-летию со дня рождения селекционера Александра Васильевича Воробьева, основоположника селекции яровой пшеницы на Среднем Урале, создавшего сорта Стрела и Комета, вписанные золотыми буквами в историю сельскохозяйственной науки и сельскохозяйственное производство не только областей Среднего Урала, но и многих регионов России. Этими сортами в семидесятые годы засевалось в Российской Федерации около 1,5 млн га.

Александр Васильевич Воробьев родился 1 июля 1905 г. в деревне Найдино Озерского (ныне Коломенского) района Московской области. Окончил в 1916 году трехклассную сельскую школу и поступил в гимназию в г. Коломна. В 1918-1924 гг. учился здесь в школах I и II ступеней. В 1925-1930 гг. был студентом Московской сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева. В1930-1931 гг. работал агрономом в бывшем Плохинском районе Западной области, с 1931 по 1936 г. - на Шатиловской опытной станции в качестве старшего научного сотрудника по селекции яровой пшеницы. В результате им был выведен сорт Шатиловская 1326/32, переданный на государственное испытание. Дальнейшая его работа была связана с селекцией яровой пшеницы на Красноуфимской селекционной станции (1936-1971 гг.) с перерывом с 1941 по 1945 г. для участия в Великой Отечественной войне, куда он ушел добровольцем, хотя имел, как специалист, бронь.

Вся жизнь Александра Васильевича - это огромный труд. Он всегда был в курсе тех событий, которые решали судьбу большого хлеба страны. На селекционных посевах можно было увидеть агрономов, руководителей сельскохозяйственных предприятий, руководителей соседних областей и республик. Науку Александр Васильевич ставил превыше всего. Поражали меткость его суждений, необычайная начитанность и память. Работа Александра Васильевича заключалась в умении постоянно и безжалостно переступать через себя, через то, что вчера казалось большим достижением. В этом как раз и состоит диалектика селекционного творчества. В целенаправленном и упорном труде, без которого вообще немыслима никакая селекция и благодаря которому только и может проявиться любое признание, любой талант.

Красноречиво о памяти Александра Васильевича высказался академик Российской академии наук, академик Российской академии естественных наук, член Лондонского Линнеевского общества, профессор генетики Виктор Александрович Драгавцев: "В год 110-летия со дня рождения мы, помнящие и глубоко уважающие его, обязаны довести до молодого поколения информацию об этом уникальном человеке, участнике Великой Отечественной войны, замечательном селекционере, создавшем удивительные сорта яровой пшеницы, которые десятки лет кормили прекрасным хлебом миллионы тружеников России. Будем же всегда помнить Александра Васильевича Воробьева - гражданина, ученого, воина - и его заслуги перед Россией как в защите Отечества, гак и в решении проблемы продовольственной безопасности нашей страны!"

За участие в великой Отечественной войне Александр Васильевич награжден орденом Красной Звезды, многими медалями. За достижения в селекции и семеноводстве награжден орденом Ленина, медалью "За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения Ленина", золотой и серебряной медалями ВДНХ СССР, многочисленными почетными грамотами МСХ СССР и РСФСР.

Подробнее: В Красноуфимске собрались ученые и практикующие агрономы

Звание Героя Социалистического Труда было утверждено ещё до начала Великой Отечественной войны. 27 декабря 1938 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР об установлении высшей степени отличия в области хозяйственного и культурного строительства с вручением ордена Ленина и золотой медали "Серп и Молот", а также грамоты Президиума Верховного Совета СССР.

В Красноуфимском районе этого высокого звания удостоены шесть человек, и все они получили золотые медали за заслуги и успехи в области сельского хозяйства Наших Героев объединило одно - любовь к земле-матушке, которая прививалась с раннего детства и была впитана с молоком матери. Коротко о каждом нашем земляке, получившем звание Героя Социалистического Труда.

Афанасий Васильевич Бакунин

В годы войны Афанасий Васильевич Бакунин, уроженец деревни Подгорная, практически с её начала вступил в ряды защитников Родины. Командуя пулемётным взводом в оборонительных боях на Западном фронте, получает тяжёлое ранение. После излечения становится командиром пулемётной роты, в числе воинов наступающих войск 1-го Украинского фронта дошел до логова врага - Берлина. С фронта вернулся только в начале 1946 года в звании капитана.

После войны Афанасий Васильевич все силы, знания, энергию отдает сельскому хозяйству, работает председателем колхоза "Объединение" имени Сталина, в селе Приданниково.

В 1948 году за героизм, проявленный на фронте и в народном хозяйстве, А.В. Бакунин удостоен звания Героя Социалистического Труда и награждён

орденом Ленина и медалью "Золотая Звезда", орденами Отечественной войны 1 и II степени. Красной Звезды, медалями "За освобождение Праги", "За взятие Берлина", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов".

Подробнее: Наши Герои Социалистического Труда в годы Великой Отечественной войны

Мы любим жаловаться на жизнь. Нам вечно не хватает денег, дети капризничают, работа не устраивает, шумные соседи достают. В общем, все плохо. А представьте себе на мгновение, что вы где-то за тридевять земель от родного города, в ушах у вас стоит непрерывный гул и звон. Это оттого, что вокруг рвутся снаряды. Лампа-молния постоянно мигает, а под ней на операционном столе лежит боец с окровавленной, кое-как перебинтованной головой. Там, под бинтами - осколки. И вам нужно их достать. Прямо из мозга. И такой боец не один. Их целый эшелон, который под бомбами прорвался в город, к вашему госпиталю. Страшно? Конечно! Но за четыре долгих года Великой Отечественной войны такая картина стала для Евдокии Григорьевны Храмовой почти обыденной.

Война разделила жизнь Евдокии Григорьевны на две части: безмятежное "до" и трудное "после". "До" была дружная семья: мама, папа, бабушка и две сестры, родная школа, четыре курса мединститута. А 22 июня 1941 года началось "после". Прямо из института, не дав даже на денек съездить домой, студентов призвали на военную службу. Девушки могли выбрать тот фронт, на который им хотелось бы попасть. И все без исключения девчонки выбирали Московское направление. Но сначала студентки попали на распределительный пункт в Вологду, а оттуда - на курсы. Евдокия попала в Тулу. Окончила курсы и была отправлена на Ленинградский фронт в город Череповец.

Госпиталь располагался в бараках. Каждому врачу досталось по одному бараку - около сотни раненых. И началось.

.. .Липкий пот застилает глаза. Хочется спать. Нельзя. Еще три операции. Час назад была тревога. Измученных раненых, которые только сегодня были доставлены в госпиталь, пришлось на носилках относить в подвал. Затекли ноги. Раненый на столе совсем молоденький. Светлая щетина на щеках слиплась от крови. Потерпи, миленький! Еще немного, еще совсем чуть- чуть...

Врачи не спали сутками. Ели практически одну перемороженную капусту. Хлеба полагалось 400 граммов на человека в день. Девушки меняли положенные им «сто грамм» у мужчин на шоколад, который иногда выдавали солдатам. Обычная форма военврача: гимнастерка, юбка, задубевшие от пота.

Раненые попадались разные. Самострелов было много. Госпиталь был небольшой передышкой в нелегкой фронтовой жизни. Многие бойцы старались задержаться в нем подольше. Некоторые солдаты специально прикладывали кранам соленую рыбу, чтобы те дольше не затягивались.

Иногда бойцы называли женщин-врачей и сестер мамами. А этим "мамам" было-то по двадцать с небольшим!

Подробнее: "Спасибо, доктор!"

Чем дольше длился разговор, тем ярче, отчетливее вырисовывалась гражданственность моего собеседника — патриота своей страны, государства...

— Мне, — вспоминает Леонид Антонович, — уже после окончания Великой Отечественной войны пришлось оперировать немца, военнопленного, на что уже не решались идти его соотечественники-врачи. Операция им казалась бессмысленной. Но я сделал ее: борьба за жизнь этого немца — а он до призыва в армию был простым рабочим — фиксировалась как свидетельство нашего гуманизма, так что исход ее был небезразличен не только для меня, хирурга.

После выздоровления, — продолжал Леонид Антонович, — мой пациент оказался в Западной Германии. Оттуда впоследствии я и получил его письмо, для наших людей, прямо скажу, необычное, ошеломляющее. Он, во-первых, благодарил меня за то, что я сделал ему операцию, сохранил жизнь, а далее писал, что условия работы на их предприятии не из лучших, что здоровье его подорвано, что он стоит перед фактом новой операции. Но врачу за это надо платить столько марок, сколько он не в состоянии заработать и за год, да плюс к этому надо марки за медикаменты, за послеоперационное лечение и уход. Операцию, словом, приходится откладывать, хотя болезнь прогрессирует.

— Такая у них система, — заметил я.

— Не система, — поправил меня Леонид Антонович, — а произвол предпринимателей, не имеющий ничего общего с борьбой за здоровье людей, трудящихся. У нас, как вы знаете, все эти расходы берет на себя государство, быть гражданином которого — это большая гордость и честь. И ее, эту честь, приятно не только осознавать, а и оплачивать своим трудом, знаниями, а, главное, добродетельностью и человечностью, что нас, врачей, считаю, касается в первую очередь.

О труде Л. А. Самойлова — хирурга, заслуженного врача РСФСР, награжденного орденом Трудового Красного Знамени и многими медалями, нет, думаю, особой необходимости рассказывать. Сорок семь лет стажа больничной работы — это тысячи операций, не говоря уже о профилактике заболеваний. Открыл хирургическое отделение, два пункта переливания крови — не чурался, выходит, и организаторства. Наставник, наконец, и в прошлом и в настоящем. Человеку 72 года, он — пенсионер. А вот отзыв главного врача Красноуфимской городской больницы Г. М. Третьякова, хирурга, кстати, по специальности:

Подробнее: За добро - добром

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом