Художники

Для слабовидящих

 
 
 
Мы в соцсетях         
 
 

Библиотечные страницы

Человек вот тайна. Если будешь ее разгадывать всю жизнь - не говори, что зря потерял время. Я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком”.

Ф.М. Достоевский.

Однажды при посещении Красноуфимского краеведческого музея я обратил внимание на несколько необычные картины. Заинтересовался: кто такой Якимов Е.Д.? И с изумлением узнал о необычной судьбе этого человека. Это настолько меня потрясло, что решил рассказать о художнике другим.

Предки Якимовых были старообрядцами, переселились в Верхнюю Сарану из центральных губерний России во второй половине 19-го века. Работали на местном заводе кузнецами.

Шла гражданская война, когда в семье кузнеца Дмитрия Ильича Якимова родился одиннадцатый ребенок – сын. Это произошло 5 июля 1919 года Надо бы радоваться, но родители огорчились у мальчика не было ни рук, ни ног. Люди испытывали неловкость, мол, не повезло уважаемым Дмитрию Ильичу и Марии Семеновне. Но у родителей характер был столь же крепким, как железо, которое ковали Якимовы. Они философски заметили: “Человек ведь, среди нас и вырастет!" И дали малышу имя Евсей - благочестивый. Семья была трудовой, занималась своим небольшим делом: изготавливали телеги, сани. А мужики любили бывать в мастерской Якимовых еще и потому, что тут можно было просто посидеть, как в клубе: посудачить, покумекать, обсудить местные и мировые новости. Конечно, маленький Евсей гут же проводил время, слушал, наблюдал за работой других. У него даже было здесь свое место. Рос смышленым, его любили старшие братья и деревенские мужики, уже и уродства не замечали, обращались как к равному. Наверное, будь Евсей здоровым, стал бы он, как отец и братья, делать сани и телеги, об этом сам позднее скажет.

Видимо, природа, отнимая у человека одно, компенсирует это другим. Так и у Евсея с ранних лет появилась неодолимая тяга к... рисованию. Для здорового человека это естественно - бери в руки что-нибудь и рисуй. Но как быть, если рук-то как раз и нет? Мальчик все же нашел выход: научился рисовать... ногой. Вернее, пальцами отростка, ’похожего на ногу (небольшая стопа стремя пальцами). Этими пальцами он зажимал карандаш и пытался рисовать. И зубами тоже пробовал. Никто не знает, каких титанических усилий, тайных слез и разочарований стоили его первые рисунки. Но была и радость, когда что-то начало получаться. Мужики изумленно-радостно воскликнули, узнав, что Евсей нарисовал картинку ногой и зубами: “Да ты, паря, мастер!" Такую оценку не каждый взрослый заслуживал - мастер! Душа ликовала: я - Человек! Выстоял! Победил! Могу!

... В начальную школу, которая была рядом, Евсея носили на руках отец или кто-нибудь из братьев. Паренек сидел на полу, на специально изготовленной для него  парте. Письмо давалось с трудом, поэтому больше приходилось запоминать. По умственному развитию паренек уже обогнал многих сверстников и благополучно окончил 4 класса. А потом встал вопрос: “Что Дальше?” Средняя школа - за 10 километров, возить туда некому. Пришлось остановиться. Но, забегая вперед, скажу, что школу Евсей Дмитриевич все же окончил - заочно и в зрелом уже возрасте.

Рисование захватило мальчика Он начал изучать теорию рисования, заказывал книги и специальную литературу, много читал. Просил вынести его на природу, там делал много этюдов на бумаге, картоне, а вот на холсты денег не хватало и это удручало. Он уже чувствовал в себе какую-то творческую силу, ей требовался выход.

Таким выходом какое-то время была работа для общества. Евсей вообще по природе своей был общительным, быстро сходился с людьми, умел слушать других и у него было много друзей. Вот он уже участвует в подготовке концертов художественной самодеятельности, помогает в режиссуре, пишет для клуба лозунги, афиши. Для колхоза выпускает “молнии" и стенные газеты, иногда выполнял заказы сельсовета и тот ему кое-что платил, если в кассе бывали деньги. Конечно, писал письма для соседей, даже деловые бумаги заполнял. И еще писал собственные письма с одной просьбой: помогите учиться. Обращался к профессору М.О. Клеру, писателю П.П. Бажову, которые помогли ему установить отношения со Свердловским отделением Союза художников СССР, а позднее и с Москвой через ученого секретаря союза В.В. Журавлеву. Все эти люди помогли с организацией выставки его работ. Это был его творческий взлет, победа духа! Я - личность, а не урод и изгой, которому бросают из жалости кусок хлеба. Я сам зарабатываю себе на жизнь, как обыкновенный человек!

Сколько же было написано Евсеем Дмитриевичем картин, портретов, плакатов? Никто не подсчитывал. Много и разных жанров. Только по просьбе М.О. Клера для областного краеведческого музея он написал ряд картин и репродукций: “Первобытные люди", "Аликаев камень", “Пусть в этой войне вдохновляют нас подвиги предков” (по плакату П.А. Апякринского), “Ленин на отдыхе" (по картине М. Сидорова). Очень долго, больше года, создавал картину "Дружба” (заготовка леса). К сожалению, она затерялась в г. Балахне Горьковской области после смерти художника. По частным заказам делал отличные копии с картин знаменитых русских художников: “Три богатыря", "Аленушка”, "Сосновый бор", “Утро в сосновом лесу”, "Лесные дали”, “Лосиный остров". Дома он вывесил картину “Ель на средней плотинке в ненастный день” - о саранинской природе. В 40-60-е годы были модны настенные живописные ковры, и Евсей Дмитриевич освоил их технику создания, дарил молодоженам.

А для родственников, да и вообще, как считают многие, самой значимой в творчестве художника стала картина "Портрет отца Дмитрия Ильича, идущего за грибами" (ноябрь 1941 года).

Война сильно ударила по Якимовым. Его братья-гвардейцы сгинули на фронтах Великой Отечественной. 11 детей-сирот остались от них и Е.Д. Якимов всегда старался помочь семьям погибших братьев, которые буквально на руках носили его в детстве и юности.

В декабре 1960 года Евсея повезли в Москву, где в ортопедическом институте попытались изготовить протезы рук. Привез он их домой, попробовал пару раз с помощью родственников надеть, чтобы управляться с мотоколяской. Но остался недоволен и забросил их под кровать, как никчемные. Зато в Москве познакомился с женщиной, которая скрасила ему оставшуюся жизнь, стала верным другом и женой: Клавдией Ивановной Решиной. Она тоже была инвалидом по зрению, но обладала огромным запасом любви, доброты и заботы, который и тратила на Евсея Дмитриевича. Они еще некоторое время переписывались, а потом она приехала в Сарану и увезла художника в Балахну, мол, посмотри, как там люди живут. Да так там и остались жить эти любящие люди. Правда, Евсей Дмитриевич скучал по родине.

Шли годы. Е.Д. Якимов уже профессионально работал в мастерских художественного фонда г Горького, выполняя заказы местного отделения Союза художников. Периодически участвовал в художественных выставках. Обычная жизнь творческого человека. И не заметил, как подкралась болезнь. Умер 1 августа 1976 года, оставшись в памяти саранинцев и горьковчан, как человек, всей своей жизнью творивший подвиг. Без рук и ног, сумел прожить насыщенную жизнь в пример многим здоровым. А инвалидам - особенно. Он показал, что совершенствованию ЛИЧНОСТИ нет предела, по его пути пошли десятки и сотни других людей, которых природа обделила физическим здоровьем, но силой духа они многого добились в жизни.

Дмитрий САВИН, 12 лет, учащийся Красноуфимской школы искусств.

// Знак вопроса. – 2001. -  N 33. - С. 7

В Красноуфимском краеведческом музее хранится книга Евгения Леонидовича Якимова «Моё и наше» - это удивительная книга о семье Якимовых, жившей на Урале в Верхней Саране. Её читаешь и оторваться не можешь. Сколько уже людей перелистало её страницы... Свою главную мысль автор выразил в эпиграфе к этой книге:

«Память о предках своих -
Есть любовь к Отечеству,
Есть защита его.
Есть процветание и могущество его,
Есть уважение к нему других народов».

В августе 1996 года сотрудники Красноуфимского краеведческого музея совершили историко-бытовую экспедицию в эту почти уже заброшенную людьми русскую деревню Верхняя Сарана (тогда было 13 старых домов и только в трёх из них жили люди), ставя перед собой определённую цель: узнать как можно больше о жившем там крестьянском роде Якимовых и об уникальном художнике-самоучке Евсее Дмитриевиче Якимове, а также приобрести для музея вещи, принадлежавшие семье Якимовых, картины художника.

Якимов Евсей Дмитриевич (1919-1976 гг.) родился 5 июля 1919 года одиннадцатым ребёнком в старообрядческой семье Дмитрия Ильича (кузнеца) и Марии Семёновны Якимовых в деревне Верхняя Сарана Красноуфимского уезда Вроде бы надо было радоваться, но, ко всеобщему удивлению и огорчению, у мальчонки не было ни рук, ни ног. Маленького и смышленого Евсея любили все, и старшие братья, и деревенские жители Видимо, природа, отнимая у человека одно, компенсирует это другим. С ранних лет у него появилась тяга к рисованию. А как? Главным инструментом стали три пальца на так называемой ноге (крюк от тазобедренного сустава с небольшой стопой и пяткой с тремя пальцами). Этими пальцами он брал карандаш и рисовал. Рисовал и зубами.

Подробнее: "Подвиг длиною в жизнь"

12 июля 2019 года в газете «Городок» была опубликована моя статья «Подвиг длиною в жизнь», написанная к 100-летию со дня рождения самобытного талантливого художника Евсея Дмитриевича Якимова (1919-1976г.г.), проживавшего в то время в д.Верхняя Сарана Красноуфимского района

А уже 17 июля  в музей пришел житель города Красноуфимска Мещеряков Анатолий Алексеевич, который прочтя эту статью, решил передать в музей фотографии, на которых Е.Д.Якимов запечатлен за работой. Фотографии эти принадлежали отцу Анатолия Алексеевича Мещерякова Алексею Викторовичу, который после  Великой Отечественной войны работал председателем артели «Возрождение», в которой также трудился и художник Е.Д.Якимов.

Артель «Возрождение», в которой работали инвалиды труда и детства, была создана в 30-е годы XX века. Артель занималась, главным образом, деревообрабатывающей промышленностью, выпускала столярные изделия, было налажено швейное производство.

Артель «Возрождение» в городе  также шила головные уборы, занималась хлебопечением, изготовляла безалкогольные напитки, занималась щепным и мебельным производством.

В годы Великой Отечественной войны артель выполняла заказы для Красной Армии. Особенно высоких результатов добились портные Хрущев, Крашенинникова, Попова, Коновалова. Уже с конца 1941 года артель стремилась наиболее полно удовлетворить и нужды населения. Поэтому открывались новые предприятия бытового обслуживания. Так была открыта швейная мастерская, где производился срочный ремонт и пошив одежды для населения, часовая мастерская, пункт по покупке домашних вещей от населения и продажи их.  В 1942 году в артели «Возрождение» был открыт новый цех по ремонту обуви.

Подробнее: Спасибо за память о земляках

Военный художник Владимир Петрович Фельдман родился в 1924 году в Красноуфимске. Его отец Фельдман Петр Леонтьевич (1903-1937 г.г.) также уроженец Красноуфимска – одна из миллионов жертв режима, репрессированных во времена сталинского  террора в СССР.

Из воспоминаний Селянина Александра Николаевича (1901-1968г.г.) первого секретаря, образовавшейся 25 августа 1919 года Красноуфимской комсомольской организации:

«Был сформирован комитет комсомола, состав которого часто менялся. В состав комитета комсомола входил и Петр Фельдман. Петру Фельдману было 16 лет и учился он в реальном училище, весьма развит, серьезный».

Петр Леонтьевич Фельдман в 1935 году был арестован и ему было предъявлено обвинение: «контрреволюционная троцкистская деятельность». Его судила тройка при УНКВД по Дальстрою 6 сентября 1937 года. Затем 1 октября 1937 года его расстреляли. Реабилитирован был в июле 1989 года.

В фонде №6 «Коллекция документов по истории комсомола» в деле №12 на странице 105 архива Красноуфимского краеведческого музея, написано кем-то карандашом от руки несколько слов о П.Л.Фельдман, а ниже напечатано следующее:

Подробнее: Он писал портрет Юрия Гагарина с натуры

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ