Дом на перекрестке

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Этот дом стоит на углу двух улиц. В комнатах многое напоминает о событиях давних, но бурных. В первую очередь — это фотографии. На них запечатлены мужественные люди во френчах и буденовках — форме солдат Красной Армии. Побывав здесь, чувствуешь то грозное и славное время, которое мы все называем гражданской войной. Чувствуешь, как идут годы. Но они не в силах стереть в памяти благодарных потомков подвиги тех, кому в то время было восемнадцать—двадцать лет, а сейчас волосы посеребрила седина. А иные из них остались для нас вечно молодыми, отдав свою жизнь за победу революции. Таким остался для нас и молодой красногвардеец Александр Тресков.

Жили на одной улице в Красноуфимске двое молодых парней, двое друзей: Саша Тресков и Алеша Никифоров. Оба из бедных, оба ровесники. Жизнь не баловала ни того, ни другого. Вот почему каким-то шестым чувством настрадавшихся людей они сразу поняли, что несет им Советская власть. А поняв, уже не могли оставаться в стороне. Они пошли защищать Советскую власть. Защищать то, что она им дала: равноправие, восьмичасовой рабочий день вместо изнурительного двенадцатичасового. 20 января 1918 года Александр Тресков и Алексей Никифоров вступили в Красную гвардию.

Время было тревожное. «Контра» поднимала голову. Красногвардейцам нужно было быть начеку. И они зорко стерегли покой и тишину Красноуфимска.

Контрреволюционное восстание началось летом 1918 года почти одновременно в Красноуфимске, близлежащих селах: Ачите, Александровском. Далеко не последнюю роль в нем играл помещик Голубцов. На подавление восстания были брошены лучшие силы, цвет революционного Красноуфимска. Вместе с испытанными борцами Иваном Писцовым, Михаилом Мешавкиным в бой пошли молодые красногвардейцы, в числе которых были Александр Тресков и Алексей Никифоров. В открытую с врагом они встретились в районе теперешней селекционной станции, откуда со стороны Ключиков шли белые.

Туманным июльским утром в разведку на своем коне ушел Саша Тресков. Ушел и не вернулся. Белогвардейская пуля поразила   его в самое сердце. Прибежал к своим осиротевший конь без седока, а распластанное тело красногвардейца осталось на ничейной земле между окопами наших и белых.

Ночью друзья вынесли тело Трескова с места его гибели. На следующий день Александра проводили в последний путь, похоронив па городском кладбище. Сухо треснули вы стрелы траурного салюта — и снова на передовую. Впереди были новые бои. Вместе со всеми пошел мстить за смерть друга Алексей Никифоров.

Тяжелые оборонительные бои вел тогда 2-й Красноуфимский полк под командованием Якова Ивановича Анфалова. Под его началом и воевал Никифоров. После упорных боев был временно оставлен Красноуфимск. Наши войска вступили в него в августе восемнадцатого. Полк тогда стоял в деревне Чувашково. И вдруг неожиданное:

— Никифоров, к тебе жена с сыном приехала...

Вот это был сюрприз! К восемнадцатилетнему солдату приехала его молодая жена вместе с крохотным сынишкой Сережкой. Вместе с мужем стала делить она все тяготы и невзгоды тяжелой военной жизни. Поредевшие ряды красноуфимцев не могли сдержать превосходящих сил противника. Они отступили до самого Дебесского района. И тут руку помощи протянул пролетариат Москвы и Петрограда. Рабочее ополчение двух российских столиц пришло на помощь уральцам. 19 мая 1919 года полк вместе с другими войсками перешел в наступление. Был освобожден Екатеринбург, ныне Свердловск. Началось изгнание Колчака из Сибири. С семьей теперь пришлось расстаться. Алексей проводил жену и сына из Кунгура в Красноуфимск.

Колчаковцы оказывали упорное сопротивление, особенно на подступах к Омску, на берегу реки Тобол. Это была ярость обреченных на гибель людей. Эти бон Алексей Екимович Никифоров запомнил на   всю свою жизнь. Помнится ему один бой у деревни Косогорье, упорный, ожесточенный. И не окажись здесь связиста Алексея Никифорова, неизвестно чем окончился бы этот бой.

А дело было так. Алексей Екимович обнаружил телефонный провод идущий в штаб белогвардейцев, включил в этот провод свой аппарат и из разговора узнал пароль противника. Такое не часто удается даже в  разведке. Наши войска беспрепятственно зашли в тыл к белым, собственно, те сами пропустили красных, ведь они знали пароль, окружили врага и принудили его к сдаче в плен. Дорога дальше на восток была открыта.

Или другой бой, под уральской деревней Гуляево. Во время боя разрыв снаряда разорвал провод. Командир Василий Севастьянович Бочкарев приказал Алексею Никифорову и Константину Зимину восстановить связь. На глазах беляков, которые залегли всего в 400 саженях, двое смельчаков поползли выполнять приказ. Перед их головами фонтанчиками поднимали снег вражеские пули. А тут еще мороз трескучий, настоящий, рождественский. Вот и обрыв. Соединить разорванные провода — минутное дело. И в обратный путь. И снова поединок двух со смертью, с визжащими кругом пулями. Но двое остались невредимыми. Только одна из пуль угодила Никифорову... в валенок.

Победным маршем 2-й Красноуфимский полк прошел через Красноярск, Нижиеудинск. Там их соседи и земляки, солдаты 1-го Красноуфимского полка, пленили адмирала Колчака вместе с его знаменитым золотым эшелоном. Вскоре пал Иркутск. Овеянные славой красноуфимцы прошествовали под импровизированной триумфальной аркой, сделанной... изо льда. Это было в декабре 1919 года. Гражданская война подходила к концу. Это чувствовалось во всем. Солдаты двух Красноуфимских полков помогали крестьянам косить хлеб.

Но враг еще не был разбит полностью. На юге, в Крыму, окопался Врангель. 20 июля 1920 года красноуфимцы поехали громить и этого ставленника Антанты. Неувядаемой славой покрыли себя красноуфимцы на знаменитом Чонгарском перевале. Военные дороги привели сюда и Алексея Никифорова. После изгнания Врангеля из Крыма Никифоров неожиданно заболел свирепствовавшим тогда тифом и долгое время пролежал в госпитале в крымском городе Бахчисарае.

Только почти через год — 18 июня 1921 года, Алексей Никифоров вернулся в родной Красноуфимск. И сразу же — за работу: сначала смазчиком, потом строителем. Политически грамотный парень, прошедший всю гражданскую войну от первого дня до последнего, обратил на себя внимание своих товарищей. Алексея Никифорова избрали председателем профсоюза строителей. Позже Алексей Никифоров возглавлял различные организации Красноуфимска и района. И всюду он помнил о друге своей боевой юности — Александре Трескове. Никифоров ходил по тем улицам, по которым ходил и Саша. Одна из них, Новая, вскоре была названа именем Саши Трескова. Это имя она носит и поныне.

Бывшему красногвардейцу Алексею Никифорову пришлось участвовать и в Великой Отечественной войне, воевал он в тех же местах, где двадцать лет назад громил врангелевские и махновские банды. Под Пинском парторг роты автоматчиков Алексей Никифоров был ранен навылет в область живота.

На фронтах воевали и дети Алексея Никифорова: сыновья Николай и Сергей, тот самый Сергей, которого мать привозила к отцу в Чувашково, дочь Ольга, зять Иван Тарасов.

А позже, когда отгремел победный салют, все они вновь вернулись к мирному труду. Сейчас Алексей Екимович Никифоров на пенсии и живет в Красноуфимске. Его дом стоит на перекрестке улиц, носящих символическое название: улица Саши Трескова и улица Красных партизан.

В. ЦЕЛИКОВСКИЙ.

// Вперед. – 1968 (?).

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом