Из ранее неопубликованного

 
 
ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

О талантливом докторе Матвее Ивановиче Мизерове, враче вересаевского типа, было уже немало публикаций, основанных на воспоминаниях его коллег-современников, друзей, близких. В своей статье я хочу рассказать об одном из стар­ших сыновей Матвея Ивановича - Вадиме, человеке, известном в ху­дожественной среде, но о котором на родине, к сожалению, мы узнали со­всем недавно. Кто же он, неизвест­ный нам Вадим Матвеевич Мизе­ров?

Со времени рождения Вадима Матвеевича прошло 115 лет, а со времени смерти - 50. Он родился в Красноуфимске в 1889 году, был третьим ребенком в семье. Несом­ненно, атмосфера дома явилась ос­новополагающей в становлении человеческих качеств сына. После окончания Тюменского реального училища он поступил на архитек­турный факультет Казанской худо­жественной школы, которую закон­чил с отличием в 1913. году. Учителем Мизерова был известный живописец Николай Иванович Фешин. Тогда впервые в жизни Ва­дим «почувствовал» родство живо­писи и графики и понял, что живо­писность заключается в умении создавать богатство тона. Его дип­ломный проект «Часовня для Том­ска» был отмечен первой премией. Так, впервые случай столкнул Ми­зерова и Томск.

В 1913 году его работы привлека­ют одного из членов объединения «Мир искусства» Е. Лансере, по просьбе которого Мизеров начина­ет выполнять зарисовки строений Пермской губернии для петербургс­кого архитектурного журнала. Не­сомненно, что удачно выполненный заказ был бы путевкой Мизерову в Петербург. Но случилось иначе: летом 1914 г. началась первая миро­вая война и Вадим был мобилизо­ван. В 1920 году он приезжает в Томск, вступает в секцию ИЗО, куда входили крупные художники В. Милашевский, М. Берингов. А. Тихоми­ров и др., которые одним их своих направлений в работе считали со­хранение архитектурных памятников Томска путем зарисовок. Так рисун­ки старых домов, крылец, дворов помогли Мизерову полюбить Томск навсегда. Работая здесь, он руково­дил кафедрой графики и техничес­кого черчения в Политехническом институте и возглавлял художе­ственную студию Дома ученых. О творчестве Вадима Мизерова мно­го писал известный искусствовед П.Д. Муратов; педагогической дея­тельности Мизерова посвящена ста­тья его вдовы Валентины Михай­ловны Гладковой в сборнике «Ху­дожественная культура и интеллигенция в Сибири», его хоро­шо помнят старые томичи. Но он, как и многие художники его поко­ления, не стал широко известным потому, что не превозносил себя, не хулил мыслящих иначе, чем он, да и потому, что жил далеко от столицы и на уговоры о переезде не поддавался. История искусства XXвека еще только начинает выс­вечиваться: появляются новые име­на и неизвестные произведения, вслед за которыми приходит истина оценок. Творчество Вадима Ми­зероваво многом продолжение его личности. В жизни художнику были присущи особая пластика и артис­тизм. А разочарования, неудачи, гу­бительное для него противоречие 1930 годов были скрыты от боль­шинства глаз. Томичам осталось его богатое графическое наследие, рисунки, акварели, женские и детс­кие портреты, бережно сохраненные его вдовой и сыном Борисом и пе­реданные в Томский областной ху­дожественный музей. К большому сожалению, в фондах нашего му­зея нет ни одной работы этого за­мечательного мастера, но мы рады, что имя нашего бывшего земляка не находится в забвении.

ШистероваТамара Владимировна, заведующая фондами Красноуфимского краеведческого музея

ШистероваТ. В. Из ранее неопубликованного:[В. М. Мизеров - сын М. М. Мизерова: К 150-летию со дня рождения доктора медицины, Почетного гражданина города Красноуфимска Мизерова Матвея Ивановича]/ Т. В. Шистерова  // Городок.-Красноуфимск, 2004.-N 20. - С. 10.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом