Врач, охотник и писатель Э. М. Сенкевич

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Удивительные открытия случаются порой за кабинетным столом или в читальном зале архива. Одно из них, связанное с личностью замечательного земского врача Э.М. Сенкевича, произошло минувшей весной.

Вот как это было.

Начну с предыстории, так как необходимо сначала рассказать об этом мало кому известном, забытом человеке.

В середине 90-х годов, занимаясь поиском сведений о разных людях для биобиблиографического словаря «Ученые и краеведы Югры», который готовила к изданию окружная библиотека, я вспомнил о заметке А. Сергиевского «На древней земле вогулов», которую прочитал в «Ленинской правде» (прежнее название «Новостей Югры») в 1975 году. Автор кратко сообщал о враче, который в начале XX века по долгу службы много разъезжал по Кондинскому краю, попутно изучая его.

Заметка была написана на основе очерка самого Сенкевича «В стране вогулов», напечатанного в № 20 журнала «Вестник знания» за 1928 г. Вырезанная из газеты, пролежав два десятка лет, она вдруг пригодилась, дав толчок к поиску.

В тобольском архиве, просматривая опись фонда врачебного отделения Тобольского губернского управления, нашел запись о деле № 1010 «О допущении к исполнению обязанностей пелымского объездного врача Эмиля Мариановича Сенкевича», по материалам которого и была составлена статья для упомянутого биобиблиографического словаря.

Архивное дело открывало человека с незаурядной биографией. Э.М. Сенкевич родился 21 апреля 1882 г., в Бирском уезде Уфимской губернии, в семье ссыльного польского дворянина. В 1902 г. окончил полный курс медицинских наук в Варшавском университете и в 1905 году заведовал холерным бараком в г. Кургане Тобольской губернии.

Первый же лист дела интригует тем, что обнаруживает тяготение образованного молодого человека к глухой провинции: он просит направить его в Березовский край или другое отдаленное место Тобольской губернии «в видах тех, что интересуюсь в медицинском отношении указанными местами».

В августе 1905 года Сенкевич получил назначение на должность пелымского объездного врача. В сентябре следующего года он был отпущен для сдачи экзаменов в Казанском университете. Экзамены выдержал с отличием, получил степень лекаря и вернулся в Кондинский край, где отслужил еще около двух лет.

С 1905 по 1908 гг. Сенкевич по своим врачебным делам преодолел многие сотни километров пути по обширным болотам, рекам и речушкам бассейнов Конды и Тавды, производя попутно антропометрические измерения вогулов, фотографируя и знакомясь с местной природой.

В марте 1908 года Сенкевич обратился к начальству с прошением о четырехмесячном отпуске за границу, так как получил возможность «воспользоваться бесплатным проездом, содержанием и слушанием курсов хирургии в Париже, Вене, Чикаго, Бостоне, Цюрихе и Женеве».

При этом он заверял, что по окончании отпуска вернется в Пелым.

Отпуск был разрешен, и в письме от 14 сентября 1908 года Сенкевич уже просил врачебное отделение переслать полагающиеся ему квартирные деньги в Нью-Йорк. Затем его письма приходили в Тобольск из Вены, Парижа и других европейских городов.

Поездка потребовала гораздо больше четырех месяцев, и он вынужден был просить об отставке.

В 1909 году, обогащенный европейским и американским медицинским опытом, Эмиль Марианович вернулся в Тобольскуюгубернию. Потеряв место в Пелыме, он опять сообщает врачебному отделению о своем желании получить работу на Сервере и просит сообщить об условиях службы в Самаровском участке.

По неизвестной причине желание это не сбылось. Как видно из последнего документа архивного дела № 1010, датированного 31 декабря 1910 года, судьба забросила Сенкевича в уральский городок Красноуфимск. На этом след обрывался.

Недолгое время спустя, работая в Екатеринбурге в областной библиотеке имени Белинского, опять «встретился» с Сенкевичем. На этот раз он открылся совсем с другой стороны. В журнале «Уральский охотник» за 1924-1931 гг. обнаружилось более двух десятков его охотничьих очерков, рассказов и статей.

Подписывался Эмиль Марианович как собственной фамилией и заглавными буквами имени и фамилии, так и псевдонимами «Старый охотник», «Военный врач» и «Пелымец».

О том, что это тот же самый Э.М. Сенкевич, говорили разбросанные по текстам детали биографии, в особенности - многочисленные упоминания о врачебной деятельности в кондинских местах.

В этих очерках и рассказах содержатся любопытные сведения о природе и людях верховий Конды начала прошлого века, зафиксированные наблюдательным исследователем.

В наиболее крупной из работ - «В дебрях Уральского Севера. Тавдо-Кондинский край в промысловом и бытовом отношении» - даны общий географический обзор, характеристика населения края, описаны способы охоты на соболя, лося, медведя, бобра, северного оленя, картины быта промышленников, условия путешествия и т.д.

Особенно интенсивным было сотрудничество Эмиля Мариановича с редакцией «Уральского охотника» в 1924 году, когда журнал опубликовал более десятка его работ. Журнал «Хозяйство Урал» (1925, № 4) так отозвался о них в разделе «Библиография»: «В прошлых номерах выделяются работы С. Качиони (редактор журнала «Уральский охотник») и рассказы Э. Сенкевича как интересной трактовкой темы, так и литературностью слога».

При чтении «Уральского охотника» из текстов Сенкевича были выловлены кой-какие дополнительные биографические подробности. Автор упоминает о деревнях Тюкалинского уезда Тобольской губернии (Называева, Климина и др.), в окрестностях которых он еще мальчиком охотился вместе с отцом на уток и зайцев, о местах охоты в Кондинском крае («В один из июньских дней мы с вогулом Яковом из Евры собрались «тормовать» (охотиться на лося) по реке Выне»), о своей службе в Красноуфимске и участии в качестве военного врача в Гражданской войне.

Но все наличные сведения казались отрывочными и недостаточными для того, чтобы представить Э.М. Сенкевича как автора и воспроизвести его забытые сочинения.

Некоторые попытки найти старых екатеринбуржцев, знавших врача-писателя, успехом не увенчались.

И вот весной этого года в Интернете неожиданно был найден очерк Лили Вишневской «Человек высокого благородства и чести», в котором повествование о жизни и деятельности Э.М. Сенкевича построено на личных воспоминаниях, рассказах старших и сохранившихся документах.

Далее пошла редкостная полоса везения. От директора Свердловского областного краеведческого музея В.К. Уфимцева узнал, что есть областной музей истории медицины. На телефонный звонок сотрудник музея Г.В. Чукреев ответил, что кое-что о Сенкевиче в музее есть, а кроме того, имеется у музея еще и филиал «Красноуфимская земская больница», где также есть экспозиция, посвященная этому почитаемому в городе врачу.

Уже в Екатеринбурге при содействии директора медицинского музея Б.В. Соколова, его заместителя М.Г. Сажиной и Г.В. Чукреева удалось сделать копии старых фотографий, которые публикуются в этом и следующем номерах.

Копии шести снимков самого Э.М. Сенкевича, сделанных столетие назад, благодаря содействию В.К. Уфимцева, были найдены в фондах областного краеведческого музея и записаны на дискеты.

И, наконец, Б.В. Соколов дал номер телефона редакции красноуфимской газеты «Городок», опубликовавшей очерк «Человек высокого благородства и чести». Ее редактор Юлия Мазеина сообщила номер телефона автора - Л.Г. Вишневской, с которой удалось подробно поговорить.

К сожалению, для поездки в Красноуфимск времени уже не оставалось. С разрешения автора ее очерк, а точнее - живописный словесный портрет замечательного врача и человека, будет опубликован в следующем номере журнала. В настоящем же номере предлагаем рассказ Э.М. Сенкевича «Разочарование», напечатанный в 1924 году в № 4 журнала «Уральский охотник».

Валерий БЕЛОБОРОДОВ

//Югра. - 2007. - №8. - С. 53-55

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом