"...Но душа ведь жива"

 
 
ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Кто сможет ответить на вопрос, хоть однажды в жизни задаваемый самому себе: "Зачем ты на этой Земле? Что значит твоя жизнь? Как ты живешь?" Ответ у каждого свой и жизнь тоже своя. Кто-то, как погасший костер в ночи, тускло тлеет среди бесконечных серых будней, повинуясь плавному течению реки жизни. А у кого-то жизнь похожа на искорку в пламени, на яркий всплеск брызг моря, на звезду, что на миг блеснула в небе и упала, не долетев до Земли. Кто ты на этой Земле? Бог, царь, пастух? Знала ли ты, Юлька, что значит твоя жизнь тогда, в 96-м? Впрочем... Тогда тебе было всего 20.

Многие, проходя мимо дома по улице Новой в селе Криулино Красноуфимского района, обращали внимание на мемориальную доску на воротах одного из домов. Рядом с фотографией девушки надпись: Ноговицына Юлия Петровна, 20.02.1976 г. - 11.08.1996 г. и слова: "За то, что сердце подарила людям, тебя мы никогда не позабудем". До того, как попасть на ворота дома, доска с фотографией Юли, погибшей в Чечне, ненужной вещью пылилась в туалете школы г. Березовска. Той школы, где училась Юля, отличница, активистка, шустрая глазастая девчонка, не побоявшаяся в 96-м отправиться на войну вслед за своим любимым. Книга памяти, рассказывающая о Юле и подаренная ее отцом музею г. Березовска, пылится в музее "Поле чудес". Не нашлось, видимо, тогда у руководства Березовского музея более ценной вещи для подарка Якубовичу, чем эта Книга памяти. Что ж, Бог им судья. Память о Юльке хранится в сердцах ее родителей, ее родных, ее однополчан.

Что заставило тогда 19-летнюю девчонку написать заявление в военкомат с просьбой направить ее в Чечню? Безумная любовь к сильному Алешке, с которым познакомилась в Березовском, когда тот приехал из Чечни в отпуск к своим однополчанам? Или что-то другое?

Мелькают кадры документальной кинохроники. Август 1996 года. Еще дымятся улицы Грозного после боя, бойцы, молодые ребята чистят оружие, кто-то пьет чай из железной кружки... Несколько минут назад в этом бою не стало Юльки. Странно. Ты сидишь в теплом уютном доме и смотришь эти страшные кадры, где бойцы, сидя на бронетранспортерах, говорят о ее смерти. Ко всему привыкаешь, даже к смерти на той проклятой войне. Чеченский снайпер убил девушку не сразу: ранил в ногу, потом пуля вошла в сердце. Раненого она все же успела спасти, до укрытия ей оставалось всего полметра.

НАША СПРАВКА:

31 декабря 1996 г. был завершен вывод всех федеральных войск с территории Чечни. Всего с 6 по 22 августа в Грозном, по неполным данным, погибли 494, были ранены 1407, пропали без вести 182 военнослужащих и сотрудника милиции; были выведены из строя 87 единиц бронетехники. Погибших мирных жителей Грозного никто не считал — журналисты называли цифру 2000 человек. Свыше 220 000 беженцев покинули город. По данным на 20 августа, только в 276 полку УрВО погибло 39 военнослужащих, 90 получили ранения, и один пропал без вести.

Алексей, узнав о заявлении Юльки, попросил военкома попридержать его. Он знал, что такое Чечня. Но не такой был характер у Юли, чтобы останавливаться на полпути. Она своего добилась. Вслед за любимым в звании прапорщика отправилась санинструктором выполнять воинский долг на территории Чеченской Республики в составе 324 полка.

Строки из Юлиного дневника, попавшего в руки родителей после смерти дочери:                                  

"Зачем все это? Кому мне поплакаться, не могу я все держать в себе!"

"И почему, за что Бог бережет меня?"

"Пусть это больно, но я сильная, я должна перебороть себя, и я сделаю это!"

В июне стало окончательно известно о выводе 324 полка из зоны конфликта. Планировалось перебросить тех людей, чья служба в "горячей точке" не дотягивала до трех месяцев. В ее письмах не было ничего, что могло бы расстроить родителей. Что там творилось, они знали из новостей по радио и телевидению.

Сколько пришлось перенести родителям Юли Петру Петровичу и Наталье Ивановне с того момента, когда дочь твердо заявила, что едет в Чечню и потом, когда принесли телеграмму о ее гибели, знают только они сами. Время лечит любую рану, только не эту - смерть своих детей.

Юлю в последний путь провожал весь город. Нескончаемый поток людей, разом постаревшие, черные от горя родители, одноклассники, педагоги, родные и друзья. Прощальный залп военных орудий. Юлю похоронили на городском кладбище Березовского.

Спустя несколько лет после гибели своей дочери, родители Ноговицыны Петр Петрович и Наталья Ивановна из Березовского переехали в Красноуфимск. 20 февраля 2006 года будет десятый день рождения без Юли.

 

Из дневника Юли:

"В этом бешеном мире - круговорот,
В этом бешеном мире - не с кем поговорить,
Можно мысли свои на бумаге излить.
О, бумага - раба, она стерпит, смолчит.
Но душа ведь жива, но душа ведь кричит!
Она рвется наружу увидать белый свет,
А вокруг темнота и просвета нет".

Твой вопрос, Юлька, "Зачем все это?" так и остался без ответа. Как остались без ответа вопросы сотен матерей, чьи дети погибли в той войне. Осталась только память.

P. S. Наталья Ивановна и Петр Петрович очень хотели бы найти Алексея, в которого была влюблена Юля. После возвращения из Чечни Алексей встречался с ними, но потом связь потерялась. Родителям Юли хотелось бы узнать, как сложилась его жизнь. Родом он из Кургана. Алексей, если тебе попадет в руки эта статья, отзовись.

Марина Стахеева.

// Городок. – 2006. - № 7. – С. 3

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом