Сестра Александра и ее воспоминания

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

М.И.Мизеров оставил глубокий след в истории края своей неутомимой профессиональной и общественной деятельностью, направленной на укрепление здоровья и продления жизни людей. Имя этого человека наиболее уважаемо и авторитетно среди красноуфимцев. О его жизни и деятельности известно уже довольно много. Мне хотелось бы познакомить красноуфимцев с материалами, не известными широкой публике или написанными еще при жизни самого Матвея Ивановича Мизерова.

ВКрасноуфимском краеведческом музее хранятся письменные источники, фотографии, вещественные памятники из семейного архива Мизеровых, переданные в музей младшей дочерью Матвея Ивановича Александрой Матвеевной. В 1986-1987 гг. сотрудникам нашего музея, в том числе и мне, довелось встретиться с 84-летней Александрой Матвеевной в ее квартире в г. Свердловске. Сейчас Александры Матвеевны уже нет, но в моей памяти остался облик интеллигентной, умной, со светлой памятью, внешне миниатюрной пожилой женщины.

Александра Матвеевна родилась в 1902 г. в г. Красноуфимске, закончив школу 2-ой ступени в г. Екатеринбурге, с 1919 г. она училась в Уфимском педагогическом институте народного образования и одновременно работала в Губсовнархозе с 1919 по 1922г.г., по окончании учебы, работала в Бактериологическом институте г. Уфы лаборантом диагностического отдела. В 1925 г. некоторое время она работает лаборантом химической лаборатории Красноуфимского совхоза-техникума, с 1926 по 1930г.г. училась на ленинградских высших курсах защиты растений, с 1936г. и до выхода на пенсию в 1957 г. работала научным сотрудником отдела защиты растений г. Свердловска плодово-ягодной опытной станции им. Мичурина. Таким образом, Александра Матвеевна, так же как и ее супруг Бирюков Михаил Павлович, были специалистами в области растениеводства.

Встречи с такими людьми - это соприкосновение с историей, и я думаю, вы понимаете насколько ценны они для музейных работников. Короткое общение с Александрой Матвеевной в течение нескольких часов в ее квартире, было продолжено в переписке.

В ее письмах мы получили бесценные для нас воспоминания об отце - Матвее Ивановиче, матери - Александре Петровне, о братьях: Матвее, Вадиме, Иване и Петре, а также о сестре Тамаре.

Воспоминания  Александры Матвеевны об отце  - Матвее Ивановиче Мизерове нам наиболее дороги, поэтому я привожу их полностью.

«Мои воспоминания начинаются примерно с 1908-1909гг., когда дома оставались два младших брата и я. Трое старших в это время уже продолжали ученье в Петербурге и Казани.

Мы, дети, очень мало видели отца. Только утром, когда мы собирались в школу, он завтракал вместе со всеми. И, пожалуй, эти немногие минуты были единственным временем в течение дня, когда он неизменно бывал дома. Уехав утром в амбулаторию и закончив там прием (бывали случаи, что он принимал до 100 человек), он ехал по «больным» и возвращался домой поздно, почему и обедал почти всегда один. Вечером часто бывали новые вызовы к больному.

Вечерами, когда почти весь дом спал, он долго занимался в своем кабинете. Помню, что у него на письменном столе в это время горела свеча - он очень много курил и прикуривал новую папиросу от свечки, чтоб не зажигать каждый раз спички.

Помню, что в нашей квартире в сенях было отгорожено нечто вроде чулана, где висела его «заразная одежда». Заботясь о своих маленьких пациентах, он всегда переодевался после посещения заразных больных и только тогда ехал к остальным больным.

Чтобы лучше поладить с маленькими пациентами на приеме в амбулатории, у него всегда были там для них конфеты. Помню, как мама постоянно покупала для этой цели каких-нибудь мягких конфет, большей частью мармелад, который можно дать и самым маленьким.

Проработав почти всю жизнь земским врачом, он никогда не занимался частной практикой. После высылки из Красноуфимска, в Уфе он какое-то время не мог поступить на службу и вынужден был открыть прием больных на дому. Мать рассказывала о том, как получив первые деньги за визит, он сказал ей: «Спрячь этот рубль в память о том дне, когда я продал свою душу».

Его врачебный участок в городе Уфе был на окраине города, где большинство населения было мало обеспеченным. И навещал таких нуждающихся больных он часто не только ночью не брал за визит, но оставлял деньги для покупки лекарства.

За ласковое, внимательное отношение и большое знание своего дела, больные очень его любили.

И дома. Не смотря на большую занятость и усталость, я не помню случая, чтоб он повысил голос на кого-либо из семьи. Никто из детей не знал ни порки, ни шлепков, хотя в семье было шестеро детей, в том числе 4 мальчика, которые, вероятно, и озорничали и не всегда слушались.

Из пациентов отца мне запомнились двое. Крестьянин Мещеряков из дер. Ногаево (около Уфы) долгое время страдал кровавым поносом. Лечение не давало результатов, пока он не обратился к отцу. Каким путем - я теперь не помню, но отец обнаружил, что в желудке больного жили личинки домовой мухи (которые были определены и случай этот описан энтомологом И.А. Порчинским, зав. энтомологического бюро при министерстве земледелия). Определив причину болезни, он смог быстро ее ликвидировать. Я хорошо помню этого больного - страшно худой, бледный, совсем старик во время болезни и молодой красивый мужчина после излечения. После выздоровления он довольно часто бывал у нас. Почему я и запомнила его.

Второй больной - носильщик железной дороги станции Уфа - Андрей Волжанин. Чем он болел, и болел долго. Я не помню. И когда после смерти тело отца перевозили в Красноуфимск, он сам вызвался сопровождать сначала вагон с гробом, а потом и подводу до г. Красноуфимска (железной дороги до Красноуфимска в это время еще не было).

О более раннем периоде - Красноуфимском - у меня в памяти сохранились лишь отдельные моменты. Хорошо запомнился обыск в 1908 году. Было перевернуто все вверх дном не только в доме, но и в надворных постройках, даже в конюшне. Обыскивали всех детей (мне было тогда 6 лет), троих старших в то время не было, они учились в Петербурге. Помню, как меня и младших братьев все это возмущало и мы были страшно довольны, когда синие мундиры жандармских офицеров, вылезавших из голбца (подпола) были перепачканы в пыли и паутине.

Все книги из шкафов были выброшены на пол, и не мало времени пришлось затратить отцу, чтобы привести в порядок свою медицинскую библиотеку, а матери общую.

Не смотря на всю тщательность обыска, ничего предосудительного найти не могли. Но это не помешало все же в следующем году выслать отца из пределов Пермской губернии»

Свои воспоминания о семье Александра Матвеевна завершила словами: «Хочется отметить, что семья была очень дружной. Не помню каких-либо ссор или недоразумений в семье, включая и снох и зятя».

Директор Красноуфимского краеведческого музея Л.Алексейчик.

Алексейчик Л. Сестра Александра и ее воспоминания:[Воспомина­ния дочери о Почет. гражданине Красноуфимска земском враче М. И. Мизерове: К 150-летию со дня рождения]/ Л. Алексейчик // Вперед.-Красноуфи­мск, 2004.-22 апр. - С. 2.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом