Рожденная летать

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

«Рожденный ползать - летать не может!» - эту истину, запомнившуюся со школьной скамьи, я испытал на себе. С 1941 по 1951 годы рос среди летчиков, среди гула самолетных двигателей, прогреваемых перед полетом. Живя в Свердловске, улетал с аэродрома «Уктус» в Кольцово и обратно на самолете У-2. Таким образом доставляли меня в летний пионерский лагерь, когда я был учеником с первого по четвертый класс. Ветел в кабине самолета ЛИ - 2 над заснеженными вершинами Памира, когда в 1947 году отца перевели из Свердловска в Таджикское управление Гражданского Воздушного флота, и для перевозки семьи с багажом был выделен этот самолет.

Карабкался с другими мальчишками по списанным самолетам «Дуглас», «Мессершмитт» в Сталинабадском аэропорту. Но летчиком я не стал. Окончив 8 классов Красноуфимской средней школы №1, я уехал поступать в Херсонское мореходное училище.

Всю жизнь мне суждено было ползать по болотам, лесным речкам, лесам и горам, т.к. охота и рыбалка были моим страстным увлечением. В молодости - гонять футбольный мяч и двадцать лет шагать по шпалам Красноуфимской дистанции пути с различными проверками. Бег на стадионе и ходьба по перегонам по сравнению даже с идущим на посадку самолетом - это ползанье.

Сегодня живет среди красноуфимцев скромная женщина, которая за штурвалом самолета провела половину своей жизни. Полеты для души в Свердловском аэроклубе, где она занималась в 1951-52 годах как пилот - спортсмен, открыли дорогу в большую авиацию. Летное дело стало ее любимой и единственной профессией. Это ВЕРТИПРАХОВА ИРАИДА ФЕДОРОВНА - Заслуженный пилот СССР. ЕДИНСТВЕННАЯ В СТРАНЕ женщина, носящая это высокое почетное звание с 1978 года.Газета «Воздушный транспорт» 8 марта 1990 года отметила этот факт статьей специального корреспондента А. Журина, посвященной нашей землячке. Статья называлась - «Звезды» исчезают и появляются вновь». Одной «Звездой» в этой статье названа Вертипрахова И.Ф.

Родилась Ираида Федоровна в Красноуфимске 23 октября 1931 года. Семья никакого отношения к авиации не имела. После окончания семи классов железнодорожной школы №11 (ныне школа №86) поступила в Свердловское медучилище, где проучилась три года и получила диплом. Начала работать по специальности в Свердловске. И в это время потянуло в небо. Услышав, что в здании на углу улиц 8 Марта - Малышева открывается аэроклуб, добилась зачисления в него. И летала пилотом - спортсменом до 1952 года. По воспоминаниям матери Веры Ивановны, маленькая Ира еще в трехлетнем возрасте на вопросы взрослых: «Кем ты будешь, когда вырастешь?», отвечала: «Летчиком!». Такие заявления не делали ни старший брат, ни младший. Обе женщины не могли объяснить мне, что послужило поводом для такого твердого выбора профессии в таком раннем возрасте. Видимо, как говорится, это «на роду ей было написано». Да, судьба свела ее с начальником аэроклуба, которого по имени - отчеству добрым словом вспоминает и сегодня. В клубе занимались всего две девушки, других желающих просто «не пущали» - не женское это дело. Но судьбу тоже надо уметь держать в руках.

Доверие руководства клуба Ираида оправдала своим мастерством в летном деле, стремлением освоить современную винтокрылую технику. Видя такое и чувствуя перспективность девушки, направили ее в Саранскую летную школу, откуда она в 1955 году была направлена в Красноярский аэроклуб в качестве летчика - инструктора по парашютной подготовке. Мало было ее натуре сидеть в кабине за штурвалом и выделывать в воздухе фигуры высшего пилотажа. Свободное падение из самолета с высоты, где не летают птицы, - вот радость жизни. Ощущение, которое нельзя описать, а только можно прочувствовать телом и душой.

«И никогда не было страшно или робость какая-то?» - спросил я, зная, что на счету 365 прыжков, в том числе один с мировым рекордом.

«Когда покидаешь самолет, все волнения сразу исчезают. Наступает наслаждение полетом. Воздух приятно давит на ладони и упругими струями протекает между растопыренных пальцев!» - поясняет она и показывает, как расположены руки во время свободного падения.

А эти руки за 7 лет работы инструктором по парашютной подготовке тысячи раз складывали парашюты после прыжков, готовя их для прыжков следующих. От правильной укладки зависит жизнь не только своя, но и спортсменов, пользующихся ими. Все проходило благополучно, и все же судьба решила устроить ей испытание на самообладание в экстремальных условиях.

Шли очередные прыжки. Зимний солнечный день не предвещал ничего плохого. Настроение перед прыжком - отличное. Толчок от «борта», полет в свободном падении, время дернуть за кольцо для раскрытия парашюта. Рывок, но после него за спиной никаких изменений. Еще рывок, еще. Земля приближается, пора воспользоваться запасным. Запасной раскрылся сразу, но вместе с основным. Стропы перепутались, купола тоже. Наблюдавшие с земли сразу поняли неладное. Завыла сирена скорой помощи, рванулась вслед за ней грузовая машина с запрыгивающими на ходу в нее людьми. Падение произошло на склон заснеженного оврага, куда Ираида Федоровна сумела направить непослушными стропами свои парашюты. Подбежавшие увидели ее, лежащую на снегу с поцарапанным лицом и... улыбающуюся. Когда ее спросили: «Чему улыбаешься-то?», в ответ услышали: «Хорошо, хоть парашюты не складывать и не тащиться с ними. На машине увезете!».

Бесстрашие и мастерство, о которых узнали в Москве, выдвинули ее кандидатуру на побитие мирового рекорда в групповом прыжке с задержкой раскрытия парашюта. В 1957 году авиаторы и спортсмены страны пребывали в ожидании этого события.

Наконец, международные судьи ФАИ назначили время и место. Самолет поднялся с тремя участницами, которые в районе г. Куйбышева совершили прыжок с высоты 10 371 метр. Парашюты должны были быть раскрыты не ранее, чем за 650 м до земли, т.е. в свободном падении предстояло пролететь 9721 метр. Что и было сделано. Приборы зафиксировали, что Вертипрахова Ираида Федоровна раскрыла парашют, когда до земли осталось 646 метров. Есть мировой рекорд! Но не все так просто происходит. Вот что рассказала Ираида Федоровна: «Приближаясь к земле, я вдруг четко увидела стерню скошенного поля, зеленые листики травы и цветы. Все, поздно. Но рука потянулась дернуть за кольцо. В это время парашют автоматически раскрылся. Когда я устроилась в ремнях и плавно стала приземляться, никакой травы под собой я не могла разглядеть. И только встав на землю, увидела то, что я разглядела с высоты 700 метров. Позднее врачи объяснили, что в процессе этого прыжка произошло мощное обострение зрения, вызванное ускорением падающего тела на таком расстоянии. Зато какое это было наслаждение - падать так долго!».

Именная медаль рекордсмена вручена ей за этот прыжок.

В 1962 году получила права пилота на самолет АН-2. Летала и училась, осваивая новые поколения воздушных лайнеров: ИЛ-14, ИЛ-18, ИЛ-62,ТУ-154. День 8 Марта - особая дата в биографии Ираиды Федоровны. 8 марта 1951 года она впервые с инструктором поднялась в небо на ПО-2. В другие годы в это же число получила удостоверения пилота на самолеты ИЛ-14 и ИЛ-18. За 22 года, отлетав на каждой машине от второго пилота до командира экипажа, не имела упущений в своей работе.

Только своим трудолюбием, высоким профессионализмом доказывала свое право быть летчиком и трудиться на своем рабочем месте, связанным с сохранностью жизни тысяч пассажиров Аэрофлота.

В 1977 году страна готовилась превысить мировые рекорды по самолетам типа ИЛ-62 с женским экипажем. Зам. Министра с трудом насобирал «сборную СССР», т.к. сказалась практика «допускать женщин к штурвалу в исключительных случаях». В состав экипажа вошли Вертипрахова Ираида Федоровна - командир корабля, 2-й пилот Мартова Евгения Николаевна - из Москвы, резервный 2-й пилот - Павленко Тамара из Алма-Аты, штурман - Козырь Галина Антоновна из Москвы, бортинженер - Смагина Галина Олеговна - из Перми, бортрадист - Столярова Нина Алексеевна из Москвы. С Тушинского аэродрома Москвы было установлено 5 мировых рекордов на скорость, высоту, грузоподъемность и по другим показателям. Шестой рекорд был установлен 22-23 октября (в день рождения командира) на беспосадочный перелет София-Владивосток. Длился он 13 часов.

В 1978 году правительство присвоило Вертипраховой И.Ф. звание «Заслуженный пилот СССР», позднее она была награждена орденом Трудового Красного Знамени. До выхода на пенсию возглавляла мужской экипаж на ТУ-154. Звала их «ребятишки», хотя по возрасту они отставали от нее немного. Нужно было иметь за плечами большой опыт летной работы, чтобы управлять таким воздушным кораблем в любое время суток и при любой погоде. Вот два случая, характеризующие мастерство Ираиды Федоровны.

Заходя на посадку в Норильске, она увидела, что пилотажные приборы показывают рост вертикальной скорости, т.е. машина падала на взлетно-посадочную полосу вместо плавного приземления. Взяв управление от второго пилота на себя, проделала мгновенно, с учетом оставшейся части летного поля, необходимые для данной ситуации варианты управления самолетом. Все кончилось благополучно. Через некоторое время этот борт под управлением другого экипажа потерпел катастрофу при посадке в этом же Норильске. Погибли пассажиры и экипаж, который в критический момент не смог принять нужные меры.

К 1979 году самолеты ТУ-134 и ТУ-154 имели при посадках 140 случаев выкатывания за взлетно-посадочную полосу. Беспомощность этих машин при пробеге по мокрой или заснеженной полосе плюс неправильные действия экипажей попортили много крови у конструкторов и авиаторов. И хотя наукой доказано, что пилоты реагируют на возникшую ситуацию через 0,8 секунды, предпринятые меры не всегда дают положительные результаты. Так в 1981 году в Братске из-за выкатывания самолет переломился пополам, правда, обошлось без жертв. Героине сегодняшнего рассказа тоже пришлось пережить подобную ситуацию. В июне 1981 года в Адлере при посадке ТУ-154 под управлением второго пилота через 450 метров стал уходить с полосы влево. Ираида Федоровна предпринятыми мерами вернула лайнер. При этом левая плоскость просвистела со скоростью 150 км/ч в нескольких метрах от гаража, где стояли в готовности 2 пожарных «Урагана». В случае пожара тушить было бы некому. Прибывшая на расследование этого ЧП комиссия установила виновность второго пилота из-за неправильного притормаживания на ВПП. Действия командира были признаны правильными, тем не менее последовало наказание от зам. министра.

Тяжело восприняла это Ираида Федоровна. «Думала, не переживу. Приехала домой, села в свою «Волгу» и умчалась в тайгу», - вспоминает она. Как подбитая птица восстанавливает себя на земле, так и она в тиши деревьев и трав пришла в себя. Мысленно окинула свой путь в небе, и что значит оно для нее, и вновь воспряла духом. Поддержали друзья, верившие в ее мужество и талант. Член комиссии, расследовавший выкатывание», зам. Начальника летно-испытательного комплекса, кандидат технических наук Государственного научно-технического института Гражданской авиации В. Герасимов в газете «Воздушный транспорт» выступил со статьей в защиту Вертипраховой И.Ф. - гордости Аэрофлота.

В 1985 году вышла она на заслуженный отдых. А через три года обменяла квартиру в Красноярске и переехала в родной Красноуфимск.

В первые годы в учебных заведениях города и краеведческом музее проводились встречи этой легендарной женщины с учащимися. Ее избрали в городской Совет депутатом, а потом, когда кончились депутатские полномочия..., забыли.

Тот же корреспондент А.Журин в своей статье пишет: «... Что с нами происходит?.. Как азартно мы аплодируем «звездам», пока они пребывают на небосклоне, и как преступно легко вычеркиваем их из своей памяти, стоит им уйти в тень... Многомиллионный Красноярск потерял, а маленький провинциальный Красноуфимск приобрел...». И действительно, на днях в 86 школе с трудом вспомнили, что есть такая выпускница и когда-то с ней была встреча, а живет-то эта выпускница с матерью в доме, стоящем напротив этой школы уже 10 лет. Приобретенной ценностью нужно гордиться, нужно, чтобы ее видели горожане. Давно разъехались по жизни бывшие учащиеся - участники встреч. Не меньше года пройдет, пока откроется в другом здании переехавший музей, в котором имеется материал о знаменитой землячке. А молодое-то поколение взрослеет с каждым годом. На каких примерах оно воспитывается? Почему городская власть перестала уважать своих горожан, в том числе и имеющих звание «Почетный гражданин города»? Где мы видим их портреты, только в музее? Люди, и то не все, ходят в музей редко. Живет в Москве бывший военный летчик, Герой Советского Союза Марьин Иван Ильич. А многие ли ученики, да и преподаватели школы №1 знают о своем выпускнике? Разве нельзя использовать на дипломных работах худграфа Красноуфимского педколледжа создание портретных галерей. Пусть лучшие работы украсят стены Дома культуры, медучилища, пед - и совхоз-колледжей. А уж в актовом зале «Белого дома» - сам Бог велел. В городском Совете много коренных красноуфимцев - им и карты в руки.

Не надо уподобляться провинциальным обывателям.

Р. А. Рындин.

 // Городок. – 1998. -  №13. -   С. 5-6

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом