Доктор медицины

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Как-то в краеведческом музее я уви­дел фотографию, под которой была подпись: «В этой больнице работал М. И. Мизеров». Рядом висел портрет Мизерова. Как врачу, мне захотелось побольше узнать об этом человеке, чье имя носит одна из улиц нашего города.

Матвей Иванович Мизеров родился 1 мая 1854 года в поселке Артинского завода. Среднее образование получил в Пермской духовной семинарии, затем окончил медицинский факультет Казан­ского университета. Как талантливому медику, ему было предложено остаться при университете ординатором. Но он, отказавшись от этого заманчивого предложения, пошел работать в глухую провинцию, в село Тастубу Златоустовского уезда.

В марте 1880 года Мизеров получает предложение заведовать Красноуфимской земской больницей. В то время зда­ние больницы помешалось в небольшом частном доме по улице Никольской (ныне Интернациональной), больница бы­ла одноэтажная, маленькая, совершен­но не оборудованная.

Матвей Иванович Мизеров добивает­ся постановления земского собрания о строительстве специального здания для больницы. Не мало сил и труда было вложено им в эту работу. Но город и уезд получили благоустроенную больницу.

Врач добивается себе еще одного пра­ва — принимать бесплатно на извлечение особо нуждающихся больных и тех, чья болезнь требовала особого внимания. По его инициативе в 1886 году был уни­чтожен денежный порецептный сбор с крестьян и беднейшего населения го­рода.

Благодаря знаниям и опыту Мизеро­ва, крестьянское население уверовало в значение медицины и оценило его как врача доступного, знающего, никому и никогда не отказывающего в помощи. Он сумел совместить в себе и хирурга, и терапевта, и акушера, и гинеколога, и окулиста.

Матвей Иванович был и хорошим ор­ганизатором здравоохранения. Много энергии он затратил на создание Медицинского совета, строительство участко­вой больницы, защиту медицинского де­ла в уезде, в городе. Авторитет его в го­роде не только как врача, но и как че­ловека, не имел себе равного. «Ласко­вый, понимающий своего пациента из деревни, не щадивший себя д-р Мизеров, вероятно, останется надолго идеалом врача для населения г. Красноуфимска и его уезда» — пишет о нем д-р A.M. Спасский, («Памяти д-ра М. И. Мизеро­ва», газета «Уральский край» от 9   октября 1913 г.)

Обычно, с раннего утра, сразу после завтрака, он на лошади ездил по горо­ду, навещая больных. После этого он приезжал в больницу и делал обход по палатам, затем направлялся в амбу­латорию и проводил прием. В обеденный перерыв Матвей Иванович расска­зывал своим коллегам о случаях тяже­лых заболеваний, о встретившейся осо­бенности той или иной болезни, о новостях в медицине и о повсе­дневных нуждах больницы. По воспоминаниям Г. X. Минина, все это способ­ствовало укреплению дружбы медицин­ского коллектива, сплоченности и инте­ресу к работе.

Его коллеги по работе (Г. X.Минин и др.) отмечают, что д-р Мизеров был искусным хирургом, об этом говорит хотя бы такой случай.

Привели как-то женщину с огромным, как «гора», животом, положили ее в больницу для операции. При опериро­вании Мизеровым Г. X. Минин находил­ся в изголовье и давал ей наркоз. Он напоминает, что живот больной был настолько велик, что почти полностью за­крывал его от хирурга. Оказалось, что женщина страдала кистой, вес которой составлял около 12 килограммов, а жид­кости тогда вытекло полтора ведра. Операция прошла очень хорошо. Жен­щина довольно быстро поправилась и была выписана домой. Прощаясь, она со слезами на глазах благодарила за из­бавление ее от тяжелой болезни.

Большое количество людей в Красноуфимском уезде страдало трахомой, ле­чение которой не обходилось без хирур­гического вмешательства. После опера­ции и последующего лечения, слизис­тая оболочка век становится гладкой и трахоматозные зерна исчезают, но руб­цы на слизистой оболочке, вызванные операцией, заставляют веки завертываться внутрь и начинают раздражать оболочку глаз. Это раздражение вызывало помутнение роговицы, что приводило, в конечном счете, к слепоте.

Матвей Иванович долго бился над вопросом, как избежать столь трагичес­ких последствий операции и, изучив новый способ операции в одном из ме­дицинских журналов, стал им пользо­ваться в хирургической практике. К со­жалению, этот способ не нашел широко­го применения в практике врачей из-за его   трудности.

Кроме своей работы по больнице и городу, Матвей Иванович нес дополнительные нагрузки всякого рода, причем выполнял их совершенно безвоз­мездно.

Например, обычно осенью перед на­чалом учебного года он производил ме­дицинские осмотры учеников, реального училища, обращал внимание на состоя­ние позвоночника и зрение.

В 1900 году городская дума исхода­тайствовала представление М. И. Мизерову к званию почетного гражданина г. Красноуфимска, одна из улиц города была названа его именем, а портрет был вывешен  в  больнице.

В 1905 году, за 25 лет работы в т. Красноуфимске, Казанский университет, по представлению уездного земского (собрания, удостоил М. И. Мизерова звания доктора медицины.В  марте 1909 года М. И. Мизерову было предложено на очень выгодных условиях место заве­дующего Уфимской губернской земской, больницей, но он не хотел оставить созданную им больницу в Красноуфимске. А в июне того же 1909 года он, после почти тридцатилетней работы, был в административном порядке выслан из пределов Пермской губернии. В предпи­сании причин высылки не указывалась. Однако его современникам хорошо бы­ли известны демократические взгляды д-ра Мизерова, не мирившегося с произ­волом царских властей.

Защита воспитанников Красноуфимского промышленного училища, где М. И. Мизеров много лет был бесплатным учи­лищным врачом, его ходатайство о вос­становлении исключенных за политичес­кую забастовку учащихся училища, бес­корыстная помощь пострадавшим и изувеченным во время разгона полицией политических демонстраций, его прямые и смелые высказывания по поводу тер­рора властей, а также отголоски поли­тических событий, в которых активное участие принимали его старший сын (по образованиюврач) и невестка Рогозинникова — чье имя носит одна из улиц нашего города (повешена царски­ми властями за убийство жандармско­го шефа г. Петербурга) — все это  не могло не послужить поводом для устранения из города врача-демократа, где с его именем связывали защитника спра­ведливости. Население города Красноуфимска не хотело мириться с высыл­кой Мизерова и решило просить мини­стерство внутренних дел об оставлении его врачом в Красноуфимской больнице. Под решением было собрано уже свы­ше ста подписей, когда оно попало в руки полиции и последняя предупреди­ла, что если кто-либо будет продолжать сбор подписей, то также будет выслан из пределов Пермской губернии (газета «Камский край», 1909 г.)

После высылки Матвей Иванович по­лучил несколько приглашений на работу (в Уфу, Златоуст, Усолье и др.), но ни­где его не утверждали. Только в декабре 1909 г. он поступил на временную работу врачом эпидемиологом, во вре­менно открытой амбулатории, в старой Уфе (район Уфы). После окончания эпидемии в ст. Уфе была открыта по­стоянная амбулатория, где и остался работать д-р Мизеров. Здесь также он быстро заслужил широкую популярность, как всем доступный, неизменно ласко­вый врач с огромным опытом. Прини­мая больных, он никогда не ограничи­вался ни часами работы, ни количеством больных — все приходившие на прием по­лучали помощь. И нередко за день при­нималось свыше 100 человек.  А после окончания приема — посещение тяже­лобольных на дому.

29 сентября 1913 г., чувствуя себя не­здоровым, он после обычного трудово­го дня вернулся домой лишь поздно вечером. А ночью — снова вызов к больному. И по возвращении домой Матвей Иванович умер от паралича сердца

По постановлению земского собрания тело его было перевезено и похоронено в г. Красноуфимске. Пока гроб стоял в доме, народ потоком шел проститься с покойным. Даже после смерти, во время похорон, полиция продолжала вмешиваться: из многих венков, возло­женных на гроб, она потребовала убрать венок с надписью «Светя другим, сго­рел ты сам».

Могила М. И Мизерова находится на городском кладбище. Г. X. Минин, посетив ее несколько лет назад, напи­сал на металлическом  листе слова:     

«Ты памятник себе воздвиг нерукотворный.
К нему не зарастет  народная тропа».

Н. СКОРОМЕЦ.

Скоромец, Н. В памяти народной // Вперед. – 1965. – 8 июля

 

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом