Красноуфимский педагогический колледж

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Кроме основной задачи - подготовка учителей для работы в национальных школах - педтехникум много делал и в области идейно-политического воспитания марийского населения. Об этом можно судить по работе «Уголка крестьянина», под который была отведена особая отдельная комната. Комната украшена плакатами, лозунгами на марийском языке, портретами вождей пролетарского революции, но обстановка крайне бедна: один стол и скамейка на весь дом крестьянина (Дом крестьянина для приезжих мари открыт только два дня в неделю: по четвергам и пятницам - в дни базара, когда особенно бывает большой наплыв марийцев).

За два месяца существования «Уголка крестьянина» его посетило около 400 человек.

«Таким образом, Урал-марийский педагогический техникум в лице своего уголка Крестьянина вполне оправдывает надежды РКП(б) в деле выполнения заветов В.И. Ленина - смычку между городом и деревней и учащиеся П/техникума с полным сознанием своей работы и рвением выполняют ту ответственейшую задачу, какая на них ложится, как проводников знания и Коммунизма в отсталую темную марийскую массу.

Единственно, что огорчает учащихся - это бедность П/техникума: нет мебели, нет литературы, мало газет и т.д. нужна немедленная помощь со стороны» [Краеведческий музей, Ф.4, оп.4, дело 4, с.2].

О трудностях того времени можно судить, в частности, по воспоминаниям Алексея Евгеньевича Чащихина: «Мы с товарищами Тягуновым П.Г., Румянцевым П.Н. перешли из 9 класса в этот Урал-Марийский педтехникум на 3-й курс. Техникум переживал очень тяжелое время, учащимся требовалась материальная поддержка, в особенности марийцам. Дирекция техникума поручала нам производить денежные сборы по подписным листам среди населения для оказания помощи учащимся марийцам. Директором техникума в то время работал Ижболдин Иван Алексеевич» [Краеведческий музей, Фонд 4, опись 4, дело №11, с.11].

Подробнее: Урал-Марийский педтехникум в середине 1920-х годов

Красноуфимское высшее начальное училище было открыто 26 августа 1901 г. в 3-классном составе. В 1903 г. преобразовано в 4-классное, а с 1 января 1914 г. училище преобразовано в высшее начальное.

Городские училища по Положению 31 мая 1872 г. должны дать законченное “элементарное” образование. В программу обучения входили следующие предметы: русский и церковнославянский языки, краткие сведения по теории словесности и истории литературы, арифметика и алгебра, геометрия, история всеобщая и русская, география всеобщая и русская, естественная история (ботаника, зоология, минералогия, анатомия человеческого тела), физика, чистописание, рисование и черчение, пение и гимнастика, закон божий.

Кроме этих обязательных предметов в курс городских училищ были введены дополнительные предметы: языки, бухгалтерия, ремесла. В Красноуфимском училище были введены курс гигиены и корзиночное ремесло. Мастером в корзиночной мастерской был С. Журавлев, получивший образование в Вятской земской мастерской. На содержание корзиночной мастерской и развитие этого ремесла поступали деньги от красноуфимского уездного земства, от частных лиц, например, от почетного смотрителя училища купца 2 гильдии И. В. Луканина, от инспектора народных училищ А. Г. Безсонова. В 1904 г. изделий мастерской было продано на 19 руб. 18 коп.

Подробнее: Из истории Красноуфимского городского училища, в здания которого сегодня находится педагогический...

Поскольку во многих сельских школах обеспеченность учителями с высшим образованием была далеко недостаточной, педучилище стремилось, по возможности, обеспечить городские и сельские школы кадрами. В деревнях было немало двухкомплектных и однокомплектных школ, поэтому в училище готовили выпускников для работы в подобных условиях. Студенты проходили практику, осваивая специфику занятий одновременно с двумя и более классами. Неизмерима заслуга базовой школы в качественной подготовке будущих учителей. Сплоченным, опорным, трудолюбивым коллективом руководила с 1953 года В. М. Муханова (на снимке), заслуженная учительница школ РСФСР. Грамотный эрудированный мастер-педагог умело направляла работу базовой школы. Она учила учителей, делилась опытом, поддерживала дисциплину и порядок в школе, планировала учебно-воспитательный процесс в соответствии с требованием времени. Вера Михайловна любила свой труд и детей и эту любовь передавала учителям и практикантам. Выпускники 50-х годов в своих воспоминаниях с восхищением и благодарностью пишут о впечатлениях от педагогической практики, проведенной в классах учителей К.А. Дьяковой, Л.А. Андроновой, Д,В. Митрошиной, Н. В. Варламовой, Т.М. Дружининой. Они пишут о том, как терпеливо, умело, тактично помогали учителя базовой школы в выборе и освоении методов и приемов обучения детей, в проведении первых уроков, оставшихся в памяти на всю жизнь.

В послевоенное десятилетие и позднее до 1958 года, практика пробных уроков была более сокращенной. Но и в эти годы результаты работы студентов оценивались высоко, в основном баллами «4» и «5», что свидетельствовало о хорошей подготовленности будущих специалистов.

Участие в учебных кружках и художественной самодеятельности разносторонне  развивало студентов. А какие прекрасные ставились концерты для вечеров не только в своем клубе, но и в подшефных школах, перед избирателями! Традиция военных лет, когда участники художественной самодеятельности  под руководством  П.И.  Осокина выступали перед ранеными бойцами в госпиталях, была продолжена. Большим сводным хором, который называли «факультативным», руководил по-прежнему Павел Иванович, а в 50-е годы - Еловских Злата Валентиновна, приехавшая работать к нам в 1951 году. Молодая, энергичная, музыкально одаренная, она быстро завоевала авторитет в коллективе училища. Любовь студентов к музыке и пению, привитая Осокиным, нашла свое продолжение в деятельности З.В. Еловских, а также в работе преподавателей: Марьина Ильи Павловича, учившего игре на скрипке, Лобовой Нины Денисовны,  Зеленцовой Лидии Ивановны, Зеленцова Леонида Сергеевича, обучавших студентов игре на домре, создавших замечательный струнный оркестр, который в 50-е годы неоднократно получал награды на областных смотрах художественной самодеятельности. Благодаря таким педагогам студенты получали и получают по сей день серьезную музыкальную подготовку. Многие выпускники 40-х и 50-х годов в своих воспоминаниях пишут о том, как они, пользуясь музыкальными инструментами (в основном домрой), проводили уроки пения в сельских школах, руководили струнными и шумовыми оркестрами.

Культ музыки, возникший в педучилище в конце 40-х и начале 50-х годов, выразился еще и в том, что утром, перед занятиями, ежедневно проводилась музыкальная зарядка. Все студенты выстраивались в коридоре здания на втором этаже. Руководили музыкальной зарядкой преподаватели, а позднее - и более способные студенты. Слева от дирижера, стоявшего на небольшом возвышении, стояли первые голоса (сопрано, теноры), а справа - вторые (альты, басы). Дирижер, пользуясь камертоном, задавал ноту «ля», и начиналась распевка исполнением гаммы, народными попевочками, а завершалась пятнадцатиминутная зарядка пением какой-либо народной песни, например, «Во субботу, день ненастный...» После такой музыкальной зарядки все расходились по классам, на занятия.

С 1953 года утренняя музыкальная зарядка была заменена физкультурной. Проводилась она на свежем воздухе, на своем спортивном стадионе, построенном студентами напротив основного учебного корпуса.  Позднее территория этого стадиона отошла вновь построенной школе №1, где для детей оборудовали спортивную площадку. Организацией спортивной  работы в училище руководила Милитина Васильевна Бурмакина (на снимке). Всегда подтянутая, увлеченная, но строгая и требовательная,  она была инициатором введения новых традиций. Ежегодно в конце учебного года проводится большой спортивный праздник на городском стадионе. Жители Красноуфимска тогда еще не были избалованы телевизионными передачами и с большой охотой посещали стадион. На футбольном поле разыгрывалось красивое представление. Все начиналось с парада, в котором принимали участие все группы в полном составе, одетые в одинаковую спортивную форму. Затем студенты показывали синхронные движения с флажками, булавами, шарфами,  обручами,  венками, строили спортивные «пирамиды». Красивое зрелище! А сколько труда и упорных тренировок вкладывалось при подготовке к этому празднику!  На уроках, на занятиях спортивных секций разучивались вольные упражнения. Милитина Васильевна добивалась красоты движений и синхронности сначала с классом, потом проводились репетиции на своем стадионе со всеми студентами. Незаменимым помощником в ее большой работе становится Федотов  Павел  Николаевич, выпускник  1939  года, вернувшийся с фронта, получивший высшее образование и пришедший работать в свое родное училище. Заканчивался спортивный праздник соревнованиями в беге, прыжках и эстафетой с препятствиями.

Об этих и других традициях писал уже на страницах газеты «Вперед» более подробно в 1991 году Леонид Сергеевич Зеленцов.

Подробнее: Мы благодарны судьбе (40-50-е годы)

История педагогического колледжа хранит события и факты, связанные с тяжелыми годами для нашего Отечества.

1941 год. 21 июня на выпускном вечере в Красноуфимском педучилище восьмидесяти выпускникам были вручены аттестаты. Будущие учителя давали клятву верности избранной профессии...

А наутро война ворвалась в наш дом. В первый же день войны вчерашние выпускники были призваны в армию. Ушли на фронт и преподаватели: Степанов Зиновий Матвеевич - завуч педучилища, Аверьянов Михаил Васильевич - преподаватель физики, Матвеев Яков Степанович - преподаватель истории. Всего среди наших выпускников, преподавателей и сотрудников на войну ушли 342 человека. 103 из них погибли на фронте, многие получили тяжелые ранения и увечья и, вернувшись домой, умерли от ран. Невыносимо трудно было на фронте, но нелегко было и в тылу. Вот что пишет в своих воспоминаниях СЕМЕНЦОВА Клара Тимофеевна – студентка педучилища 1941-1944 годов, позднее учитель базовой школы № 6, а затем завуч школы № 7. В настоящее время - пенсионерка, ветеран труда, «Отличник народного просвещения»:

«Уже два месяца полыхала война, когда мы поступили в педучилище. И мы чувствовали ее даже здесь, в глубоком тылу. Крупные здания школ и училищ были заняты под госпитали, радио приносило тяжелые вести, из каждой семьи ушли на фронт мужчины, многие погибли в первые же месяцы... Плохо стало с продуктами. Четверть (три литра) молока стоила 150 рублей, а булка хлеба - 200 рублей (это на рынке). Введена была карточная система: на рабочего давали 800 граммов хлеба, служащего - 600г., иждивенца – 400. Постоянно хотелось есть. А за хлебом надо было выстоять огромную очередь, человек 400. И стояли в очереди всю ночь. Каждую осень и весну собирали в поле гнилую картошку, делали из нее лепешки-деруны и были этому несказанно рады. Летом шла в ход крапива, молодой лист свеклы, Занимались мы в здании райисполкома, в старом деревянном помещении школы № 3 по улице Свободы. Уроки проводились в третью смену с одной керосиновой лампой, что стояла на учительском столе. Учебников не хватало, их выдавали один экземпляр на пять-шесть человек. А с бумагой и совсем было плохо, писали на старых книгах между строк, на газетах. К урокам готовились очень серьезно, занимались с увлечением, с высоким чувством долга. Мы считали позором получить даже «3». Как можно, когда в это время на фронте проливают за нас кровь, отстаивают свободу Родины!

Уроки истории, литературы были уроками воспитания патриотизма и мужества. Особенно считали в это время нужными, необходимыми занятия по военно-санитарному делу, которые проходили на пустыре, за городом, вдоль железной дороги, где сейчас проходит шоссе на селекционную станцию. Научились бегать с препятствиями, ползать по-пластунски, пользоваться противогазом, оказывать первую медицинскую помощь, отлично стрелять из малокалиберной винтовки...

Незабываемой, светлой страницей в нашем сознании остались занятия по музыке под руководством ОСОКИНА Павла Ивановича (на снимке). Это хоровое пение и струнный оркестр... С каким проникновением звучал наш хор при исполнении песен того времени: «Священная война», «Ревет и стонет Днепр широкий», «Амурские волны», «Крейсер "Варяг» и др. С отлично поставленной программой ездили в колхозы, госпитали. Стараясь поднять настроение раненым бойцам, читали стихи, пели песни, писали письма их родным. Особенно солдатам нравились лирические душевные песни: «Огонек», «Синенький скромный платочек», «Темная ночь», «Осенний вальс».

Подробнее: Опаленные войной, годы 40-е

Марийское население на Урале в конце XIXи начале XXвека было почти поголовно неграмотным, хотя делались попытки научить писать и читать жителей марийских сел и деревень. Так, упоминание об открытии первых школ для мари на Урале относится к 1862-63 годам. В Красноуфимском уезде эта проблема тоже решалась. В трех марийских деревнях: Юве, Б-Тавре и Тебеньковой, а позднее и еще в семи населенных пунктах появились школы. Но учителями в них работали люди случайные, не имеющие ни  общеобразовательного,  ни  педагогического образования.

Деятели миссионерского ведомства ставили при этом одну цель: путем обучения детей в этих школах воспитывать население мари в духе подчинения и почитания существующих за конов. Но задача эта не была выполнена. Так, в Верхпотамской школе в течение трех лет занималось всего четыре ученика, из них только двое марийцев. В Тебеньковской школе ученики вообще перестали посещать занятия, т.к. не хотели осваивать грамоту, и шко­лу закрыли. Да и преподавание в них велось на русском языке, которого дети мари не знали.

В 1886 году Министерство просвещения царского правительства организует работу школы своего ведомства в Верхнем Бугалыше, а Красноуфимское уездное земство в Нижнем Бардыме открыло земскую своего подчинения. Но неразрешимой проблемой ос­тавался вопрос с учителями. Наконец, в 1892 году в восемнадцати километрах от Красноуфимска начала работать второклассная учительская школа для  подготовки учителей для мари.   Под усадьбу для  нее Красноуфимская уездная земская управа приобрела у башкирского населения 265 десятин земли. Но поступить в эту   школу могли только марийцы, принявшие православную веру. Марийское же население почти полностью придерживалось языческой  веры. И это было непреодолимым препятствием.  

С 1882 года по 1918 г. учительская школа приняла всего 142 марийца, а окончили ее только 11. На том  участке земли, вдали от тракта, стоял большой дом, где размещались классные комнаты. Здесь же жили заведующий школой и часть воспитанников. Все хо­зяйственные работы выполняли ученики. Наиболее бедные из них не уезжали домой и на каникулы, а оставались на сельскохозяйственные работы при школе, чтобы заработать себе средства для жизни и учебы зимой. Очень много приходилось работать беднякам и сиротам: Бобину Ефиму Елисеевичу, оставшемуся без отца и матери, Копыркину  Федору  Алексеевичу и Маврину Семену Афанасьевичу. Так было до революции.

После установления Советской власти в марийских деревнях начинает налаживаться дело народного образования, и теперь уже учатся не только дети, но и взрослые. Для поголовной ликвидации безграмотности открываются избы-читальни, библиотеки, клубы, народные дома. Принимается  решение закрыть старую второклассную учительскую школу и открыть учительскую семинарию. Осуществлению этого плана помешала гражданская   война. Красноуфимский район стал прифронтовым. Имущество и скот бывшей второклассной учительской школы были расхищены, а работники сбежали с Колчаком. Летом 1919 г. после освобождения  города Красноуфимска частями Красной Армии Ювинская волость и миссионерский хутор,  где находилась второклассная учительская школа, вошли в состав малой Башкирии со столицей в городе Стерлитамаке. Ювинский  волостной ревком вынес решение:

Подробнее: От учительской семинарии до педколледжа

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом