Новый цех

Для слабовидящих

 
 
 
Мы в соцсетях         
 
 

Библиотечные страницы

На снимке: ветеран локомотивного депо В. В. УГРИНОВВ августе 1941 года начальник локомотивной службы бывшей Казанской железной дороги В. С. Клоков сообщил, что из-за сложившихся обстоятельств ремонтные заводы не могут обеспечить поставки чугунных и бронзовых запчастей. Дал указание приступить к организации литейного цеха.

Решили разместить литейный цех в блоке зданий, где нынче расположены склады депо. Автору этих строк было предложено срочно готовить техдокументацию на вагранку для плавки чугуна, на печь для плавки бронзы и определить объем работы по созданию формовочного зала.

При обсуждении проекта работ у начальника депо И. В. Будаева решили: коллективу котельного цеха поручить изготовить и собрать кожух вагранки, воздуховоды, печь для плавки бронзы, не освобождая котельщиков от их основной работы по ремонту паровозных котлов.

На хозяйственный цех возлагалось изготовление и монтаж загрузочной площадки, механизма подъема шихты, установка воздуходувок, изготовление инвентаря и инструмента.

По формовочному залу предполагалось обратиться с просьбой к коллективу депо за помощью в земляных работах. При обследовании места будущего формовочного зала оказалось, что грунт сильно пропитан мазутом на глубину до одного метра. Требовалось все непригодное, ненужное выбрать и вывезти, а затем заполнить формовочную площадь свежей землей, пригодной для формовки деталей. Все земляные работы надо было выполнить вручную.

Первым пришел на выборку грунта В. В. Угринов, и за ним пришли в будущий цех смелые и сильные люди (в большинстве женщины). Они под руководством Владимира Васильевича очистили и углубили площадь формовочного зала. А затем в районе селекционной станции нашли, накопали и на лошадях навозили чистой песчано-суглинистой земли.

Пока шла подготовка формовочного зала, рабочие хозяйственного и котельного цехов под руководством опытных мастеров А. Б. Ведиянцева и П. А. Григорьева в короткий срок изготовили и смонтировали вагранку, плавильную печь, вентиляторы, загрузочную площадку с подъемником.

Оставался нерешенным вопрос с изготовлением моделей. На заводах разработку технологии изготовления моделей выполняют квалифицированные специалисты. А где их взять? Оставался один выход - искать в Красноуфимске умельцев. И в депо нашелся такой человек: Алексей Иванович Ватолин. По профессии столяр, он умел делать красивую мебель. Рождалась уверенность, что Алексей Иванович сможет освоить производство моделей. И надежда оправдалась.

А. И. Ватолин совместил технолога, проектировщика и модельщика. Он брал паровозную деталь и обдумывал технологию отливки. Первыми деталями были тормозные колодки, буксовые накладки и клинья. Работа по изготовлению моделей не простая и не легкая. Но умелые руки, разум А. И. Ватолина победили.

Усилиями целого коллектива организация литейного производства подходила к завершению. Оставалось сделать футеровку вагранки. И эту работу выполнил передовой рабочий Владимир Васильевич Угринов.

Тов. Угринов освоил все профессии литейщиков. Он был стержневиком и формовщиком, горновым, шихтовалыщиком и разливщиком, стал большим мастером литейного дела.

В первый день плавки после тщательной проверки оборудования, инвентаря и инструмента задули вагранку и готовились к выпуску первого чугуна. Все участники создания литейного полагали, что первую летку должен открыть В. В. Угринов.

Владимир Васильевич, перед тем как открыть первую летку, сказал: «Мы

говорим сегодня: чугун расплавим, формы зальем и фашистскую нечисть все равно разобьем!»

Велика была вера в победу. Шел октябрь 1941 года. Кажется, небольшое дело Сделано. Начали плавить чугун ц бронзу на нужды предприятия, а как это укрепляло веру людей!

В литейном цехе за годы войны окреп и вырос сплоченный квалифицированный коллектив. В своих воспоминаниях старший мастер заготовительного цеха Григорий Иванович Кожевников писал: «Что бы мы сделали, если бы не было в депо литейного цеха? В цехе отливались многие детали, необходимые для ремонта паровозов. Даже была отлита станина пресса-ножниц, которая работает до сих пор».

Литейщики Красноуфимского депо делали чугунные и бронзовые детали не только для своего депо, но и поставляли запасные паровозные части в другие депо.

Литейный цех в Красноуфимске действовал и после войны почти до начала реконструкции депо под тепловозную тягу. Это свидетельствует о том, что литейщики депо умели отливать чугун, по качеству отвечающий высоким требованиям технических условий.

Деповскому литейщику Владимиру Васильевичу Угринову теперь уже за 80. Но он живо интересуется настоящим и с большим желанием вспоминает о прошлом трудном времени. Недавние наши встречи с Владимиром Васильевичем начались с воспоминаний о его любимом литейном цехе. Слушаешь его и чувствуешь, насколько он горд за свою профессию, за то время, которое незаметно уходило в горячем и нелегком, но крайне необходимом труде.

Несмотря на то, что время уходит и не осталось следов от литейного цеха, красноуфимские деповские литейщики, «рожденные» в первый год Великой Отечественной войны, неизгладимы в людской памяти, их труд, их дела незабываемы и служили примером массового трудового героизма в тяжкие военные годы.

И. Шлычков, бывший начальник Локомотивного депо.

// Вперед. — 1980. — 1 мая. — C. 3 : фот.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ