Преображенный поселок

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Автобус плавно катит по асфальту под уклон по улице Ухтомского. Смотрю   на   сотни окон больших домов и вспоминаю прошлое.

Городу исполняется 240 лет. А сколько же нашему железнодорожному поселку? В 1929 году работал я в паровозном депо токарем. На этой улице было совсем немного домов барачного типа. И называлась она раньше Трактовой. А на Сосновой и Юртовской горах в то время стоял нетронутый лес. Грибы да ягоды собирали в сосняках и березняках люди.

Строительство жилья началось одновременно со строительством железной дороги где-то в период первой метровой войны. Значит, нашему поселку нет еще и ста лет. До сего времени стоят на улице Станционной те первые продолговатые просмоленные дымом паровозов дома.

В двадцатых годах в районе вокзала было построено еще около двадцати общественных домов. Но люди почти беспрерывно ехали в город из деревень, поступали работать на железную дорогу. И уже в тридцатых годах стали отводиться земельные участки под частные дома по обе стороны железной дороги.

Дома в те годы строили небольшие, перевозили свои избушки из деревень. Не до комфорта, была бы крыша над головой да тепло зимой. Ни электричества, ни радио. За водой ходили на реки — Уфу и Саргу.

Но жизнь не стояла на месте. Перед началом Великой Отечественной войны во многих домах и квартирах уже появилось радио, в 1937 году была пущена в эксплуатацию железнодорожная электростанция. Но война на несколько лет приостановила развитие.

Высокими темпами стал развиваться поселок железнодорожников после войны, особенно в пятидесятых годах. В те годы полностью были застроены домами Юртовская и Сосновая горы, в домах засиял электрический свет, по улицам проложили водопровод.

От первоначальных лачуг сейчас не осталось и следа. На их месте выросла добротные дома, нередко с водопроводом, водяным отоплением. Замечательно и то, что почти у каждого жителя нашего поселка есть сад. Если и живет семья в большом доме, то за городом имеет возможность вырастить сад.

Большие изменения в последние годы произошли и в названии улиц. Когда-то в железнодорожном поселке названий улиц вообще не было. Писали просто: станция Красноуфимск, дом номер такой-то. С расширением границ поселка появились названия, но они были неблагозвучными. Первая Деповская, Вторая Деповская. Были Первая, Вторая, Третья Садовые, Вагонные и так далее.

В данное время в названиях улиц увековечены имена героев гражданской и Великой Отечественной войн. Это улицы Ухтомского и Сухобского. На Сосновой горе почти все улицы названы именами великих писателей: Горького, Пушкина, Тургенева, Маяковского...

Это ведь хорошo, когда улицы целых поселков именуются, допустим, фамилиями полководцев, как это сделано в поселке Березовая роща (Кутузова, Макарова, Нахимова и так далее). Улицы поселка Чкалова носят имена замечательных людей, живших уже в годы Советской власти: Мичурина, Серова, Расковой... Так легче ориентироваться в нахождении нужных улиц, которых в нашем городе не одна сотня.

Но вернемся снова в наш поселок железнодорожников, посмотрим, как живут трудящиеся. Телевизоры, холодильники, ковры, личные библиотеки едва ли не в каждом доме, квартире. Люди идут на работу в добротных костюмах, и не отличишь инженера от простого рабочего. И не только по одежде, но и по образованию. У многих машинистов тепловозов и их помощников средне-техническое образование, мастерами ремонтных цехов работают инженеры, дипломы техников имеют многие бригадиры, слесари.

Да, уже не те люди живут в моем поселке, что жили лет 30—40 назад. Это они при помощи старшего поколения, при постоянной заботе нашей партии и правительства преображают из года в год свой город.

 

X. НУРДИНОВ, внештатный корреспондент.

// Вперед. – 1976. – 19 июня. – С. 2

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

перед эти кодом