Достопримечательности

 
 
ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

К 1800 году в уездном Красноуфимске было 6 главных улиц. Спустя 80 лет всех улиц было около 30. Сохранился план города 1884 года, по нему можно установить границы.

Вот, к примеру, как назывались некоторые улицы тогда (в скобках даны современные названия). Малая Серебренниковская (Февраля, Горбуновой), Киряковская (Патракова), Безымянная (Лагерная), Большая Гостинная (Пролетарская), Троицкая (Ленина), Площадная (Мизерова), Никольская (Интернациональная), Фотеновская (8 Марта), Мастерская (Свободы), Новая (Трескова), Малая (Кирова), Ильинская (Свердлова), Приходская (Октября), Почтовая (Куйбышева), Соболевская (Советская), Кленовская (Рогозинниковых).

Еще один план без даты, судя по тому, что на нём не обозначена, железная дорога, составлен до 1914 года. Город вырос незначительно, к Бульварной прибавились Петровская (позже Первомайская, теперь Писцова), Саргинская, Соковинская, ниже Манчажской появилась улица без названия (теперь Энгельса), на месте, где сейчас элеватор - Юшмановская. Изменились названия двух улиц, Площадная стала Мизерова, Мастерская - Шаньгина.

1921 год. На плане появилась железная дорога. Почти все улицы названы по-старому. Появилось еще несколько улиц, на месте элеватора, на месте станционного поселка только две улицы - Трактовая (Ухтомского) и Станционная. На Юртовской горе, Сосновой горе нет ни одного дома, обозначен лес, то же на месте нынешних Чкаловки и Нового поселка.

По материалам краеведа Л. Зеленцова

Продолжение следует...

Наталья Голосова

Улица Интернациональная (имени III Интернационала, Никольская). Ее старое и может быть первое название "Никольская" - несомненно церковного происхождения. Была переименована сначала в "Имени 3- го Интернационала" ( это название встречается в документах до середины 20-х годов), затем ее стали называть Интернациональной. Думается, упростили название потому, что так понятней. Предположительно известно, что угловой дом Интернациональная, 92, Куйбышева, 28, (Никольская, 68), в котором несколько десятилетий была столовая номер 4, принадлежал до революции члену торгового дома Ярославцева купцу А. Рычкову, а дом, что теперь под номером 100 (Никольская, 74) - И. Ф.

Рычковой. Раньше в нем была "Санэпидстанция", а еще раньше - светолечебница. Угловой дом, где ранее был военкомат, в начале 20-х годов был занят под детский дом, а ранее его занимал владелец Саранинского завода Кисляков А.М. Этот дом и следующий разделяла глухая каменная стена для предупреждения распространения пожара с одного здания на другое - брандмауэр. Развалины таких стен можно видеть и на других улицах города. Такое сооружение мог позволить себе только очень состоятельный хозяин, стоимость такой стены была пожалуй, не меньше стоимости самого дома. По разваинам таких стен можно судить, где в городе проживали состоятельные хозяева.

Где-то на Интернациональной был "Центроспирт" (в 40-х "Ликерводка"), это не магазин, а учреждение. В 1940 году по Интернациональной, 101 числилась артель "Гужтранспорт".

По материалам краеведа Л.Зеленцова

Продолжение следует...

Наталья Голосова

Первое название - Почтовая - может означать лишь то, что на этой улице когда-то была почтовая контора. Но в архивных документах упоминания об этом нет. И здания нет, в котором когда-то могла размещаться почта. От церковной ограды Свято-Троицкого собора и до реки, когда-то была Гостиная площадь. В центре площади - Большой гостиный ряд, принадлежавший городскому обществу, построенный в 80-е годы прошлого столетия. Внутри помещение было поделено на торговые ряды, сдававшиеся в аренду. Снаружи, по всему периметру шли крытые торговые места (навесы), но большинство торговых мест было под открытым небом. Похоже, в аренду сдавалась едва ли не каждая квадратная сажень базарной площади. Судя по документам, только крытых торговых мест было более 150. Другой торговый ряд, частный, тянулся от Большой Гостиной (Пролетарской) до Уфы. Все эти помещения были частью огромной усадьбы Н. В. Краева, промышленника, крупного торговца сахаром и чаем. В усадьбе было 4 дома. Каменные корпуса пивоваренного завода, склады, 12 конюшен, завозня (сарай для экипажей, торговые, людские помещения).

Было строго расписано, где и какими товарами торговать - сеном, дровами, скотом, мясом и прочими товарами. Торговля шла и на соседнем острове за Уфой. Там были хлебные причалы, склады для хранения зерна, зерносушилки купцов Ивановых, Насоновых, Ярославцевых, Вахитовой, кузнечно-слесарные мастерские, торговля скобяными изделиями. Многие здания сохранились до наших дней, выглядят даже лучше, но не стало многочисленных балкончиков, крылечек, мезонинов. В последствии Большой гостиный ряд сменил свое назначение. После капитального ремонта половина его была переоборудована в кинотеатр (или как его тогда называли "электрический театр"), другая - в городской театр. Кинотеатр назывался "Десятый Октябрь". Просуществовал он до 1969 года. В здании кафе "Лакомка" в 60-е годы размещалась радиомастерская.

По материалам краеведа Л. Зеленцова

Продолжение следует...

Наталья Голосова

Городу Красноуфимску в 1977 и 1980 гг. по итогам Всероссийского соцсоревнования городов и районов за лучшее проведение работ ПО БЛАГОУСТРОЙСТВУ и САНИТАРНОЕ СОДЕРЖАНИЕ населенных пунктов присуждено переходящее Красное знамя и денежная премия Совета Министров РСФСР ВЦСПС.

Приведу пример полного уничтожения редкой красоты сада на территории горбуновской усадьбы по ул. Интернациональной. Сад был заложен в конце прошлого столетия хозяином усадьбы моим прадедом Горбуновым Иваном Михайловичем, почетным мировым судьей г. Красноуфимска. Сад был большой, больше половины квартала и делился на нижний, под горой, и верхний. Сколько было аллей, дорожек, спусков, косогоров. В пихтовой и еловой аллеях росли ландыши, у нижнего забора два огромных осокоря и великолепная сосновая аллея, тут же старый- престарый вяз. Мой любимый дед В. И. Горбунов один в городе выращивал удивительные японские розы и садовые гиацинты, а его старший брат А. И. Горбунов, секретарь земской управы, заботился о цветах в многочисленных клумбах сада. Горбуновы все любили цветы.

Параллельно ул. Интернациональной росла целая аллея серебристых тополей, лиственницы, множество кустов сирени, в т.ч. белой, черемухи, боярышника, акации. С крутого, спуска, от увитой цветами веранды к разливавшемуся каждую весну озеру вела широкая белая казенная лестница с красивыми перилами. В раннем детстве я еще застала этот прекрасный сад, правда, далеко не в его первозданном виде. Бабушка посылала книзу в сад за шишками для самовара. Еще почему-то запомнился глухой шум хвойных деревьев в непогоду, хор лягушек весной и наводящее на всех страх уханье жившего в саду филина. Жил в саду орел - орлан-белохвост, чучело которого сохранилось до сих пор.

В середине 20-х годов горбуновский сад решили сделать городским парком. Построили площадку. Ставились спектакли, в т.ч. детские (например, “Белоснежка и семь гномов"). Игравшие в нем артисты, тогда еще дети, до сих пор живы. Но перед Великой Отечественной войной вдруг разрешили застройку сада частными домами. Значительную часть сада занял пищепромкомбинат, деревья вырубили полностью и остался от всего горбуновского сада единственный огромный серебристый тополь.

Наиболее распространенными деревьями в Красноуфимске были, в первую очередь, вязы, затем липы и тополя, очень много сирени, черемухи и бузины.

Вязы росли по всему городу, особенно много их было на ул. Интернациональной, почти в каждом дворе. У нас в саду было три молодых вяза и два старых огромных красавца с могучей кроной, сейчас - ни одного.

Но больше всего в городе было бузины. Это неприхотливое деревце-кустарник, очень красивое в любое время года, а главное, очень полезное, - бузина предохраняла от огородных и садовых вредителей, от грызунов. Верхний сад и огород усадьбы Горбуновых по всему периметру был обсажен бузиной, мы не знали, что такое тля, моль и другие вредители. Помню, когда спускали в подполье картошку на зимнее хранение, бузина была еще зеленой, ее неприятно пахнувшими ветками обкладывали картофель, а также клали около открытых продухов в подполье.

Теперь в городе осталось очень мало бузины, кое-где она встречается на ул. Металлистов, Советской, Интернациональной, жители забыли о ее полезных свойствах, а раньше ее успешно использовали даже от тараканов.

Вспомним стихотворение М. Цветаевой о бузине:

Бузина целый сад залила!
Бузина зелена, зелена!
Зелена, значит лето
в начале!
БУЗИНА КАЗНЕНА, КАЗНЕНА!
Над калиткой, стонущей

скрипкой,
Возле дома, который пуст,
Одинокий бузинный куст.

У нас в Красноуфимске казнена не только бузина, казнена беззащитная природа, запущены или полностью уничтожены парки и скверы, по какому праву, трудно ответить, по праву бессердечия и равнодушия к прекрасному. Будет ли нам за это прощение?

Л. ВИШНЕВСКАЯ.

//Городок. - 1996. - 7 июня (№23). - С. 23

Печальная судьба постигла сквер на привокзальной площади. Вокруг нашего красивого вокзала всегда высаживали много цветов и со стороны перрона, и на привокзальной площади в овальном сквере. Самый большой цветник был с левой стороны, вели встать лицом к перрону. Деревьев здесь не было, между клумбами прокладывались дорожки. Летом на них сдавали нормы на значок ГТО, а зимой сквер заливался водой, устраивали каток. По вечерам было людно, весело.

В 1937 году в центре сквера был сооружен фонтан высотой пять метров. Построен фонтан был моим дедом В. И. Горбуновым по его же эскизу. На самом верху крутилось сегнерово колесо — трубка с загнутыми в противоположном направлении концами. Под действием вытекающей из нее воды трубка вращалась, вода разбрызгивалась, превращаясь в диск —колесо. Из трубки вода падала в верхнюю чашу, из нее в нижнюю, а оттуда в бассейн. Получалось три каскада. От краев бассейна по всей окружности вверх били струи и падали к основанию фонтана. По всей окружности (24 метра) были высажены цветы, чаще всего анютины глазки. Они оказывались под водяным колпаком. Все это искрилось и, если правильно выбрать точку, можно увидеть полную радугу. Красив был фонтан и вечером при искусственном освещении.

Фонтан был радостью, гордостью железнодорожников, он был единственный в городе. Позднее сквер был засажен яблонями.

Запущен до крайности прекрасный сквер, изуродован, разбит прекрасный фонтан. Испытываешь боль и недоумение при виде того, что от них осталось.

И все же еще не поздно восстановить и фонтан, и сквер. Фонтан в некоторых местах деформирован, пострадали металлические части, внизу по окружности торчат оголившиеся трубы, но восстановить его, на мой непрофессиональный взгляд, вполне возможно.

Беспорядочно разросшиеся деревья и кустарники также не трудно привести в порядок.

Л. ВИШНЕВСКАЯ, внештатный корреспондент

//Городок. - 1996. - 14 июня (№ 24). - С. 3

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом