ruenfrdeelitptsres

«Дорогая редакция! 3 декабря наша кошка поймала синичку, на ножке которой было кольцо с номером ХА 230113. Где и когда была закольцована эта птица?

3. Д. Попова, г. Красноуфимск».

Письмо мы показали преподавателю Красноуфимского педагогического училища Леониду Сергеевичу Зеленцову, который уже не первый год занимается кольцеванием птиц. Вот что он ответил.

Номером ХА 230113 30 ноября 1975 года в Красноуфимске, на улице Ухтомского, 8, была окольцована большая синица (самка). Это уже не первое сообщение об окольцованных птицах. Некоторые товарищи сообщили об этом прямо в Москву, в центр кольцевания птиц. Всем приславшим сообщения приносим признательность.

К настоящему времени в Красноуфимске и его окрестностях окольцовано свыше тысячи птиц. Конечно, не все они живы, но кольцевание продолжается, и вероятность встречи с окольцованной птицей с каждым днем возрастает. В связи с этим еще раз обращаемся к жителям города и района с просьбой о каждой пойманной окольцованной птице или о найденном кольце сообщать по адресу: 117312, Москва,
В-312, ул. Ферсмана, 13, центр кольцевания АН СССР.Одновременно сообщите нам по адресу: г. Красноуфимск, ул. Ухтомского, 8, кв. 31, Зеленцову Леониду Сергеевичу.

В сообщении укажите серию (она обозначена буквами), номер кольца, где найдены птица или кольцо (улица, деревня, урочище), когда (день, месяц, год и время суток), мертвая птица или живая, была ли птица отпущена и т. д. И обязательно укажите свой точный адрес, так как всегда бывает необходимость что-либо уточнить.

Например, из центра кольцевания нам сообщили, что птица с кольцом Р-328198 была встречена в Красноуфимске 28 июля 1975 года. Этим кольцом был помечен 17 мая этого же года птенец дрозда-рябинника близ деревни Б-Никитино.

Подробнее: Тайны пернатых

Эту птичку нет нужды описывать. Её все знают и любят. Но вряд ли кто скажет, что есть что-то об­щее между словами скворец и... сковорода. А они созвучны и родственны по происхождению. В толковом словаре В. Даля эти слова стоят в одном ряду (гнезде) со словами «сквара», «скварки» (шкварки, вытопки), «скварчитъ» — то есть шипеть, как жаре­ное на горячей сковороде.

В песне скворца, и правда, много потрескивания, прищелкивания (клювом), пришептывания, подобие причмокивания. Кажется, он помогает себе петь всем телом, особенно крылья­ми. Он и впрямь скварчит, как яичница на горячей сковороде. Трудно в наших краях найти дру­гую птицу, которую мож­но было бы назвать сквор­цом. Да и в этих краях среди наших пернатых у скворца обыкновенного нет близких родственников: они все живут на юге.

Какой-то шутник на­звал скворца мастером жанра музыкальной пародии, подчеркнув этим его поразительную склон­ность к передразниванию. Чего только не услышишь от него: скрип несмазанной двери, мяуканье кошки, кудахтанье курицы, голо­са других птиц и многое другое (иногда непонятное нам, услышанное им в теплых странах).

Идешь, бывало, по де­ревенской улице и вдруг слышишь озорной мальчишечий свист. Оглянешься. А это он — скворец-про­казник! Сам я не слышал, но рассказывают, что ино­гда скворец вплетает в свою песню даже отрывки из популярных мелодий. Выкармливание птен­цов у скворцов продолжа­ется 3 недели. Это очень трудное для родителей время, может быть бо­лее трудное, чем перелет из теплых стран к нам на родину. Судите сами: «ра­бочий день» у них продол­жается 17—18 часов. За это время каждый из родителей 150—190 раз приносит в гнездо корм, летая за ним до километ­ра и более от гнезда. И. Заянчковский в своей замечательной книге «Враги наших врагов» рассказывает, что однаж­ды натуралисты наблюда­ли, как пара скворцов за день перетаскала в скво­речник 800 личинок, глав­ным образом, майского жука (15—20 тысяч на­секомых уничтожают скво­рцы за период выкармли­вания птенцов). После вылета птенцов старые и молодые скворцы больши­ми стаями кочуют по ле­сам, лугам, полям, не ос­тавляя без внимания, ка­жется, ни одного закоул­ка. Можно себе предста­вить, какое огромное ко­личество наших врагов они при этом уничтожают, если стая иногда насчиты­вает по несколько тысяч птиц.

Теплым и солнечным сентябрьским днем скворец еще раз пропоет свою, как говорят, прощальную песню и улетает в теплые края. Молодые летят раньше старших.

Куда они улетают? Мо­жет быть, в Северную Аф­рику или на побережье Средиземного моря. Там зимуют скворцы. А мо­жет быть в Болгарию? Мне самому в 1946 году приходилось видеть в ок­рестностях г. Пловдива на берегу реки Марицы стаи зимующих скворцов. Но из каких краев они ту­да прилетели, я не знаю. Может это, и были сквор­цы, прилетевшие с Урала.

Л. ЗЕЛЕНЦОВ

Зеленцов, Л. С. Скворец // Вперед. - Красноуфимск, 1972. - 21 апр. – С. 4

Преподаватель педагогического училища Л. С. Зеленцов много свободного времени отдает птицам, кольцует их, изучает, подкармливает зимой.

Леонид Сергеевич не раз выступал на страницах газеты, рассказывал о кольцевании птиц, об их разновидностях и повадках. Сейчас он ведет большую исследовательскую работу о названиях птиц. Предлагаем вниманию читателей отрывки из его работы.

Каждая птица получила название по какому-нибудь ее признаку. Кукушка, кряква, чекан — по крику. Малиновка, зеленушка, рябчик — по окраске оперения. Кедровка, овсянка, коноплянка, мухоловка — по излюбленной пище. Каменка, камышовка — по месту обитания. Вертишейка, поползень — по поведению. Шилохвость — по форме тела. Это самые простые примеры. Однако не всегда бывает понятно, почему наши предки обратили внимание именно на этот, а не на другой, более заметный признак.

В крике синицы слышится и «пинь-пинь-пинь», и «синь-синь-синь», и «зинь-зинь-зинь». Птицы одного и того же вида, обитающие в разных местах, поют и кричат не совсем одинаково. Зяблик в Белоруссии поет немного иначе, чем наш. Парижские вороны не совсем понимают московских (это установили при помощи магнитофонов). Всем известные курские соловьи — прекрасный пример такой географической изменчивости. Неудивительно, что одну и ту же птицу в разных местах зовут по-разному.

Синица в старые времена называлась зиницей. «Зиница» перешло в «синица», как полагают, под влиянием слова «синий», как попытка осмыслить непонятное слово «зиница». И хотя в окраске синицы нет синего цвета, «синица» вроде бы понятней, чем «зиница».

У каждой птицы есть несколько наборов звуков (криков, позывов), которыми она пользуется в разной обстановке. Так у скворца кроме песни есть посвист, похожий на свист озорного мальчишки, визг, означающий приглашение для сородичей; пронзительный стрекочущий крик — сигнал тревоги (например, если появилась кошка); крик, напоминающий голос перепуганного поросенка — сигнал бедствия (например, если птица попала в лапы кошки, в руки человека).

Подробнее: Почему их так называют?

Разговор с интересным собеседником).

 Леонида Сергеевича Зеленцова, любителя-краеведа, почетного члена орнитологического общества и бывшего преподавателя педагогического училища, знают в городе многие. Когда я в первый раз обратилась к нему за разъяснениями о необычном поведении дроздов-разбойников, то не только получила ответ, но и узнала много нового и необычного из жизни птиц. Естественно, сразу загорелась, что, мол, об этом надо написать в газете, рассказать читателям, но была обескуражена отказом Леонида Сергеевича.

- Да кому это интересно? У нас люди обычных-то птиц не знают. Вот это все лето ходил на Бутки наблюдать птиц, там и встречал почти каждый раз пастуха со стадом. Как-то разговорились, я ему рассказал о птицах. А он меня и спрашивает: «А вот как зовут таких больших птиц на длинных ногах?» Это про цаплю спрашивает человек, который прожил почти всю жизнь

Конечно, понятна обида Сергея Леонидовича. И все-таки беседа состоялась перед поездкой краеведа в Екатеринбург на заседание Уральского отделения орнитологического общества, на которое он подготовил доклад «О происхождении названий птиц».

Общество объединяет не только профессионалов, но и людей других профессий. У каждого свои интересы, направление в работе. Здесь ведут учет видов птиц, встречающихся в нашем регионе, уточняют границы их распространения, гнездования, составляют систематические списки видов птиц окрестностей, разных населенных пунктов. В итоге составляют общие списки с таблицами, картами.

- Леонид Сергеевич, вы давно сотрудничаете с уральским отделением орнитологического общества?

- Давно, около двадцати лет. В основном держу связь с доктором биологических наук, возглавляющим отделение и фаунистическую комиссию В. К. Рябицевым, а также В. А. Коровиным. Веду большую переписку. Если возникают какие-то сомнения по определению вида - еду в Екатеринбург, беседуем, перелистываем справочники, выясняем истину. Потом материал, который собирается в обществе, попадает в сборник «Материалы к распространению птиц на Урале, в Предуралье и Западной Сибири».

- А сколько видов птиц у нас, в Красноуфимском регионе?»

- Более 150 видов. Только в нынешнее лето список пополнился 10 новыми видами.

Подробнее: Открытия лета - 95

В заметке «Дрозды-разбойники и глобальные катаклизмы», опубликованной в «Уральском рабочем», в связи с нападением дроздов на коллективные сады делался вывод, что «нынешняя жара — не благо… За всем этим мы видим первые проявления «парникового» эффекта на земле. Засушливость — наше будущее».

Я решила узнать о необычном поведении дроздов у красноуфимского знатока и любителя природы, действительного члена орнитологического общества Леонида Сергеевича Зеленцова.

— Ничего необычного в поведении дроздов-рябинников в этом году не было, — считает Леонид Сергеевич. — Всегда и везде во второй половине лета и осенью они почти полностью переходят на растительную пищу: ягоды малины, черники, рябины. Не от того, что исчезают насекомые (как пишет «Уральский рабочий»: «Сильная засуха заставила спрятаться глубоко в землю червей — основной продукт питания дроздов», — прим. автора), а потому что птицам в это время особенно нужна растительная пища - основной источник витаминов.

— Почему же рябинники нападают на сады, а не пасутся на диких растениях?

— Ну, большинство-то птиц все-таки в лесах. «Нападают» на сады не только потому, что в лесах ягода не уродилась. Можно привести много обратных примеров. В 1992 году рябины было очень много, ветви гнулись, едва не ломались под тяжестью кистей, но она осталась нетронутой даже в декабрьские морозы. Дрозды почти весь август огромными стаями, гораздо большими, чем в нынешнем году, держались в садах, не замечая рябины, а к сентябрю исчезли. И зимой их не было видно, а рябина, повторюсь, осталась вовсе нетронутой,

В садах птиц привлекает, во-первых, обилие пищи, тогда уже они не обращают внимания даже на ту ягоду, которая обычно является лакомством. Есть сообщения, что во время нашествия саранчи ею начинают питаться даже дикие утки, покинув свои любимые болотца, хотя в норме нельзя даже представить, чтобы утка гонялась за саранчуком (кузнечиком).

Даже в урожайный год рябины все равно несравненно меньше, чем ягод культурных растений, и рябину надо искать, а в садах все на виду и в огромных количествах.

Подробнее: О дроздах-разбойниках, якобы предсказывающих глобальные катаклизмы

На торжественном пленуме городского отделения Всероссийского общества охраны природы, посвященном 50-летию общества, докладчик Л. Г. Чепелев, говоря об увлечениях преподавателя педучилища Л. С. Зеленцова, особо выделил его работу по кольцеванию птиц. Были указаны цифры: закольцовано около трехсот птиц.

В газете «Вперед» 7 июня этого года в маленькой заметке «Кольцевание птиц» коротко рассказывалось о цели этой научной работы и о начале кольцевания в нашем районе.

Недавно внештатный корреспондент газеты М. Пелевин побывал в квартире у Леонида Сергеевича. Книги, фотографии, целые связки колец разных размеров. Каждый размер обозначается серией (буквой), самая крупная из которых «В» — хищные птицы (ястреб, сокол), самая малая «X» — для синиц, ласточек и других. Кроме серии есть номер. На кольце на русском языке написано: «Сообщи в центр кольцевания», на английском — «Москва».

М. Пелевин взял интервью у Леонида Сергеевича Зеленцова.

— Что можете вы сказать о результатах проделанной работы?

— Мне удалось закольцевать около 300 птиц, преимущественно дроздов и синиц. Почему именно этих птиц, а не других? Их легко кольцевать. Птенцов дроздов кольцуем прямо в гнезде и отмечаем номера колец, одетых на птенцов из одного гнезда. Это позволит определить, вместе ли кочует семья. Синицы же охотно идут в ловушки. Первых птиц я поймал 25 сентября. Месяц после этого они отсутствовали и снова начали попадаться в ловушку с 25 октября.

— А не интереснее было бы одеть, скажем, сто колец серии «X» на птиц разных видов: ласточек, синиц, трясогузок?

Подробнее: Куда улетают наши птицы?

Огромная роль птиц в природе и хозяйстве привлекает к ним все большее внимание ученых и практиков. На помощь орнитологам приходит сложный арсенал современной науки. И все же самым лучшим, наиболее простым, достоверным и массовым методом изучения многих вопросов жизни птиц остается метод кольцевания. С его помощью можно установить места зимовок птиц из разных районов, дальность кочевок и перелетов одних и степень оседлости других, расселение в новые места гнездования и привязанность к старым. Большое значение этот метод имеет и для установления продолжительности жизни птиц, возраста, в котором они начинают выводить птенцов, и для выяснения многих других вопросов биологии птиц.

Все это необходимо знать, прежде всего, для охраны самих птиц. Многие проблемы охраны окружающей среды не могут быть решены в рамках одной страны, тем более одного хозяйства. Они уже давно переросли в международные проблемы. Птицы — яркий тому пример. При перелетах они не признают государственных границ, летят на зимовки или на гнездования из разных стран, скапливаясь иногда в одном месте по нескольку миллионов штук. Это создает ложное представление о неисчерпаемости запасов птицы и побуждает к хищническому промыслу.

И очень важно знать, из каких стран слетелись сюда птицы. Возможно, в отдельной стране — родине птиц — какого-нибудь их вида осталось не так уж много. А люди этого могут не знать или не считаться с этим и продолжать истреблять их в местах зимовок. И с каждой весной все меньше возвращается птиц к местам гнездований, все меньше выводится птенцов, создается угроза исчезновения вида. В таких случаях данный вид птиц заносится вмеждународную «Красную книгу», а на страны, в которых эти птицы зимуют и гнездятся, возлагается ответственность за сохранность их. В места зимовки и гнездования устраиваются заповедники. Кроме того, редких птиц охраняют на всем пути их перелета.

В нашей стране кольцеванием занимается свыше 150 государственных учреждений. Ежегодно кольцуется около 500 тысяч птиц (а во всем мире — 4 миллиона).

И все же наши сведения о перелетах птиц, гнездящихся на территории Советского Союза, носят еще слишком общий характер. Например, установлено, что водоплавающие птицы, гнездящиеся от западной государственной границы до Волги, улетают на зимовку в страны Западной Европы, Северной Африки, а утки Заволжья, Урала, Западной Сибири зимуют на Каспийском, Азовском, Черном морях, в республиках Средней Азии. Но из каких областей и районов и куда конкретно они улетают, известно не всегда. А ведь интересно и важно было бы выяснить, как и куда летят, например, птицы, гнездящиеся в окрестностях Красноуфимска. Вливаются ли они в общеуральскую стаю или летят отдельно, есть ли у них в местах зимовки излюбленные урочища и в каких областях и районах страны, смешиваются ли они там с птицами этого же вида, прилетевшими из других мест.

Подробнее: Кольцевание птиц

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube