Кто они - местные старообрядцы

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Старообрядчество возникло в результате раскола в рус­ском православии и отказа принять церковные реформы, проведенные патриархом Никоном (в миру Никита Минов, 1605-1681 г.г.) во второй половине 17-го века (1654 г.). Суть этих разногласий сводилась главным образом к обрядовой стороне: все многочисленные старообрядческие течения при­знают единственно правильными следующие моменты:

1. богослужение только по старопечатным книгам;

2. поклонение только иконам «старого письма»;

3. признание только8-конечного креста;

4. сохранение 2-перстного крестного знамения;

5. служение на 7-ми просфорах;

6. хождение вокруг аналоя и церкви «посолонь» (по солнцу);

7. сугубую, т.е. 2-кратную аллилую;

8. написание «Исус».

Причиной дальнейшего дробления старообрядчества было - «склонность народной массы к расколу была об­ратно пропорциональна ее вере в возможность успехом собствен­ными силами победить царящее зло, и что, таким образом, раскол с особенным успехом распрост­ранялся после выпавших на ее долю крупных поражений» (Г.В.Плеханов).

Старообрядчество делится на по­повщину и беспоповщину, после­дняя делится на 4 толка:

1. беглопоповский (с конца 17-го века);

2. поморский (с 1965 г.);

3. спасовский (с конца 17-го века в керженских лесах);

4. филипповский (из поморского толка в 1737 году).

Эти направления делятся на многочисленные согласия.

Все эти толки и согласия с этической точки зрения объеди­няет религиозная нетерпимость и стремление отгородиться от общества (от «мира»). Это проявилось в следующих пове­денческих требованиях: а) совместное участие в богослуже­нии или обряде с «мирянами» - страшный грех, тягчайшее отступление от истинной веры; б) запрет пользоваться их колодцами, банями; в) держали специальную «мирскую» посуду, если кто-то воспользовался ими по незнанию, то ее выбрасывали или сжигали; г) нельзя было с иноверцами здо­роваться за руку, есть и пить из общей посуды; д) зачастую на дверях были две скобы - для своих и «чужаков»; е) место, где сидел иноверец или соскабливалось, или кропилось «свя­той» водой; ж) строжайший запрет на брак с иноверцами (только при перекрещении); з) имелись свои кладбища; и) строжайший запрет на использование сахара, кофе, карто­феля, чая, посещение всяких «бесовских» зрелищ...

Все беспоповцы признают до четырех (из семи) таинств: а) обряд крещения; б) брачный обряд; в) покаяние (испо­ведь); г) причащение.

На территории Красноуфимского района (в современ­ных границах) были представлены следующие толки и со­гласия старообрядчества.

В последней четверти 18-го века в Ярославской губернии беглый солдат Евфимий и его спутница Ирина основали бегунское (странническое) согласие в разных районах России, его пос­ледователей называли «пустынниками, странниками, голбешниками». Сами верующие называют себя «истинно-православными христианами странствующими» (ИПХС). Проповедуя близкий ко­нец света «бегуны» не признавали плату налогов, отказывались от военной службы, не получали до­кументы как «явные знатоки ан­тихриста», не имели семью: истин­ный «бегун» всегда должен был бегать и скрываться. Среди «бегу­нов» были так называемые «жиловые» (пристанодержате­ли, христолюбцы), которые, давая обет странничества, проживали легально и содержали тайные молельни, кельи для временного пристанища своих единоверцев. Это направле­ние беспоповщины было наиболее конспиративным: ду­маю, что следы этой веры можно обнаружить только в час­тных доверительных беседах, хотя «бегуны» были в разных уголках бывшего Красноуфимского уезда.

Почти только на Среднем Урале представлены «дырники». Они отрицали как иконы, так и церковные книги, полагая, что «антихристова» печать не миновала и их. Все богослу­жение сводилось к молитвам, обращенным на восток. У них сложился интересный обряд, который заключался в том, что утром во время восхода солнца они молились, обернув­шись лицом в его сторону. В избе для этой цели проруба­лось специальное отверстие - «дыра», затыкаемая кляпом. Отсюда и другое их название - «дыромолы». Для примера, «дырники» населяли Горевку, были они и в ряде населенных пунктов трех районов юго-запада области.

В Спасовском толке было согласие под названием «рябиновщина»: ее последователи признавали кресты только рябиновые. Автор полагает, что Рябиновка - тот населен­ный пункт, где жили последователи этой веры, так как еще при подворной переписи 1881 года указываются «рус­ские государственные раскольники».

Во второй половине 17-го века костромской крестьянин Даниил Филиппович основал одно из направлений старо­обрядства - «христоверов» или «людей божьих». Их едино­верцы объединялись в общины - «корабли» со своими «христами» и «богородцами». Моления же представляли собой коллективные пляски с «хождением в духе», с  самобичева­нием, в результате которых верующие впадали в состояние религиозного экстаза, зачастую завершающегося греховод­ными сценами - это были так называемые «радения». В оби­ходе их называли «хлыстами». В условиях строгой конспи­рации «корабли» христоверов были и в наших краях даже после Отечественной войны.

Во второй половине 19-го века от беглопоповцев образовалось «часовенное» направ­ление. Наиболее малочисленные общины «часовенных» были в с. Нижнеиргинском, на Саранинском заводе, а также есть часовни в Барабе (микрорайон Красноуфимска), с. Сажино Артинского района, с. Чатлык Красноуфимского района. Это, по моим ар­хивным данным, говорит о наличии их пос­ледователей более века назад. Моления у них проводились в часовнях уставщиками (на­четчиками, «учеными»). «Часовенные» при­знавали из таинств крещение, исповедание и причащение. Признавались браки с благо­словения родителей при пении молитв ус­тавщиком. Большое распространение у них имело «пустынничество» (отшельничество), отсюда и соответствующие фамилии. Инте­ресно, что «часовенные» представлены только в пределах двух районов нашей области.

Автор считает, что он охватил только ряд согласий бес­поповщины, которые имели место в наших краях каких-то 100 лет назад. Надо сказать и о «поповском» толке, так как это направление представлено крупной старообрядческой общиной с центром в с. Присталь Артинского района.

«Поповцы» представляли собой наиболее умеренные круги старообрядцев: они признавали законность госу­дарственной власти, считали официальную церковь ере­сью, имели своих священников.

По своей структуре «поповцы» делятся (результат разно­гласий на богословской основе) на беглопоповцев (среди них Дьконово согласие с начала 18 века, Лужково согласие с начала 19 века) с центром в г. Новозыбкове Брянской области, на белокриницкую иерархию (с 1846 г. - в австрийской Галиции), на Беловодскую иерархию (с 70-х г. 19 века, в начале 20-х г. 20 века распалась по знаменитой легендео Беловодье), на Старообрядческую архиепископию Московскую и всея Руси.

Будет хорошо, если знатоки этой темы, осо­бенно указанных заводских поселков, про­должат ее, делая акцент на обрядовых, бытовых укладах их единоверцев, истории их по­явления на уральской земле, так как длительный период безбожья образовал раз­рыв в памяти их потомков, что можно восполнить лишь благодаря редким энтузиастам, которые должны обнаружиться среди чита­телей этого издания.

В. Ганькин

Ганькин В. Кто они - местные старообрядцы/ В. Ганькин  // Городок. - 2002. - N 17. - С. 2; N 18. - С. 2.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

перед эти кодом