Коренные жители нашего края

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Часто мы слышим «исконный уралец», «коренной красноуфимец» и т.п., хотя знаем, что те же башкиры, татары, русские, марийцы, удмурты живут на юго-западе области каких-то несколько сотен лет. А были ли обитаемы эти земли до прихода этих народов? Были - и этим коренным народом были вогулы, так называли манси в период Российской империи, когда наряду с титульной нацией - великороссами - были народы второго плана, так называемые «инородцы».

На географической карте Урала до сих пор сохранились названия рек, поселений с таким названием «Вогулка»: из энциклопедии Ефрона-Брокгауза «Вогулка» - несколько речек в Красноуфимском уезде, левый приток реки Сылвы; в Чердынском уезде - левый приток реки Еловки; в Екатеринбургском уезде на даче Верхне-Тагильского завода; в Верхотурском уезде - стекает с вершин Денежкиного камня.

Манси (вогулы) - народ угро-финской группы языков, они по языку близки с хантами (остяками) и венграми. Ни один народ не приобрел такой известности в науке, вследствие их близкого родства с венграми. Когда-то в древности они заселяли территорию на Север от реки Яик (Урал), позже были вытеснены воинственными кочевыми племенами.

О вогулах писал еще Нестор в «Повести временных лет»: «Югра-народ, говорящий непонятно, и живет в соседстве с самоядью в северных странах». Югрой тогда называли предков манси (вогулов), а самоядью - ненцев.

Второе упоминание в письменных источниках о манси относится к 1396 году, когда в Пермь Великую стали совершать военные походы новгородцы.

Русская экспансия встретила активное сопротивление: в 1465 году вогульские князья Асыка с сыном Юмшаном совершили поход на берега Вычегды; в том же году была организована царем Иваном IIIкарательная экспедиция Устюжанина Василия Скрябы; в 1483 году такие же разорения пришли с полками воевод Федора Курского - Черного и Салтыка Травина; в 1499 году под началом Семена Курбского, Петра Ушакова, Василия Заболоцкого-Бражника. В 1581 году вогулы напали на строгановские города, а в 1582 году подступили под Чердынь; активные очаги сопротивления были подавлены в 17 веке.

Параллельно шла христианизация вогулов; они были впервые крещены в 1714 году, повторно - в 1732 году, позже - даже в 1751 году.

Со времен «усмирения» коренных жителей Урала - манси они были приведены в ясашное состояние и подчинялись Кабинету Его Императорского Величества: «уплачивали в казну один ясак лисицами (2 штуки), взамен чего им разрешалось пользоваться пахотными и сенокосными угодиями, а также лесом, они охотились уже без особой на то платы в казну; освобождены от рекрутской повинности».

Позже эти «вольности» были усечены: с 1874 года вогулы подлежали воинской повинности, с 1835 года стали платить подушную подать, позже стали выполнять и земские повинности.

Вогулы вели частью оседлый образ жизни, частью - кочевой. Первые имели жилища в виде бревенчатой прямоугольной юрты с земляным полом, плоской крышей, покрытой расколотыми бревнами и берестой. Кочевые летом жили в конических чумах, а зимовали в шалашах в виде усеченных пирамид или в юртах с очагом посередине и дымовым отверстием в крыше.

Манси были прирожденными охотниками. На местах их временных остановок ими устраивались берестяные юрты или шалаши. «Они живут тем, что добывают луком и стрелой. Лучшей дичью считаются лоси, которые пасутся стадами, одеваются исключительно шкурами, упражняются в скотоводстве, но хлебопашества почти совсем не производят, занимаются звериной ловлею для оплачивания ясака, собираемого с них лосиными, оленьими и другими звериными шкурами, а иногда по неулову их и деньгами». Новые хозяева Урала - заводчики, заставляли их, далеких от дикой эксплуатации, заниматься рубкой дров и жжением угольных куч при Кыновском, Сылвинском и Серебрянском заводах.

Типичный портрет вогула: «Главное домашнее животное - охотничья собака, без нее, как и без топора и ружья, вогулы не выходят из дома».

Несмотря на то, что они были насильственно обращены в христианство, в быту у них стойко сохранялись древние языческие верования: «Идолов своих ставили они в каменных ущельях и пещерах, на высоких и крутых каменных горах, также на высоких деревьях. В жертву приносили они разных, ловимых ими зверей, домашних животных, которых вогулы давно уже имели, как то: лошадей, овец и коз, также всех родов птиц, медь, пиво и хлебное вино».

Манси всегда относились к малочисленным народам. Места их обитания разбросаны были всегда, поэтому подразделяли их на пять изолированных друг от друга групп: верхотурскую (лозьвинскую), чер-дынскую (вишерскую), кунгурскукк (чусовскую), красноуфимскую (кле-новско-бисертскую), ирбитскую.

Более ста лет назад в Красноуфимском уезде была проведена подворная перепись и, благодаря этому обстоятельству, есть материал о вогулах Кленовской волости, которые были в ясашном положении, но во многом обрусели: «При брачных союзах с русскими быстро утраивают племенной тип. Происшедшее от таких союзов потомство - люди трудолюбивые, смышленые, иногда очень красивые.

Женятся по большей части на девках русских крестьян, отчего столько переменились, что ничего отменного от русского крестьянина не имеют».

Местные вогулы знали о своих корнях: «Родоначальник вогул, не поладив что-то с Коитугановскими татарами, ушел от них в Верхотурский уезд и там в 1714 году принял святое крещение и назван был Федором Ко-пыловым».

Указываются, какие фамилии носят: «Есть вогулы с другими фамилиями - Накоряковы, Бердниковы, Кочневы, Чистяковы, Феденевьг». Оказывется, что прадеды у некоторых из них были приемышами у вогул; позже дед одного из Феденевых нанял вогула за себя в рекруты (не правда ли, каков парадокс, каковы нравы).

Есть такое сравнение: «Нынче вогул ничем не отличается от русских». На самом же деле и влияние русской культуры нередко дает отрицательные результаты - они попадают в кабалу, приучаются к пьянству, беднеют и вымирают; при охотничьей добыче у манси, в первую очередь, использовалась система кредита, в результате такого беззастенчивого грабежа коренные жители, как правило, оказывались в безвыходном долгу у русских барышников.

Говорится о государственных обязанностях: «Подати (денежные) рассчитывают по душам и каждый хозяин платит за столько душ, на сколько принял земли при делении ее (по указу от 4 мая 1728 года ограничен по 30 десятин на душу). Ясак платили в казну лисицами на 24 рубля 40 копеек в год. Ясаком облагались все мужчины с 16 лет по 60».

Земельный надел имели отдельно от государственных крестьян вместе с вогульскими выселками.

Уездная земельная управа делило вогул на два общества - Кленовское и Накоряковское: «Землею вогулы владеют чересполосно с русскими крестьянами. Эта чересполосица неудобна и при нарезании им надела: так у вогул села Кленовского надел находится в 72 местах. В наделе крестьян Кленовского общества числится в количестве 1229,8 десятин удельной земли и земли вогул селений -Кленовского, Морозовой, Ольхов-ки, Половинки, выселок-Якимов-ских и Игнатьев, а в наделе Нако-ряковского общества в количестве 689,7 десятин земли вогул Нако-ряковой и Упен. Земля в д. Тали-цапока еще не ограничена и пользуются ею они вместе с государственными крестьянами той же деревни».

Живя в деревнях вместе с марийцамии русскими, вогулы сохраняли свои древние занятия, в первую очередь, охоту, поэтому были такие ограничения: на каждого домохозяина бесплатно отпускались по 2 бревна, 20 жердей, 20 кольев, 2 кубометра саженных дров и 1/4 кубов саженного липового и березового хвороста».

Им земля была поделена по душам только как удворная пашня, хотя значительная часть этой земли лежала пустошами.

Приводятся данные о численности вогул: «По сведениям волостного правления ревизских душ в двух вогульских обществах считается 113 мужского пола, 109 - женского. Наличных в 1892 году коренных вогул - фамилии Копыловых 97 мужчин и 91 женщина; других фамилий 107 мужчин и 107 женщин; всего 204 и 208 женщин. Конкретно по селениям вогул было в Красноярском - 17 человек (8-9), Кленовском - 143 (68-75), Талице - 93 (42-51), Половинке (Еманче) - 8 (4-4), Морозовой - 37 (19-18), Якимовском - 7 (4-3), Ольховке - 8 (4-4), Накоряковой - 70 (33-37), Упее - 8 (4-4).

Наверняка, корни этого народа за эти сто с лишним лет растворились в смешанных браках, хотя, думаю, что их потомки живут в существующих селениях Нижнесергинского района. Для них, кого можно назвать подлинными коренными жителями нашего края, написана эта статья.

Автор полагает, что Юртовская гора в Красноуфимске, возможно, была постоянным местом охотничьей стоянки местных манси, а затем это название приняли новопоселенцы - башкиры и много позже - русские.

Валерий Ганькин

Литература:

1. Хозяйственное описание Пермской губернии ч. II. Пермь, 1804г.

2. Энциклопедические словари: Южакова - Милютина, Эфрона -Брокгауза.

3. Г. Чагин «Народы и культура Урала», Пермь, 1995г.

4. История Урала.

Ганькин В. Коренные жители нашего края //Городок. - Красноуфимск, 2004. -№ 5. - С. 6; № 6. - С. 6.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом