Персоналии

 
 

Библиотечные страницы

16 ноября исполнилось бы 80 лет уроженцу деревни Подгорной Василию Федоровичу Тулину. Незаурядность этого человека его друзья и поклонники понимали при жизни, не потускнел его образ и через 10 лет после ухода в мир иной...

Фронтовик, поэт, журналист - обычно представляли своего гостя В. Ф. Тулина организаторы творческих встреч с ним. А я расскажу о встречах иных, неорганизованных...

В свое время, в начале семидесятых годов теперь уже прошлого столетия, довелось мне поработать в редакции ачитской газеты. Однажды услышал доносящийся из кабинета редактора громкий голос, затем раскатистый хохот, а вскоре увидел выходящего из кабинета посетителя - рослого желто-волосого мужчину с орденскими колодками на светлом в клеточку пиджаке. Он сам зашел ко мне, чтобы «познакомиться с земляком». Оказалось, что мы не только из одного района - Красноуфимского, но и наши деревни: его Подгорная и мой Чатлык - соседствуют. И с тех пор наше общение стало регулярным и неизменно дружеским. Он обычно приносил в газету свои стихи, рассказы или ходатайствовал за чьи-нибудь творческие опыты. А уж байки, анекдоты, хохмочки из него так и сыпались. Понятно, появление Тулина останавливало всякую писанину, народ сбивался в какой-нибудь кабинет, и пошло-поехало веселье да приколы. Редактор А. Ф. Аликин обычно пытался как-то вернуть сотрудников в рабочую обстановку, но вскоре сам нахохатывал и травил байки не хуже гостя.

В красноуфимской газете, куда я вскоре перешел, Василий Федорович тоже был частым гостем, по-свойски общался с редактором В. Г. Потыриным и другими журналистами, а меня «по-землячески» сделал своим, как сейчас говорят, импрессарио: просто посылал письма со стихами и рассказами на мое имя с просьбой поместить «не откладывая в долгий ящик». Мне его творения нравились, редактор тоже был благосклонен, поэтому каких-то особых проблем с публикацией не было. В 70-80-е годы газета «Вперед» напечатала множество его стихов и рассказов. Конечно, не все, что он присылал, - иные редактор браковал или просил переделать, что не всегда Тулину нравилось. Спорили они, даже ссорились бывало, но быстро мирились. Все-таки состояли в одном творческом Союзе журналистов, на межрайонных летучках общались. А я в общении с Василием Федоровичем открывал все новые грани его личности.

Боец

... Как-то приехал я в Ачит для встречи с Тулиным по журналистским делам. Уладив их, пошли в универмаг. И надо же: какая-то троица местных «уркаганов», как их потом обозвал Василий Федорович, попросила «закурить». Да таким тоном, что Тулин не очень-то ласково посоветовал им губы от молока сперва вытереть. Те вроде отстали, Тулин притормозил у газетного киоска, а я заскочил в универмаг. Нужной вещи не оказалось, и когда я вышел, Василий Федорович уже... бился с теми тремя. Вернее, с оставшимися двумя - один корчился на земле. Другому как раз при моем появлении он крепко саданул по животу, тот согнулся - и, получив смачного пинка под зад, тоже сунулся мордой в пыльные лопухи. Третий испуганно пятился, а потом задал стрекача... «Еще ножичком захотели напугать, - пояснил мне седовласый боец. - Да я на фронте с такими фрицами-амбалами врукопашную схватывался - этим уркам не чета...»

Любимец

Однажды на занятии литературного группы мы узнали, что Василий Федорович работает управляющим Краснополянским отделением Криулинского совхоза. Шла жатва, и мы поехали в села собирать материал. По пути завернули с тракта в Красную Поляну, нашли «резиденцию» управляющего. Тот растерялся: «Ребята, вы бы хоть предупредили, я бы стол накрыл... Сам-то с мужиками на полевых станах перекушу - и ладно, в доме ничего не держу, да и сухой закон в деревне объявил...»

Подробнее: Несколько встреч...

29 ноября текущего года в Александровской средней школе прошли первые «Тулинские чтения», посвященные 80-летию со дня рождения поэта-фронтовика Василия Федоровича Тулина, организованные руководителем школьного музея Н.Д.Мироновой. Со сцены звучали стихи, написанные Василием Федоровичем, и песни, созданные по ним.

Сотрудничая с районной газетой, тогда еще «Путь Октября», познакомился и я с Василием Федоровичем Тулиным. При сборе материала он задавал собеседникам совсем немного обоснованных вопросов и, сделав минимум записей в своем блокноте, готовил затем добротный газетный материал. Об этом я и рассказал на «Тулинских чтениях», отметив и то, что Василий Федорович имел литературный псевдоним - Имчаков, а слово имчак в разговорном татарском языке означает грудь или титьку. Тулин говорил, что это по Титечным горам, возвышающимся вблизи его селения, ныне прозванным Пугачевскими сопками. Так записано о псевдониме и в его билете члена Союза журналистов СССР, находящемся в фондах Красноуфимского краеведческого музея. Еще к своему воспоминанию о нем я добавил,

что Василий Федорович отрицательно воспринял кинофильм «Собачье сердце» по произведению М.А. Булгакова. Он также при беседах говорил, что хотел бы подробнее написать о местных помещиках Голубцовых, да все ему было некогда. Изучение же мною Голубцовской темы приводило меня и в музей Александровской средней школы.

Память о Василии Федоровиче Тулине жива в сердцах знавших его людей, и «Тулинские чтения» намечается проводить ежегодно.

А.Трофимов, член Общества уральских краеведов.

// Новый путь (Ачит). – 2002.- 11 дек.

Богат Урал талантливыми людьми: художниками, писателями, поэтами. И мы гордимся, что один из них - поэт Василий Федорович Тулин - наш земляк.

Родился Василий Федорович 16 ноября 1922 года в семье Федора Павловича и Александры Ермолаевны Тулиных. Рос он обыкновенным мальчиком. Учился сначала в Подгорновской начальной, а затем Александровской семилетней школах. В 1939 году окончил Красноуфимскую школу ФЗУ по специальности слесарь-паровозник. В этом же году отец посоветовал ему учиться дальше, и Василий поступает в Свердловскую юридическую школу, которую окончил в мае 1941 года и был направлен следователем прокуратуры в г. Кунгур. А через месяц грянула война.

17 июля 1941 года восемнадцатилетним добровольцем Василий ушел на фронт в составе Уральского добровольческого политбатальона. Кypcобучения одиночного бойца проходили при Лепельском военно-пехотном училище, которое из Белоруссии к тому времени было эвакуировано в Череповец. Все политбойцы, имеющие высшее и среднее образование, но не старше 27 лет, были зачислены на ускоренный курс училища. В декабре 1941 года Василий окончил училище и ушел на фронт в звании лейтенанта. Воевал в составе артиллерийского батальона, пройдя по дорогам войны большой путь, освобождая землю русскую от фашистов. Кириши-Новгород-Дно-Порохов-Остров-Чудово. Под Чудово батальон получает почетное звание 260-й Чудовской.

Три ранения, контузия, 2 ордена Отечественной войны 2-й степени и Красной Звезды, 9 медалей. Скупые данные, но за ними стоят километры дорог, потеря друзей и товарищей, ожесточенные схватки с врагом. В 1944 году батальон перебрасывают сначала в Мурманск, потом в местечко Педсало (Финляндия). День Победы застал Василия Федоровича в норвежском городе Киркинесе. Это уже не тот 18-летний парнишка, рвавшийся на фронт в 41-м, а умудренный опытом боевой командир в звании майора. В 1944 году появились и его первые стихи. Они вырвались из души вместе с ненавистью к врагу, с тоской по родному дому:

Мы лишь в разлуке
                 познаем
Тоску о крае, где
                  родился.
И ждем, чтоб нам
           родимый дом
Хотя б во сне разок
                 приснился...

В нашем музее сохранилась запись «Я в деревне живу» от 22.11.1978 года:

Подробнее: Бьется сердце в стихах

Биографии ребят моего поколения похожи друг на друга, и моя - ничем особенным не отличается от тысяч других.

Родился 16 ноября 1922 года в деревне Подгорной. В мае 1941 года окончил Свердловскую юридическую школу и был направлен на работу следователем прокуратуры г. Кунгура.

17 июля того же года ушел добровольцем на фронт в составе Уральского добровольческого политбатальона. Но на передовую сразу не попал. Меня зачислили курсантом в военно-пехотное училище на ускоренный курс. В декабре 41-го окончил училище с присвоением звания лейтенант. С декабря 41 года до конца войны был на передовой. Командовал взводом, ротой, а с июня 42-го - батальоном. Воинское звание - майор.

Был трижды ранен и один раз тяжело контужен. Награжден орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды, медалями: «За оборону Ленинграда», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией», «20 лет победы над Германией» и «Пятьдесят лет Вооруженных сил», почетным знаком «Ополчение Ленинграда», знаком «Участник Великой Отечественной войны».

Воевал на фронтах: Ленинградском, Волховском, 3-м Прибалтийском и Карельском. Член Союза журналистов.

Батальон принял в бою

Когда я уходил на войну, то, конечно, не допускал мысли, что мне доверят командовать взводом или ротой, а тем более батальоном, в котором 700-800 бойцов. Пошел я солдатом-добровольцем, да так и думал им оставаться. Боялся только, что опоздаю на войну, и она кончится без меня. В восемнадцать лет и такие опасения приходят в голову.

После окончания военно-пехотного училища, куда меня зачислили в приказном порядке, несмотря на мое упорное нежелание, в декабре 41-го попал в 146-й стрелковый полк 44-й стрелковой дивизии и был назначен командиром взвода 50-миллиметровых ротных минометов.

Подробнее: Юрист. Солдат. Журналист

«Дни мои! Безвозвратно ушедшие в прошлое, милые, вы неожиданными порывами волнуете сердце!

Я вижу вас, оглядываясь назад, и чем выше поднимаюсь к вершине жизни моей, вы все дальше уходите от меня, растворяясь в тумане глубин. А будет время, когда я перевалю вершину, и вы навсегда скроетесь от меня.

И простите меня, дни мои, я прожил вас, быть может, не всегда толково, но в моем сердце нет угрызения совести. Я всегда делал только то, что мог, что было в моих силах». Это строки из дневниковых записей 1947-го года нашего земляка Леонида Александрова-журналиста, писателя и просто замечательного человека. К сожалению, только часть (и, может быть, не самая значительная) его произведений увидела свет. Осталось многое так и не опубликованное - дневники, письма, заметки по поводу, афоризмы. И о чём бы в них речь ни шла, главная мысль, порой высказанная, а порой и читаемая между строк: «Несмотря на все «свинцовые мерзости жизни» будь всегда Человеком». Хотя возможности газеты довольно ограничены, тем не менее мы постараемся познакомить читателей с этими, ещё неизвестными, но по достоинству заслуживающими внимания, гранями творчества писателя Леонида Александрова.

Год 1947-й

Вечер. День прошел в счастливом воодушевлении. Я опять полон сил, хотя еле доплелся домой, но все же улыбающийся, веселый. Вот что значит получить письмо от любимой.

И ответил ей сразу же.

Подробнее: Ни убавить, ни прибавить

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ