Девять жизней "Уральского Жюля Верна"

ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

Первым уральцем, пытавшимся посвятить себя, свое творчество научной фантастике, стал Иван Григорьевич Ряпасов, уроженец Натальинского стекольного завода близ Красноуфимска. Он родился 5 июня 1885 года в семье мастера-стекловара. Вместе с этим человеком родилось своеобразное нечто, возможно, имевшее характер мистический. Феноменальная живучесть позволяет предположить, что писателю было дано, как кошке, девять жизней: контуры их просматриваются в фактах биографии. Возможно, изначальное злосчастье Ивана Ряпасова было настолько неистребимо, что не давало погибнуть своему физическому носителю. Творческое наследие Ряпасова сегодня не имеет наследников.

Ряпасов, как все необычные дети, с рождения инфицированные будущей судьбой, рано выучился читать. Его любимыми книгами, что симптоматично, стали романы Жюля Верна. Памяти великого француза была посвящена первая статья молодого журналиста в екатеринбургской газете "Урал". Там в 1905 году началась карьера Ряпасова и первая, пока еще вполне нормальная жизнь. Молодой Ряпасов был плодовит: писал о добыче меди и изумрудов, о митингах и погромах, о проекте канала между Камой и Печорой. Однако работа репортера не доставляла достаточных средств. В 1906 году ему подошло время призываться в армию, но медицинское освидетельствование признало его негодным к службе по причине слабого здоровья. В 1907 году Ряпасов женился. А вскоре судьба нанесла ему предупредительный удар: закрылась газета "Урал". До декабря Ряпасов перебивался кое-как в "Уральской жизни", но там его печатали мало.

Поиски работы привели молодого журналиста в Пермь, где он стал секретарем редакции "Пермских губернских ведомостей". Вторая жизнь обозначила себя почти буквально: родился сын. Все как будто стало налаживаться. Но у жены Ряпасова вдруг обнаружили туберкулез, и вскоре она умерла. Трехмесячный ребенок, порученный заботам бабушки, погиб по недосмотру. Так завершился второй круг этой невероятной судьбы.

Пытаясь забыться, Ряпасов много работал. Постепенно журналистские труды переросли в писательские: 15 мая 1912 года Ряпасов начал фантастический роман "Неведомый город". Даже тиф, валивший куда более крепких людей, не прервал труда неофита: 12 декабря того же года роман был завершен. Свое первое крупное произведение Ряпасов предложил журналу "Природа и люди" и, естественно, получил отказ. Рукопись мыкалась по многим издательствам и редакциям, отказы сыпались один за другим. Бывало, что рукопись теряли. Но автор, злосчастный и живучий, опять ее восстанавливал. Наконец, случилось так, что незадачливый Ряпасов, никогда никому не отказывавший в поддержке, поручился по векселю в 200 рублей за сослуживца, знакомого еще по Екатеринбургу. Разумеется, сослуживец скрылся, оставив доброго Ряпасова расхлебывать последствия. Чтобы расплатиться с долгами, фантасту пришлось распродать свое имущество. Налегке, по совету врачей, он отправился подлечиться в Сочи.

Там Ряпасов попытался начать новую жизнь, уже четвертую по счету. Он опять женился и начал писать продолжение "Неведомого города" - "Наследство Блома". Предпринимал он и поездки в столицы с целью "пробить" свое произведение. Поездки давали обратный эффект: узнав, что роман принадлежит перу провинциального журналиста, издатели возвращали рукопись, даже не раскрывая. Отчаявшийся фантаст строил планы самоубийства и одновременно - планы спасения газеты "Эхо", влачившей жалкое существование в приазовском городке Бердянске. Ряпасов пытался найти работу в Батуме, но вместо денег привез оттуда бесплатную малярию.

Наконец, на заре пятой жизни фантаста, роман "Неведомый город" приняло петербургское издательство Стасюлевича. Ряпасову пришлось сменить название романа ("Гроза мира", по мнению издателей, звучало лучше). Сюжет книги был вполне в духе Жюля Верна: памирская экспедиция инженера Березина, заблудившись, обнаружила засекреченный город великого физика Блома, где разрабатывалось оружие к предстоящей англо-германской войне.

Так как издатели вполне разделяли любовь автора к Жюлю Верну, то Ряпасов вынужден был взять французский псевдоним (И. де-Рок), а также согласиться на выплату гонорара в 1000 рублей частями. Книга увидела свет в 1914 году. Она получила хорошую прессу, в газетах появились доброжелательные рецензии. Однако мировая война, предсказанная в романе, не заставила себя ждать.

Ряпасов, вчистую освобожденный от призыва и уже больной туберкулезом, вновь лечится на Кавказе.

Его газета "Эхо" тем временем обанкротилась. Стойкий Ряпасов, оставшись без работы, дописывает роман "Наследство Блома" и весной 1915 года посылает рукопись в Петроград, Стасюлевичу. Но к тому времени издатель уже умер (возможно, заразившись от Ряпасова его несчастьями), фирма оказалась ликвидирована, и рукопись растворилась без следа. После бесплодных поисков журналистского заработка в Екатеринославе и Симферополе Ряпасов возвращается в родные "Пермские губернские ведомости".

Шестая жизнь писателя ознаменовалась публикацией многих фантастических рассказов. Произведения Ряпасова все чаще и чаще появляются на страницах "Мира приключений", "Эха", "Утра Кавказа". Это высыпание странно совпало с годами Первой мировой войны: 1914 - 1917. А в конце 1916 года и "Пермских губернских новостях" начинается публикация третьей книги о инженере Березине и его друзьях, которая называлась "Пираты XX века". Первая мировая стала ареной невероятных приключений героев. Приключения и публикация продолжались вплоть до 2 марта 1917 года. Революционные события в России положили этому конец.

Седьмая жизнь фантаста оказалась окутана тайной. Летом 1917 года он уехал во Владикавказ редактировать газету и пропал на много лет. Поиски родственников были тщетны. Наконец, семья пришла к печальному выводу, что Иван Григорьевич погиб: слабое здоровье писателя не оставляло особых надежд. Но Ряпасов был жив и находился в Ставрополе. Он работал в городской управе, в совнархозе, секретарем полиграфического предприятия. Потом желтуха лишила его заработка и службы. Смерть все-таки провела с фантастом свою "репетицию": вместе с группой пассажиров одного злополучного поезда он был схвачен революционными матросами и приговорен к "расстрелу". По дороге к месту казни все "осужденные" были освобождены комендантом города.

Ряпасов, усмотрев в случившемся высший промысел, сделался верующим, религиозным аскетом. В годы гражданской войны он потерял жену и жил бобылем. Восьмая жизнь, так же, как и предыдущие, пестрила переменами службы: заведующий книжным отделом магазина, хранитель архива, корреспондент газеты "Голос Юга", школьный учитель... Изредка в местной печати появлялись статьи Ряпасова. Его историко-географическая хрестоматия Северного Кавказа была одобрена Госиздатом. Надо ли добавлять, что хрестоматия никогда не увидела свет?

Последняя статья Ряпасова рассказывала о развалинах древней столицы хазар, города Маджары на Куме. Чуткая судьба немедленно откликнулась на тему земляных работ. Осенью 1941 года, мобилизованный рыть окопы под Ставрополем, Ряпасов подхватил воспаление легких. Болезнь тянулась долго. Город оккупировали немецкие войска. На этот раз на земляные работы Ряпасова мобилизовали фашисты. Затем, вместе с другими мобилизованными, пожилого журналиста угнали на Украину, в Польшу, в Чехию, в Австрию. Тяжкий подневольный труд и жизнь впроголодь не убили фантаста, потому что его неистребимое злосчастье было при нем. В 1945 году Ряпасов вернулся на родину.

Теперь у него оставалась только одна, девятая жизнь. Продолжительность ее определил суд: в 1949 году "за сотрудничество с врагом" шестидесятичетырехлетний Ряпасов был приговорен к 25 годам лагерей. Иссохший, сгорбленный старик со ржавой бородкой клинышком никому не казался способным использовать столь щедрый "подарок". Он и не использовал. Освобожденный в 1954 году актюбинским судом, он получил место в доме инвалидов Черкасской области. И тут его наконец отыскали родные: брат Павел и сестра Ольга. Все, как говорится, кончилось хорошо. Именно кончилось: 3 сентября 1955 года Ивана Григорьевича Ряпасова не стало.

Его рассказы и романы разбросаны, точнее, погребены в периодике. Собрать их и переиздать лучшие - вполне реальное дело. Только вот какой издатель на это решится?

Игорь Чебаненко

Книжный клуб (Екатеринбург).- 1998.- № 12 (78).- март.- С. 6, 8.

Источник: История фэндома

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube