ruenfrdeelitptsres

Второе письмо  И.П.Хамзину

Надеюсь, не обижу Вас, Иван Павлович, если укажу на ошибки, которые вы допустили, пытаясь расшифровать происхождение некоторых географических  названий. Не в результатах, выводах, трактовке (хотя  они  почти все неверны), а в методах. Вы пользовались неверными методами, исходили из неверных предпосылок и потому пришли к ошибочным выводам.

Но сначала признаюсь, что и сам не знаю истинных значений тех названий, которые Вы упоминаете. Я занимаюсь этим целом более двадцати лет, но, прежде чем приступить к нему, удостоверился, что никто до меня его не сделал. Было бы трагедией после многих лет работы узнать, что ее давно уж  проделал кто-то другой.

Связался со специалистами Свердловска, Казани, Башкирии, не занимался  ли кто-нибудь из них топонимикой в наших краях, нет ли печатных работ.   Оказалось, нет. Начал. О результатах работы докладывал на топонимических семинарах при Свердловском госуниверситете.

Доклады обсуждались, некоторые из них были напечатаны в «Ученых записках», и никто не упрекнул меня в том, что я не ссылаюсь на такого-то автора, не ознакомился с такими-то работами. Думаю, их в то время не было. Последние годы, правда, я утерял связь с университетом, но вряд ли за это время произошли изменения.

Я знаком был с планами свердловских топонимистов на ближайшие годы, никаких экспедиций в наши края не планировалось. Бывали, правда, специалисты из Ижевска, искали следы проживания одо, они нашли меня через газету «Вперед», я был с ними в переписке. Поэтому можно сказать, что никто не знает истинного значения тех названий, о которых Вы упоминаете. И при всем при этом отчетливо вижу Ваши методологические ошибки, которые и привели к ошибочным выводам.

Они были не первыми

По-вашему получается, что марийцы по пути в наши края прошли быстро Башкирию, почти нигде не задерживаясь, не вступая в контакты с местным населением, не расспрашивая о дороге, которая их ждет впереди и т. д. Осели в диких местах, где не ступала нога человека, где все реки, речки,  ручьи, озера, горы были безымянными, и принялись придумывать им названия  (конечно же, марийские). Но ведь широко известно, что марийцы, о которых идет речь, сели, как тогда говорили, на башкирскую землю, часто по договору, по записям. В договорных документах подробно описывались границы земельных угодий, межи. А ими служили названия рек, речек, логов, гор. Эти документы имеются в архиве. Марийцы пользовались на первых порах местными, чужими для них названиями.

Подробнее: Топонимика: муки и радости поиска

Изучение топонимики юго-западной части Свердловской области (бывший Красноуфимский уезд) началось в 1967 году. За истекшее время было проанализировано около 200 листов топографических карт, планшетов лесничеств, планов селений от 1876-81 и 1927 гг., несколько сот документов Пермского госархива, большое количество книг и других источников, опрошено более 100 местных жителей. При сборе и первичной обработке материала используются инструкции и методика, разработанные кафедрой русского языка и общего языкознания УрГУ[1].

Собранный материал зафиксирован в нескольких картотеках:

1). Основная картотека, которая содержит 2300 современных топонимов, в том числе примерно 1000 названий населенных пунктов и их частей, 400 - названий рек;

2). Картотека топонимов, известных только по архивным документам (более 100 названий);

3). Картотека географических терминов (около 40 слов);

4). Картотека коллективных и групповых прозвищ местных жителей. Хотя обработка материала только начинается, уже можно сделать некоторые обобщения. Прежде всего, обращает на себя внимание значительное количество нерусских топонимов. Например, в сфере гидронимики русские названия имеют маленькие речушки, а крупные реки носят нерусские наименования. Среди названий населенных пунктов русских топонимов примерно половина. 200-300 лет назад русских названий на изучаемой территории было гораздо меньше. В документах того времени (дарственные грамоты, купчие крепости, документы по разделу земель и т.д.), в которых довольно подробно описываются межи, русские названия встречаются очень редко. Это, в частности удалось проследить на территории современного Ачитского и бывшего Сажинского районов. Часть нерусских названий исчезла и заменена русскими, другие сохранились, но изменились настолько, что их невозможно узнать. Haпpимер, в реку Уфу с правой стороны, ниже деревни Рахмангулово, впадает небольшая речушка Торгаш. В документах 1745 года ее называют Сергаш, иногда Тергаш[2].

Разница между современным произношением топонима и его написанием в прошлом всегда тщательно фиксируется. Так, река Артя, левый приток Уфы, в прошлом иногда писалась Арта: «при впаде р. Арты в Уфу», «за Артой[3]».

Особенно интересны старые названия рек Сарана, Capc, Бисерть. В документах 1665-1676 гг. река Сарана называлась Саргана, Сарганда, а р. Сарс - Caрсана[4].  Там же можно встретить выражение «capганские татары». В других документах того времени Сарана иногда называлась Caprа.[5] Саргой же именовалась речка, называемая ныне Саргая. Примечательно, что на изучаемой территории в настоящее время зарегистрировано в разных местах 5 рек, носящих название Сарга.

Подробнее: Об изучении топонимики юго-западной части Свердловской области

В 1967 году сотрудники Красноуфимского краеведческого музея под руководством доцента Уральского государственного университета А. К. Матвеева изучали географические названия юго-западной части Свердловской области.

Интересно, что среди собранных географических имен (топонимов) встречается большое количество нерусских. Из четырехсот названий рек русских меньше ста, остальные — башкирские, татарские, марийские. Это и понятно: названия рек возникли до прихода в этот край русского населения.

В названиях населенных пунктов соотношение несколько другое: примерно половина русских и половина нерусских. В прошлом оно было иным: в «Российском атласе, из 44 карт состоящем и на сорок два наместничества империю разделяющем» (издан в 1792 году), на территории Красноуфимского уезда из пятидесяти шести населенных пунктов только пятнадцать носили русское название. Причем, большинство из них расположено севернее реки Уфы. Этот факт подтверждает мысль о том, что заселение нашего края русскими проходило с севера, со стороны Кунгура. Самые старые русские населенные пункты — Красносоколье, существовавшее с 1649 года, Афанасьевское и Кленовское.

Как правило, топонимы очень устойчивы. Часто бывает, что уже давно исчез сам объект, а название его все еще существует. Это свойство географических названий дает нам возможность судить о хозяйственной деятельности людей в прошлом, восстановить географию растительного мира... Так, названия урочищ — Томилки, Рудники, Старательские места — напоминают о существовании в нашем крае железоделательного производства. А такие названия, как Спорный лог, Спорная гора, Межевая река, Межевой лог, Козлов угол, Кузнецовский отруб, рассказывают нам о формах владения землей.

Бывает и так, что один и тот же объект сменил несколько названий. Так, в реку Уфу впадает небольшая речушка. Сначала она называлась Сергаш, в середине прошлого века и Сергаш и Тергаш, а теперь называют ее Торгаш, а деревню, стоящую на ней, Усть-Торгаш.

Подробнее: Топонимы Красноуфимского края

Видимо, никто не сможет сказать, сколько всего существует русских фамилий. Называют и несколько сот тысяч, и несколько миллионов. Не знают не только потому, что далеко не все еще собраны в нашей огромной стране, не все обработаны. Неясно, какие фамилии считать русскими. Все те, какие носят люди, считающие себя русскими? Нельзя. Среди них немало с нерусскими фамилиями. И, наоборот, много лиц других национальностей носят русские фамилии,

Брать только те, которые произошли от слов с чисто русской основой? Но тогда придется исключить почти все фамилии, образованные от личных церковных имен и от множества других заимствованных слов (Арбузов, Булатов, Кедров, Собакин…)

Может быть, обращать внимание на состав слова? Иногда это действительно помогает. Ковалев, Коваленко, Ковальчук, Ковальчик. Мы чувствуем (реже можем объяснить почему), что Ковалев — наша, русская фамилия. Но и тут можно ошибиться. Анкудинов, Мухитдинов, Насретдинов, Шамсутдинов… по внешнему виду кажутся одинаковыми. Но первая фамилия произошла от церковного календарного имени Акиндин (греческое «безопасный»). Остальные тюркского происхождения. Словом, какие фамилии считать русскими — одна из нерешенных научных проблем.

И все-таки я решился подсчитать, сколько русских фамилий зарегистрирована в картотеке Красноуфимского паспортного стола (на май 1991 года). Получилось более 4500. Их носят (или носили) 70300 человек, не считая лиц моложе 16 лет. Происхождение 3500 фамилий удалось установить.

4500 — капля от общего числа, но и этого достаточно, чтобы озадачить даже специалиста. Обязательно найдется несколько фамилий, происхождение которых он не сможет объяснить. Поэтому неизбежны ошибки и в моих рассуждениях, но они не изменят общей картины,

Фамилию можно определить как наследственное «семейное имя», передаваемое от поколения к поколению, Это могло быть церковное (крестильное) имя предка или мирское (внутрисемейное), или прозвище, данное ему за какой-либо признак. Но будет ли оно наследственным, выявится только у внуков и правнуков. А до этого любое наименование предка было для потомков только прозвищем. Все русские фамилии произошли от прозвищ. Но для краткости и удобства классификации говорят, что вот эти фамилии произошли от церковных имен, а вот эти — от прозвищ по месту жительства, а те — от названия птиц и т. д., в зависимости от того, что лежит в основе фамилии. Буду и я придерживаться этой традиционной схемы.

Подробнее: Наши фамилии

Прежде всего, что значит Красноуфимский край? Название это неофициальное, мы пользуемся им, когда имеем в виду территорию Красноуфимского, Артинского и Ачитского районов вместе взятых. У этой местности много общего в природных условиях и в истории. Она входила когда-то в один Красноуфимский уезд. В настоящее время на этой территории в 8 тыс. кв. км, равной 1/4 Бельгии или Нидерландов, Красноуфимск — единственный город, единственная крупная железнодорожная станция, узел шоссейных дорог, и является хозяйственным центром указанной территории. Вот почему и в таком смысле мы иногда употребляем название Красноуфимский край.

Значение топонимики в решении многих вопросов краеведения неоспоримо. Географические названия очень устойчивы, живут долго, изменяются мало. Очень часто бывает, что давно уже не существует сам объект (ручей, роща, деревня и т. д.), а название его сохранилось и употребляется местными жителями для обозначения теперь уже урочищ.

Исчезают свойства объектов, определившие когда-то названия, но сами названия живут. Давным-давно исчезли в наших краях бобры. Лебеди бывают только иногда, пролетом. А названия Бобровое озеро, Лебяжье озеро не так уж редки в нашем крае. В селе Березовское Артинского района протекает речушка Бердяшка. Еe и речушкой-то можно назвать лишь с большом натяжкой, до того она невзрачна. А ведь Бердяшка в переводе на русский язык значит хариусная. Нетрудно представить в связи с этим, какой была р. Бердяшка раньше.

Не так уж редко можно встретить горы, совершенно безлесые или покрытые мелким березняком, а название у них Сосновая, Дубовая и т.д.

Подробнее: Об изучении топонимики Красноуфимского края (основные направления в работе): сообщение на...

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube