ruenfrdeelitptsres

В конце прошлого года общественность нашей страны широко отметила столетие со дня рождения выдающегося советского зодчего — академика Алексея Викторовича Щусева. Щусев оставил огромное наследие: свыше 150 проектов, десятки крупных сооружений, около ста печатных работ. Главным произведением Щусева, обессмертившим его имя, стал Мавзолей Владимира Ильича Ленина.

Мы вправе гордиться тем, что зодчий с мировым именем был и автором проекта Красноуфимского железнодорожного вокзала. Проект его был опубликован в десятом выпуске «Ежегодника общества архитекторов и художников» за 1915 год, С помощью работников городской библиотеки нам удалось получить из Свердловска эту книгу.

А. В. Щусев задумал спроектировать целый комплекс вокзалов по линии железной дороги Москва—Екатеринбург. Основная мысль заключалась в следующем. Казанский вокзал в Москве — главные «ворота на Восток», а остальные станции сделаны в стиле, соответствующем историческим особенностям области, пересекаемой в данном месте Казанской железной дорогой.

Красноуфимск, как первый от Москвы уральский город, получил вокзал, в архитектуре которого отразилась эпоха Петра I. Понятно, почему ни на одной станции нет больше такого вокзала. Это уникальное сооружение, и поэтому нам надо его беречь.

Сравнение с проектом показывает, что за 60 лет вокзал внешне не изменился, несмотря на неоднократные реконструкции. Скорее всего, это счастливая случайность. Нужно сделать так, чтобы в будущем никто не имел права самовольно изменять внешний вид вокзала, что-либо пристраивать к нему. Хорошо бы повесить со стороны перрона памятную доску, чтобы не только красноуфимцы, но и проезжие пассажиры знали, что Красноуфимский вокзал построен по проекту выдающегося архитектора А. В. Щусева, автора проекта Мавзолея В. И. Ленина.

Опубликованный в 10 выпуске «Ежегодника общества архитекторов и художников» за 1915 год проект называется «Проект станции Красноуфимск по линии Москва-Екатеринбург», а изображен на нем только вокзал. Почему так? Не ясно.

Если смотреть на вокзал с железнодорожных путей, отбросив мысленно все то, что было настроено вокруг и около него сравнительно недавно (ларьки, водоразборная колонка, пельменная), то обращает на себя внимание, что дома №№ 10, 12, 20, 22, 24 по улице Станционной удивительно сочетаются со зданием вокзала. Они образуют с ним единый ансамбль. Случайно ли это, пока неизвестно. Может быть, Щусев после опубликования проекта внес в него дополнения. А может быть, другие архитекторы внесли эти дополнения (проект частично осуществлен при участии архитекторов А. В. Снигарева, Э. Н. Норвета, В. И. Фидмана). Хорошо будет, если железнодорожникиразгадают эту загадку.

Кажется, никто еще не написал историю нашей железнодорожной станции. Во всяком случае, о ней ничего нет в музее локомотивного депо. Надеемся, что когда-нибудь этот пробел будет заполнен.

Л. ЗЕЛЕНЦОВ, Л. ХРАМОВ, преподаватели Красноуфимского педучилища.

Зеленцов, Л. С. Уникальное здание в Красноуфимске : железнодорожный вокзал / Л. Зеленцов, Л. Храмов // Вперед. - Красноуфимск, 1974. - 25 янв. - С. 4.

Это старинное двухэтажное кирпичное здание, которое теперь стоит на базарной площади, давно привлекало мое внимание. Несомненно, это был один из самых богатых домов города, а на улице Кленовской (Рогозинниковых) ему не было равных. И принадлежать он мог очень богатому человеку. Кому? Краеву? Белянину? Шевелину? Юшманову? Оболенскому?..

В газете «Вперед» 25 апреля 1995 года был помещен материал к 60-летию музыкальной школы, в котором приводились воспоминания учителей, начинавших работать с первых дней открытия школы в 1919 году. Мое внимание привлекли вот эти строки: «Позднее музыкальная школа переменила здание на более удобное (с залом и классами). Это был дом Шевелиных на Сенной площади у новой церкви...». Тот самый? Действительно, по документам тех лет где-то поблизости от этого места находился дом К. А. Шевелина, но значился он не на Сенной площади, а на Рогозинниковых, 10. В 60-х годах здание находилось вне рынка и числилось на Рогозинниковых, 16.

Но не это главное, что смущало. По документам дом Шевелина значился как полукаменный (т.е. верх у него был деревянным), а этот весь кирпичный. И только недавно в архиве наткнулся на такие строки: «Рогозинниковых, 10. Полукаменный двухэтажный, облицован кирпичом, бывший Шевелина Константина Артемьевича, золотопромышленника. В настоящее время занят жильцами» (ф-6, д.219, л.28). Вот оно что! «облицован кирпичом»! И хотя невозможно проверить, действительно ли у здания на базарной площади между штукатуркой и наружной кирпичной стеной еще и деревянная, думаю, можно считать, что это бывший дом К. А. Шевелина, брата владельца Натальинского стекольного завода. Но все же есть еще одна загадка, памятная доска на этом здании. «Здесь в 1907 году, была явочная квартира подпольной организации РСДРП». В доме золотопромышленника? Возможно ли такое?

Как видно из приведенного выше документа, в начале 20-х дом был занят жильцами, затем передан детсаду, сначала железнодорожному, потом городскому, и в этом качестве, под №115 просуществовал до 1972 года, пока не расширили рыночную площадь. Детсад стал магазином.

Обратим внимание на то, что богатые люди строили чаще дома полукаменные, а не каменные, некоторые имели по несколько домов и все полукаменные, как правило нижний каменный этаж использовался как магазин или подсобное помещение, а верхний (деревянный) под жилье. Очевидно, они считали, что в деревянном доме «дух» здоровее, чем в каменном.

 

Л.ЗЕЛЕНЦОВ,

Зеленцов Л.С. Загадки дома: дом на ул. Рогозинниковых // Вперед. - Красноуфимск, 1996. – 14 авг. - С. 2.

В городе нашей примерно 200 улиц и переулков, 40 процентов их названий даны по фамилиям людей, которые прямого отношения к Красноуфимску не имели, не родились в нем, не жили, не прославили его и, вероятно, даже не слышали о нем. Исключения составляют улицы Азина, Бажова, Варгина, Горбуновой, Горошникова, Грязнова, Краюхина, Мизерова, Патракова, Писцова, Пугачева, Салавата Юлаева, Сухобского, Трескова.

Около 30 наименований даны по особенностям места (Березовая, Сосновая, Озерная, Саргинская...).

«Производственные» названия: Балластная, Бытовая, Вагонная, Горняков, Кирпичнозаводская, Животноводов, 2-я Деповская, 3-я Деповская, Железнодорожников, Коммунальная, Лесозаводская и другие.

По названиям других населенных пунктов: Ачитская, Артинская, Манчажская, Криулинская, Никитинская, Ключиковская и другие.

Названия, связанные с прошлым страны (кроме фамилий): Декабристов, 8 Марта, Интернациональная, Молодогвардейцев…

Остальные названия, примерно 20 процентов от общего числа, не поддаются классификации: Мирная, Отдыха, Майская.

Подробнее: «Родная улица моя»

Сначала я намеревался описать лишь главные, самые старые, улицы по состоянию на конец 1995 года, да какие здания стоят и когда были построены при моей жизни. Пройдет много лет, думал я, все здесь изменится, и кто-нибудь из коренных красноуфимцев, встретив в моих записках упоминание о своем доме на 3 окошечка на улице... вспомнит годы, проведенные в нем... Я сам часто хожу к дому моего детства, подолгу смотрю на освещенные окна. Хочется войти в свои комнаты, извиниться, назвать себя, попросить разрешения посмотреть, как теперь все там устроено...

Я прошел главные, самые старые улицы от первого дома до последнего, помечая какой это дом: деревянный или каменный, полукаменный, одно-двух этажный или, новый или старый, сколько в нем окон, какой у него уличный номер.

Потом появилась мысль разузнать, что здесь было раньше, составить послужной список наиболее заметных зданий и домов. К тому времени у меня уже были старые названия всех улиц. Но первое же знакомство с архивными документами повергли в недоумение, появились два новых названия: Писцова и Красноуфимская. По названиям улиц, которые они пересекали, по номерам домов и кварталов удалось установить, что это нынешние Куйбышева и Кирова (нынешняя улица Писцова называлась в 1922 году Петровской).

Гораздо труднее восстановить старую нумерацию домов. Дело осложняется тем, что усадебные участки между деревянными домами были большими, чем теперь, в целях пожарной безопасности. Позже между некоторыми домами построили еще да «нарезали» переулки. На богатых усадьбах стояли иногда по два-три дома, а номер у них был один. Например, Пролетарская, 67 - дом Краева, а на самом деле их было два под одним номером. Теперь у каждого из этих домов свой номер.

Часты были пожары, выгорали целые кварталы деревянного города. Мне попались два прошения о выделении земельных участков под застройку жилыми домами. Написаны они были в одно примерно время, необходимость постройки домов объяснялась тем, что прежние дома этих владельцев сгорели при пожаре 23 августа 1924 года. Причем, один дом стоял на углу нынешних улиц Советской и Мизерова. Другой на углу улиц Ленина и Рогозинниковых. В разрешении об отводе земли сказано: «... на горелом месте после пожара 23 августа 1924 года».

В наше время сносятся целые кварталы, перекраиваются улицы, строятся многоквартирные дома...

Подробнее: «Родная улица моя»

Угол улиц Кирова и Красных Партизан до сих пор помнят, как место расположения старого хлебозавода и школы №2. А до 1917 года на этом месте была усадьба В. А. Оболенского, крупного капиталиста (по масштабам города, конечно), заводчика кожевенного производства. На усадьбе был большой двухэтажный полукаменный дом (по 8 окон на каждом этаже со стороны улицы Кирова и по 6 со стороны Красных Партизан), с каменными мастерскими и кладовыми.

Оболенскому принадлежали деревянные хозяйственные постройки с сараем на противоположном углу (теперь Кирова, 68, Красных Партизан, 30), Это место в начале 20-х было сдано в аренду под постройку частного дома. Даже 50 лет спустя при перекопке здесь натыкались на слой из обрезков кожи.

А главная усадьба была отдана сначала военному ведомству, потом двухэтажный полукаменный дом заняла начальная школа (школа 1-й ступени упоминается в документах 1928 г), просуществовавшая до конца 60-х.

Корпуса мастерских сдавались варенду под различные производства, в том числе под пекарню. Постепенно она стала главным, а потом единственным производством, расширялась и к середине 30-х годов стала хлебозаводом (упоминается в документах 35-36-х годов). С 1940 года завод стал официально называться «Красноуфимским хлебокомбинатом». Просуществовал здесь до начала 80-х годов, занимая под контору здание бывшей начальной школы №2. И вот уже 15 лет все это стоит бесхозно, разрушается, разворовывается.

Сейчас постоянно твердят, что богатые были и есть наши благодетели, пеклись и пекутся о бедных, жили и живут едва ли не по заповеди: «Раньше думай о Родине (городе), а потом о себе» и пр. и пр. Согласимся на минуту и представим, что бывшие владельцы самых богатых домов явились, чтобы посмотреть, как мы распорядились их богатством.

Думаю, нам было бы стыдно за усадьбу В. А. Оболенского и за Большой Гостиный ряд. Это несомненно наш позор. Но большая часть домов сохранилась вхорошем состоянии, если принять во внимание, что некоторые из них стоят уже более 100 лет. Часть использовалась и используется по их прямому назначению (магазины, например). Большая часть домов была отдана под детские ясли, сады, школы, детские дома, приюты, больницы, библиотеки, административные здания, то есть все дома «работали» на благо города. Ни в один богатый дом не въехал новый начальник «из пролетариев». Думаю, бывшие, «отцы города», благодетели были 6ы удовлетворены.

Л. Зеленцов.

 Зеленцов Л.С. Старинные здания - краса города: история «старого хлебозавода» //Вперед. Красноуфимск, 1996. - 21 авг. - С. 2.

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube