ruenfrdeelitptsres

Сто лет назад - в 1906 году - в Красноуфимском промышленном училище произошло невероятное: не оказалось выпускников. Объяснялось это просто: ВСЕ учащиеся выпускного класса подверглись репрессиям властей за революционную деятельность.

Историю первой русской революции принято делить на два больших периода: подъема (1905 г.) и отступления (1906-1907 годы). События 9 января 1905 года, когда царские войска в Петербурге расстреляли мирное шествие горожан, всколыхнули не только всю Россию, резонанс прошел и по миру. Народ назвал этот день «кровавым воскресеньем».

В Красноуфимском уезде тоже все бурлило: проходили собрания и митинги, учащиеся местного промышленного училища даже вышли на демонстрацию, происходили протестные выступления крестьян во многих волостях уезда. Волнения в волостях были направлены против помещичьего землевладения и выражались они в самовольном использовании лесов и лугов, в неподчинении местным властям.

Но прошел кульминационный момент общего возбуждения, и волна недовольства постепенно спадает. Хотя надо сказать, что революционное брожение в уезде длилось довольно долго - с ноября 1905 по август 1906 года. За этот период массовые организации рабочих и крестьян подверглись полному или частичному разгрому. Арестовываются и приговариваются к многолетним годам каторги, в лучшем случае к высылке за пределы Пермской губернии и участники выступлений в Красноуфимском промучилище. Вот и получилось, что в 1906 году совсем не было выпуска, так как студенты за революционную деятельность и участие в забастовках в лучшем случае были отчислены, в худшем - отправлены в ссылку или заточены в тюрьму.

Тюрьмы и арестантские дома были переполнены. Назовем для примера несколько цифр о размахе репрессий, обрушившихся на взбунтовавшийся народ в нашем крае.

В 1907 году содержалось арестованных в арестантских домах Красноуфимского уезда: Красноуфимск - 383 человека (3812 дней), Суксун - 157, Арти - 230 (1207 дней), Бисерть - 72 (1244 дня), Нязепетровск - 56 (1256 дней), Богородск - 119 (1812 дней), Михайловский - 131 человек.

Кроме того, уволены со службы по распоряжению пермского губернатора: в 1908 году четверо писарей Красноуфимского уезда, в 1912 году - учитель Крестовоздвиженского (Новосельского) училища Александр Иванович Павлов. Были и другие факты репрессий, в результате властям удалось разгромить оппозиционные группы, организации, и революционное движение резко спало, уцелевшие руководители ушли в подполье, чтобы осмыслить уроки борьбы и наметить иную тактику, которая приведет к успеху через 10 лет...

Виктор КОРСКАНОВ, краевед, д. Катаева

//Знак вопроса.-2006.-№ 7.-С.8

Поскольку во многих сельских школах обеспеченность учителями с высшим образованием была далеко недостаточной, педучилище стремилось, по возможности, обеспечить городские и сельские школы кадрами. В деревнях было немало двухкомплектных и однокомплектных школ, поэтому в училище готовили выпускников для работы в подобных условиях. Студенты проходили практику, осваивая специфику занятий одновременно с двумя и более классами. Неизмерима заслуга базовой школы в качественной подготовке будущих учителей. Сплоченным, опорным, трудолюбивым коллективом руководила с 1953 года В. М. Муханова (на снимке), заслуженная учительница школ РСФСР. Грамотный эрудированный мастер-педагог умело направляла работу базовой школы. Она учила учителей, делилась опытом, поддерживала дисциплину и порядок в школе, планировала учебно-воспитательный процесс в соответствии с требованием времени. Вера Михайловна любила свой труд и детей и эту любовь передавала учителям и практикантам. Выпускники 50-х годов в своих воспоминаниях с восхищением и благодарностью пишут о впечатлениях от педагогической практики, проведенной в классах учителей К.А. Дьяковой, Л.А. Андроновой, Д,В. Митрошиной, Н. В. Варламовой, Т.М. Дружининой. Они пишут о том, как терпеливо, умело, тактично помогали учителя базовой школы в выборе и освоении методов и приемов обучения детей, в проведении первых уроков, оставшихся в памяти на всю жизнь.

В послевоенное десятилетие и позднее до 1958 года, практика пробных уроков была более сокращенной. Но и в эти годы результаты работы студентов оценивались высоко, в основном баллами «4» и «5», что свидетельствовало о хорошей подготовленности будущих специалистов.

Участие в учебных кружках и художественной самодеятельности разносторонне  развивало студентов. А какие прекрасные ставились концерты для вечеров не только в своем клубе, но и в подшефных школах, перед избирателями! Традиция военных лет, когда участники художественной самодеятельности  под руководством  П.И.  Осокина выступали перед ранеными бойцами в госпиталях, была продолжена. Большим сводным хором, который называли «факультативным», руководил по-прежнему Павел Иванович, а в 50-е годы - Еловских Злата Валентиновна, приехавшая работать к нам в 1951 году. Молодая, энергичная, музыкально одаренная, она быстро завоевала авторитет в коллективе училища. Любовь студентов к музыке и пению, привитая Осокиным, нашла свое продолжение в деятельности З.В. Еловских, а также в работе преподавателей: Марьина Ильи Павловича, учившего игре на скрипке, Лобовой Нины Денисовны,  Зеленцовой Лидии Ивановны, Зеленцова Леонида Сергеевича, обучавших студентов игре на домре, создавших замечательный струнный оркестр, который в 50-е годы неоднократно получал награды на областных смотрах художественной самодеятельности. Благодаря таким педагогам студенты получали и получают по сей день серьезную музыкальную подготовку. Многие выпускники 40-х и 50-х годов в своих воспоминаниях пишут о том, как они, пользуясь музыкальными инструментами (в основном домрой), проводили уроки пения в сельских школах, руководили струнными и шумовыми оркестрами.

Культ музыки, возникший в педучилище в конце 40-х и начале 50-х годов, выразился еще и в том, что утром, перед занятиями, ежедневно проводилась музыкальная зарядка. Все студенты выстраивались в коридоре здания на втором этаже. Руководили музыкальной зарядкой преподаватели, а позднее - и более способные студенты. Слева от дирижера, стоявшего на небольшом возвышении, стояли первые голоса (сопрано, теноры), а справа - вторые (альты, басы). Дирижер, пользуясь камертоном, задавал ноту «ля», и начиналась распевка исполнением гаммы, народными попевочками, а завершалась пятнадцатиминутная зарядка пением какой-либо народной песни, например, «Во субботу, день ненастный...» После такой музыкальной зарядки все расходились по классам, на занятия.

С 1953 года утренняя музыкальная зарядка была заменена физкультурной. Проводилась она на свежем воздухе, на своем спортивном стадионе, построенном студентами напротив основного учебного корпуса.  Позднее территория этого стадиона отошла вновь построенной школе №1, где для детей оборудовали спортивную площадку. Организацией спортивной  работы в училище руководила Милитина Васильевна Бурмакина (на снимке). Всегда подтянутая, увлеченная, но строгая и требовательная,  она была инициатором введения новых традиций. Ежегодно в конце учебного года проводится большой спортивный праздник на городском стадионе. Жители Красноуфимска тогда еще не были избалованы телевизионными передачами и с большой охотой посещали стадион. На футбольном поле разыгрывалось красивое представление. Все начиналось с парада, в котором принимали участие все группы в полном составе, одетые в одинаковую спортивную форму. Затем студенты показывали синхронные движения с флажками, булавами, шарфами,  обручами,  венками, строили спортивные «пирамиды». Красивое зрелище! А сколько труда и упорных тренировок вкладывалось при подготовке к этому празднику!  На уроках, на занятиях спортивных секций разучивались вольные упражнения. Милитина Васильевна добивалась красоты движений и синхронности сначала с классом, потом проводились репетиции на своем стадионе со всеми студентами. Незаменимым помощником в ее большой работе становится Федотов  Павел  Николаевич, выпускник  1939  года, вернувшийся с фронта, получивший высшее образование и пришедший работать в свое родное училище. Заканчивался спортивный праздник соревнованиями в беге, прыжках и эстафетой с препятствиями.

Об этих и других традициях писал уже на страницах газеты «Вперед» более подробно в 1991 году Леонид Сергеевич Зеленцов.

Подробнее: Мы благодарны судьбе (40-50-е годы)

История педагогического колледжа хранит события и факты, связанные с тяжелыми годами для нашего Отечества.

1941 год. 21 июня на выпускном вечере в Красноуфимском педучилище восьмидесяти выпускникам были вручены аттестаты. Будущие учителя давали клятву верности избранной профессии...

А наутро война ворвалась в наш дом. В первый же день войны вчерашние выпускники были призваны в армию. Ушли на фронт и преподаватели: Степанов Зиновий Матвеевич - завуч педучилища, Аверьянов Михаил Васильевич - преподаватель физики, Матвеев Яков Степанович - преподаватель истории. Всего среди наших выпускников, преподавателей и сотрудников на войну ушли 342 человека. 103 из них погибли на фронте, многие получили тяжелые ранения и увечья и, вернувшись домой, умерли от ран. Невыносимо трудно было на фронте, но нелегко было и в тылу. Вот что пишет в своих воспоминаниях СЕМЕНЦОВА Клара Тимофеевна – студентка педучилища 1941-1944 годов, позднее учитель базовой школы № 6, а затем завуч школы № 7. В настоящее время - пенсионерка, ветеран труда, «Отличник народного просвещения»:

«Уже два месяца полыхала война, когда мы поступили в педучилище. И мы чувствовали ее даже здесь, в глубоком тылу. Крупные здания школ и училищ были заняты под госпитали, радио приносило тяжелые вести, из каждой семьи ушли на фронт мужчины, многие погибли в первые же месяцы... Плохо стало с продуктами. Четверть (три литра) молока стоила 150 рублей, а булка хлеба - 200 рублей (это на рынке). Введена была карточная система: на рабочего давали 800 граммов хлеба, служащего - 600г., иждивенца – 400. Постоянно хотелось есть. А за хлебом надо было выстоять огромную очередь, человек 400. И стояли в очереди всю ночь. Каждую осень и весну собирали в поле гнилую картошку, делали из нее лепешки-деруны и были этому несказанно рады. Летом шла в ход крапива, молодой лист свеклы, Занимались мы в здании райисполкома, в старом деревянном помещении школы № 3 по улице Свободы. Уроки проводились в третью смену с одной керосиновой лампой, что стояла на учительском столе. Учебников не хватало, их выдавали один экземпляр на пять-шесть человек. А с бумагой и совсем было плохо, писали на старых книгах между строк, на газетах. К урокам готовились очень серьезно, занимались с увлечением, с высоким чувством долга. Мы считали позором получить даже «3». Как можно, когда в это время на фронте проливают за нас кровь, отстаивают свободу Родины!

Уроки истории, литературы были уроками воспитания патриотизма и мужества. Особенно считали в это время нужными, необходимыми занятия по военно-санитарному делу, которые проходили на пустыре, за городом, вдоль железной дороги, где сейчас проходит шоссе на селекционную станцию. Научились бегать с препятствиями, ползать по-пластунски, пользоваться противогазом, оказывать первую медицинскую помощь, отлично стрелять из малокалиберной винтовки...

Незабываемой, светлой страницей в нашем сознании остались занятия по музыке под руководством ОСОКИНА Павла Ивановича (на снимке). Это хоровое пение и струнный оркестр... С каким проникновением звучал наш хор при исполнении песен того времени: «Священная война», «Ревет и стонет Днепр широкий», «Амурские волны», «Крейсер "Варяг» и др. С отлично поставленной программой ездили в колхозы, госпитали. Стараясь поднять настроение раненым бойцам, читали стихи, пели песни, писали письма их родным. Особенно солдатам нравились лирические душевные песни: «Огонек», «Синенький скромный платочек», «Темная ночь», «Осенний вальс».

Подробнее: Опаленные войной, годы 40-е

Марийское население на Урале в конце XIXи начале XXвека было почти поголовно неграмотным, хотя делались попытки научить писать и читать жителей марийских сел и деревень. Так, упоминание об открытии первых школ для мари на Урале относится к 1862-63 годам. В Красноуфимском уезде эта проблема тоже решалась. В трех марийских деревнях: Юве, Б-Тавре и Тебеньковой, а позднее и еще в семи населенных пунктах появились школы. Но учителями в них работали люди случайные, не имеющие ни  общеобразовательного,  ни  педагогического образования.

Деятели миссионерского ведомства ставили при этом одну цель: путем обучения детей в этих школах воспитывать население мари в духе подчинения и почитания существующих за конов. Но задача эта не была выполнена. Так, в Верхпотамской школе в течение трех лет занималось всего четыре ученика, из них только двое марийцев. В Тебеньковской школе ученики вообще перестали посещать занятия, т.к. не хотели осваивать грамоту, и шко­лу закрыли. Да и преподавание в них велось на русском языке, которого дети мари не знали.

В 1886 году Министерство просвещения царского правительства организует работу школы своего ведомства в Верхнем Бугалыше, а Красноуфимское уездное земство в Нижнем Бардыме открыло земскую своего подчинения. Но неразрешимой проблемой ос­тавался вопрос с учителями. Наконец, в 1892 году в восемнадцати километрах от Красноуфимска начала работать второклассная учительская школа для  подготовки учителей для мари.   Под усадьбу для  нее Красноуфимская уездная земская управа приобрела у башкирского населения 265 десятин земли. Но поступить в эту   школу могли только марийцы, принявшие православную веру. Марийское же население почти полностью придерживалось языческой  веры. И это было непреодолимым препятствием.  

С 1882 года по 1918 г. учительская школа приняла всего 142 марийца, а окончили ее только 11. На том  участке земли, вдали от тракта, стоял большой дом, где размещались классные комнаты. Здесь же жили заведующий школой и часть воспитанников. Все хо­зяйственные работы выполняли ученики. Наиболее бедные из них не уезжали домой и на каникулы, а оставались на сельскохозяйственные работы при школе, чтобы заработать себе средства для жизни и учебы зимой. Очень много приходилось работать беднякам и сиротам: Бобину Ефиму Елисеевичу, оставшемуся без отца и матери, Копыркину  Федору  Алексеевичу и Маврину Семену Афанасьевичу. Так было до революции.

После установления Советской власти в марийских деревнях начинает налаживаться дело народного образования, и теперь уже учатся не только дети, но и взрослые. Для поголовной ликвидации безграмотности открываются избы-читальни, библиотеки, клубы, народные дома. Принимается  решение закрыть старую второклассную учительскую школу и открыть учительскую семинарию. Осуществлению этого плана помешала гражданская   война. Красноуфимский район стал прифронтовым. Имущество и скот бывшей второклассной учительской школы были расхищены, а работники сбежали с Колчаком. Летом 1919 г. после освобождения  города Красноуфимска частями Красной Армии Ювинская волость и миссионерский хутор,  где находилась второклассная учительская школа, вошли в состав малой Башкирии со столицей в городе Стерлитамаке. Ювинский  волостной ревком вынес решение:

Подробнее: От учительской семинарии до педколледжа

Всю работу по открытию марийской семинарии выполнял ЕФРЕМОВ Гаврил Ефремович /1888 - 1931/ (на снимке). Он же был утвержден и первым директором вновь созданного учебного заведения. Выходец из небольшой марийской деревни, он закончил Казанскую учительскую семинарию и был направлен в качестве учителя национальных школ Урала. С 1907 года работал в д. Васькино Суксунского района Пермской области. Получив назначение на должность директора учительской семинарии, Гаврил Ефремович становится ду-шой и организатором этого учебного заведения.

В 1920 году Наркоматом просвещения РСФСР учительская семинария преобразовывается в трехгодичные педагогические курсы, директором которых утверждается Л.Я. Мендияров, имеющий законченное высшее образование. Второй учебный год педагогические курсы начали с 42 учащимися. На курсах работало уже четверо учителей. Одним из первых преподавателей был В.А. АНДРЕЕВ, обучающий учащихся русско­му языку.

В 1921 году педагогические курсы преобра­зованы в Урал-Марийский педтехникум.

Голод 1921 года тяжело отразился, на работе вновь созданного учебного заведения: коли­чество обучающихся уменьшилось, срывались нормальные учебные занятия, резко ухудши­лось питание. Из-за невозможности нормаль­но финансировать преподавателей Наркомпрос принял решение временно закрыть некоторые марийские педтехникумы, в том числе и Красноуфимский, Но при поддержке местных властей Красноуфимского уезда Урал-Марийский педтехникум все же был сохра­нен. Коллектив преподавателей и студентов решил работать в совхозе, изыскивать внут­ренние резервы. Педтехникум был взят на ме­стный бюджет уезда.

После окончания гражданской войны контин­гент студентов быстро растет. 25 октября 1922 года техникум переведен с территории учеб­ного совхоза в город Красноуфимск. Под учеб­ный корпус предоставлено помещение бывше­го городского училища по улице Свердлова, 14. Выделены в городе помещения и под об­щежития.

В учебном здании создавались новые каби­неты, лаборатории, приобреталось необходи­мое оборудование, литература. Жизнь в тех­никуме ожила. Работал ученический комитет, а позднее и профком, успешно функциони­ровала комсомольская организация. Во вто­рой половине двадцатых годов была органи­зована работа начальной опорной школы, в которой дети учились с 1 по 5 класс, и явля­лась она базой для практики студентов, чего добились директор педтехникума Вельский Василий Евсеевич и Мария Терентьевна ЗЫКИНА, будущая заве­дующая этой школой. Под ее руководством работали педагоги: Янгиров, Мишин, Семе­нов, Степанов. Мария Терентьевна была чрез­вычайно требовательна к себе, и это давало ей право требовать и с других. Память об этом человеке сохранили ее ученики. Так вспоминает о Зыкиной Ф.Я. Яшкин: «Она была самой любимой нашей учительницей. Требо­вательна к себе и к нам, она переживала вме­сте с нами наши неудачи, радовалась нашим успехам». В школе впервые была создана пи­онерская организация, а вожатой стала студен­тка техникума Асия Сатраповна ТИХОНОВА

Материал из летописи педколледжа подготовила  В.А.  ШУСТИКОВА.

// Вперед. – 1999. -30 июня. – С. 3

СПРАВКА: к концу 20-х годов возрастает потребность в русских учителях, и вот в 1929 году открывается русский педтехникум. С этого времени в Красноуфимске действуют два педтехникума - русский и марийский. И лишь в 1939 году эти два учебных заведения сливают в одно - русское педучилище с марийским отделением.

За время существования педтехникума из его стен вышло немало замечательных людей.

В 30-е годы в педтехникуме работали отделения: подготовительное,  политпросветительское, дошкольное и полеводческое, но просуществовали они недолго. Дошкольное было слито со школьным,  а полеводческое было переведено в в сельскохозяйственный техникум.

Студенты и преподаватели оказывали большую помощь местным и партийным советским организациям  по ликвидации неграмотности. Особенно большая работа была проведена в период сплошной   коллективизации сельского хозяйства. В техникуме имелась кинопередвижка, и студенты выезжали для показа кинофильмов в деревни Суксунского, Артинского, Манчажского и Красноуфимского районов. Энтузиастами этой работы были Бабицын, махов, Разумков, Филиппов. Показ кинофильмов они совмещали с агитационной работой.

Прекрасно зарекомендовал себя радиокружок преподавателя С.А. Леонтьева. Кружковцы под его руководством радиофицировали учебное здание, интернаты, подшефные деревни, имея собственноручно изготовленные детекторные или одноламповые радиоприемники.

За двадцать лет своего существования Урал-Марийский педтехникум дал законченное среднее педагогическое образование 400 человекам. Почти столько же получили общеобразовательную и специальную подготовку на разных курсах. Закончили педтехникум в эти годы многие выпускники, ставшие в последующие годы хорошими специалистами. Преподаватель математики Румянцев Павел Никандрович, «Отличник народного просвещения», Полыгалова-Федотова Тамара Петровна, которая после окончания учебы в 1927 году проработала учителем начальных классов 38 лет, из них 25 лет работала заведующей школой N 2, где студенты педтехникума давали свои пробные уроки.

Подробнее: Кузница кадров

С середины  двадцатых годов педагогическое учебное заведение набирает силу. Контингент год от года увеличивается: в 1925-26 учебном году обучается уже 167 человек, несмотря на тяжелые бытовые условия. У многих студентов не было даже смены  белья, не говоря уже о приличной одежде и обуви: лапти, холщевые рубахи, за­латанные зипуны. Для студентов надо было оборудовать общежития, столовую, баню, обеспечить постельными принадлежностями - необходимо было удержать принятый состав, добиться стопроцентной посещаемости. Вновь поступившие - в основном дети бедных крестьян, сироты, воспитанники детских домов, беспризорники. Стипендию получали не все, а иных средств существования у многих не было. Облегчал положение студентов принцип коллективного распределения стипендиальных средств, а также помощь учебного совхоза, за счет продуктов которого было организовано дополнительное горячее питание.

Но, преодолевая все эти трудности, число студентов росло и к 1930 году достигло 247 человек. Педтехникум превращается в крупное учебное заведение. В нем создаются новые отделения: дошкольное, политико-просветительное, полеводческое. Здесь устраиваются съезды-совещания учителей, политпросветработников, ликвидаторов неграмотности для обсуждения организационных и методических вопросов с целью повышения деловой и политической подготовки кадров.

С 1927 по 1935 годы Урал-Марийский педтехникум по заданию областных организаций осуществлял также проведение курсов по подготовке председателей и секретарей сельсоветов, секретарей партийных организаций колхозов, комсомольских работников, женорганизаторов, ликвидаторов неграмотности и др. Кроме того, техникум во время школьных каникул устраивал совещания-конференции учителей, оказывая им повседневную учебно-методическую помощь. Преподаватели принимали активное участие в обследовании марийских школ.

Подробнее: В ногу со временем

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube