Известные горожане

 
 

Библиотечные страницы

РАССКАЗ М. С. МАВЛЮТОВОЙ, Героя Социалистического Труда

Нас у матери было пятеро детей. И на верное, судьба нашей семьи была схожа с судьбой многих миллионов крестьянских семей дореволюционной России: нужда, притеснения. Революция, борьба за повсеместное установление Советской власти пробудили активность трудящихся масс.

МАТРЕНА СТЕПАНОВНА МАВЛЮТОВА. Фото Т. Прохоровой
МАТРЕНА СТЕПАНОВНА МАВЛЮТОВА. Фото Т. Прохоровой

Помню, как однажды белогвардейцы арестовали нашу маму, и она в каталажке отсидела неделю в Саране. А старший брат наш был зверски избит плетьми:  белобандиты, как и царские жандармы, требовали от нас безропотной покорности. Но народ уже почувствовал свою силу. Когда пришла к нам Красная Армия, брат вступил в нее добровольцем. Он так н отдал свою жизнь за Советскую власть — погиб в Крыму.

Мой муж Мавлютов Умутбай Темирбаевич был также неутомимым сельским активистом, застрельщиком и проводником всего нового, что появлялось в те годы на селе. Помято все приезжие уполномоченные из района в первую очередь обращались к нему, опирались на его помощь советом и делом. И в 1930 году при коллективизации мы с ним первыми вступили в колхоз.

Люди моего поколения поймут, чем был для нас коллективный труд. Как ни трудно приходилось, но праздничное, приподнятое настроение никогда не оставляло нас. По тем временам не редкость была несознательность ряда колхозников — ведь советский образ жизни только еще намечался, и до многого, ясного и понятного нынче для каждого, мы доходили тогда ощупью, впервые. Намного больше сил и нервов отнимали у нас происки затаившихся врагов Советской власти. Тут уже требовалась бдительность всего коллектива. Так в борьбе со старым, отжившим мы и сплачивались, крепли, набирали силы. Недаром с самого начала свой колхоз назвали «Искрой». Из искры возгорится пламя...

Я сама много об этом думала, приходилось выслушивать и рассуждения других о том, какою была бы теперь наша жизнь, не разразись в 1941 году Великая Отечественная война.

Неизмеримы потери советского народа в войне, велики его жертвы во имя чести и свобод милой Родины, во имя освобождения всего человечества от фашистского порабощения.

В годы войны женщины, подростки и старики, оставшиеся вместо ушедших на фронт отцов, мужей, сыновей и братьев, несмотря на неимоверные трудности, продолжали вести хозяйство на прежнем уровне. Фронт получал продовольствие, одежду и обувь. А похоронки одна за другой приходили в дома, и появлялись новые вдовы и сироты. Эта беда не обошла и наш дом: в 1942 году под Сталинградом погиб муж отец единственного нашего сына Александра. Только сознание того, что горе мое — горе всенародное, помогло мне выдержать этот тяжкий, удар. Да и работа на колхозных полях в то время была единственной целью нашего существования. Косьба, жатва, молотьба — каждой работой мы занимались безотрывно, как мы говорили тогда, до победного конца.

Нельзя сказать, что с окончанием войны трудности сами собой свалились с наших плеч. За военные годы коллективные хозяйства, работавшие на пределе сил, пришли в упадок. Многое надо было восстанавливать, возрождать, вводить в норму, многому давать новую жизнь. К примеру, надо было создавать вокруг крупных индустриальных центров страны овощеводческие и картофелеводческие хозяйства, поднять урожайность этих культур.

Картошку в колхозе мы всегда сажали, но она у нас давала невысокие урожаи. Из-за неважно поставленного учета мы зачастую даже не знали, какова ее истинная урожайность. Засыпали семена, сдавали государству, употребляли на кое-какие хозяйственные нужды, и ладно. Как подсказывает мне теперь мой опыт, выше 100 центнеров с гектара мы никогда, пожалуй, и не получали. Могли ли мы такой продукцией обеспечить потребности рабочего класса?

Однажды в наш колхоз приехали руководители тогдашнего Манчажского района: первый секретарь райкома Федор Александрович Кириллов, председатель райисполкома Андрей Терентьевич Двинни и главный агроном райсельхозотдела Федор Сергеевич Чернов. Они почему-то обратились ко мне, предложили возглавить картофелеводческое звено.

Сумею ли я передать тогдашнее мое состояние! Помню: была сама не своя. Взяться за такое дело — страшновато, грамотешки мало, опыта никакого, - а отказаться - совесть не позволяет, ведь мне такое большое и почетное дело заверяют!

Согласилась Районные руководители обещали всемерную помощь и поддержку. На первый год порекомендовали добиваться урожайности в 150 центнеров клубней с гектара. В звено вошло двенадцать человек.

И начались для нас жаркие трудовые будни. Многое приходилось делать вручную, но мы с этим не считались. Каждое гнездо посадок у нас было на учете, было приобихожено, как малый ребенок. Работали и учились. Учились и на деле тут же применяли приобретенные знания. Словом, агротехнику выращивания картофеля мы познавали своими руками...

Районные руководители, действительно, не обходили нас вниманием, во всем помогали нам. поддерживали все наши начинания, проявляли принципиальную требовательность. Мы видели: на нас возлагаются большие надежды, и старались оправдать их.

И теперь представьте себе нашу радость в конце года, когда мы вместо запланированных 150 получили по 250 центнеров клубней с гектара!

Это необычайно окрылило нас, особенно меня, звеньевую. Я поверила в свои силы и способности, прикипела сердцем к делу, поняла: это дело моей жизни. С тех пар я неизменно возглавляла картофелеводческое звено, словом и делом, личным примером вдохновляла членов звена на новые трудовые успехи. В 1955 году была награждена медалью и дипломом первой степени Выставки достижений народного хозяйства, а в 1953 году за достижение урожайности картофеля в 607 центнеров с гектара была удостоена звания Героя Социалистического Труда.

Сейчас я на заслуженном отдыхе. Как бабушка нянчусь с внучатами. Но это только так говорится. Беспокойство за дело, которому отдана вся жизнь, частенько выводит меня в поле — туда, где выращивается картофель. Там, где требуется мой совет, моя помощь, охотно оказываю ее. Например, трактористы Хасват Хатмуллин и Равиль Рахматуллин всегда с благодарностью воспринимают мою подсказку, И это не удивительно: ведь они успели поработать в звене, когда еще я возглавляла его. И я благодарна им за внимание и уважение.

Дети мои, сын Александр и сноха Рая, работают в родном совхозе, сын — шофером грузовой автомашины, сноха — экономистом. Сын механизатор широкого профиля. Бывает, в уборочную страду требуется в поле тракторист или комбайнер, и сын пересаживается на трактор, на комбайн. За детей своих я спокойна: специальности у них хорошие, нужные селу, живут они дружно, в согласии, послушны, исполнительны. Растут хорошие внучата Леночка и Венька, надеюсь, и они вырастут необходимыми селу людьми.

Нынешнему поколению сельских тружеников мне хочется пожелать серьезного, ответственного отношения к своему делу, овладения возможно большими специальными знаниями, бережного, любовного отношения к наследству и традициям, оставленным нами, людьми старшего поколения.

Счастья и успехов вам, дорогие!

Записал Л. АЛЕКСАНДРОВ.

На снимке: МАТРЕНА СТЕПАНОВНА МАВЛЮТОВА.

Фото Т. Прохоровой.

// Вперед. — 1977. — 1 янв. — C. 2-3

Несколько улиц Красноуфимска носят сегодня имена прославленных людей, сопричастных с историей города и со 140-летней историей Красноуфимского агроколледжа (училища, техникума) - Шапошникова, Кашпурова, Краюхина, Риммы Горбуновой... Одна из заречных улиц учхоза носит имя ученого агронома- экспериментатора, Героя труда, профессора Пермского университета Владимира Николаевича Варгина (родился в феврале 1866 года, умер 15 марта 1936 г.г.), родоначальника Уральской агрономии.

Началом опытнической деятельности ученого явилось создание учебного хозяйства (фермы) в Красноуфимском промышленном училище. «Путешествие на тряской телеге по пыльному тракту, наконец, завершилось. Возница, облегченно вздохнув, остановился у высокого каменного здания: «.Кажись, барин, приехали...». Худощавый, в черной косоворотке, молодой человек сошел на вымощенную мостовую». Это был агроном, выпускник Петровской сельхозакадемии (сейчас им. Тимирязева), Владимир Варгин, который 1 июля 1889 года прибыл к месту назначения - в Красноуфимск.

Теплая встреча с директором училища Н.А. Соковниным... И домик под кудрявыми березками на «ферме» училища на 10 лет приютил Владимира Николаевича и его семью.

Прибыл В.Н. Варгин в Красноуфимск в год реорганизации реального училища в промышленное, когда на базе шести общеобразовательных классов добавились 4 технических. В 90-е годы 18 века Красноуфимское промышленное училище стало образцом для создания подобных сельхозучилищ в других губерниях России.

Подробнее: Улица имени Варгина

Радость Тамары Николаевны Артамоновой, когда её единственный сын Александр после окончания школы в 1984 году поступил в сельскохозяйственный институт, была недолгой: закончить ВУЗ ему так и не пришлось - в начале второго курса (30 октября 1985 года) Чкаловским райвоенкоматом г. Свердловска Александр Вячеславович Пасынков был призван в ряды Советской Армии.

Военную подготовку он проходил в Туркмении в г. Ашхабаде, где ему было присвоено звание младшего сержанта. А оттуда путь для прохождения дальнейшей службы был один - в Афганистан. Служил Саша в 682- м мотострелковом полку, в самом логове Ахмад Шаха - Панджшерском ущелье в кишлаке Руха.

682-й полк, где служил Александр, с первых же дней пребывания в Панджшерском ущелье преследовали неудачи. В ходе армейской операции весной 1984 года полк в одном из боев потерял более 50 солдат и офицеров. Немалые потери были и при проведении других армейских операций. При проведении операции по ликвидации группировки Ахмад Шаха в июне 1986 года была выдвинута группа мотострелков 682-го полка. В их число Александр тогда не попал. В ходе проведения операции в условиях высокогорья 16 человек замерзли - солдат не предупредили взять с собой теплое белье.

А 27 июля этого же года Александра перевели в гранатометный взвод, о чем он с радостью сообщил в своем письме Тамаре Николаевне: «Теперь буду ходить на операции с АГС-17. Недавно бабушка написала, что Руслан - моряк. Плохо, что ему придется служить целых три года, зато над ним не свистят пули, и он не будет знать, что такое минометный обстрел. За его жизнь можно не беспокоиться».

Подробнее: 18 декабря - 30 лет со дня гибели война-"афганца" Александра Пасынкова

12 июля 2019 года в газете «Городок» была опубликована моя статья «Подвиг длиною в жизнь», написанная к 100-летию со дня рождения самобытного талантливого художника Евсея Дмитриевича Якимова (1919-1976г.г.), проживавшего в то время в д.Верхняя Сарана Красноуфимского района

А уже 17 июля  в музей пришел житель города Красноуфимска Мещеряков Анатолий Алексеевич, который прочтя эту статью, решил передать в музей фотографии, на которых Е.Д.Якимов запечатлен за работой. Фотографии эти принадлежали отцу Анатолия Алексеевича Мещерякова Алексею Викторовичу, который после  Великой Отечественной войны работал председателем артели «Возрождение», в которой также трудился и художник Е.Д.Якимов.

Артель «Возрождение», в которой работали инвалиды труда и детства, была создана в 30-е годы XX века. Артель занималась, главным образом, деревообрабатывающей промышленностью, выпускала столярные изделия, было налажено швейное производство.

Артель «Возрождение» в городе  также шила головные уборы, занималась хлебопечением, изготовляла безалкогольные напитки, занималась щепным и мебельным производством.

В годы Великой Отечественной войны артель выполняла заказы для Красной Армии. Особенно высоких результатов добились портные Хрущев, Крашенинникова, Попова, Коновалова. Уже с конца 1941 года артель стремилась наиболее полно удовлетворить и нужды населения. Поэтому открывались новые предприятия бытового обслуживания. Так была открыта швейная мастерская, где производился срочный ремонт и пошив одежды для населения, часовая мастерская, пункт по покупке домашних вещей от населения и продажи их.  В 1942 году в артели «Возрождение» был открыт новый цех по ремонту обуви.

Подробнее: Спасибо за память о земляках

Молоденькая липа почтительно склонилась, как бынакрыв своими нежными ветками три безмолвные могилы, обнесенные выкрашенной в синий цвет оградой. На прикрепленных к железным крестам табличкам надписи не сохранились. Да и мало кто теперь из прихожая и служителей Красно- уфимской Инпокентьевской церкви помнит, что нашел здесь последний свой земной приют уникальный, с интереснейшей судьбой человек.

СВЯЩЕННИК МАКСИМ

Прихожан, впервые увидевших отца Максима, поначалу отпугивало его поистине богатырское телосложение (соответствующее его имени), татуировка в виде большого якоря на руке. Но, узнав его поближе, они уже начинали стыдиться своих первых впечатлений. К тому же в сравнении с двумя другими священниками, имевшими специальное духовное образование, он, не получивший такового, выглядел каким-то простоватым, но тем не менее слыл превосходным проповедником. именовался благочинным (звание, которого удостаивается редкий священник). И был невероятно добр и доверчив, чем не раз пользовались недобрые люди. Но им не удалось поколебать его веры в людей, изменить его к ним отношение.

Службы, проводимые отцом Максимом, длились дольше, поскольку всякий раз, когда он молился, поминал длинный список имен.

— Думаешь, почему, голубушка, — говорил доживший до 95 лет отец Максим, — Господь дал мне такую длинную жизнь? Потому, что каждый день молюсь поименно за всех моряков команды фрегата «Светлана», ведь все они умерли без покаяния.

Подробнее: Последний герой Цусимы

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ