Известные горожане

 
 
ruenfrdeelitptsres

Библиотечные страницы

В начале XIX века в Красноуфимске существовало одно каменное здание - казначейство, а 1899 году насчитывалось уже 45 каменных домов. Строительство общественных зданий конца ХIХ - начала XX веков связаны с деятельностью Красноуфимского земства и с именем строителя-подрядчика Фадея Николаевича МАЛЬКОВА.

Из воспоминаний родственников Малькова мы узнаем, что Фадей Николаевич родился в 40-х годах XIX века в Вятской губернии Уинского уезда. Фадей был старшим в семье. В 30 лет, когда умерли родители, на его попечении осталось три брата. В Вятской губернии Фадей работал плотником, позднее брал подряды и был старшим артели.

В 80-е годы XIXвека Мальков приехал в Красноуфимск и устроился работать старшим артели плотников. Вместе с ним приехали и младшие братья: Андрей, Игнатий и Тит. Все они были крупного телосложения, не курили, не употребляли спиртного. Кроме Тита все уже были женаты и жили одной большой дружной семьей, главой которой был Фадей Николаевич. Грамоте Фадей не учился, писать и читать не умел, но считал неплохо. Беседуя с местными жителями, он присматривался к природным строительным материалам: лесу, глине, камню, которые можно было использовать для изготовления кирпича. Обладая незаурядными способностями, смекалкой и природным умом, Фадей организовал производство кирпича, обжиг камня на известь, столярные мастерские. Заготовку леса производили только зимой, так как считали, что в это время лес в мертвой спячке, значит крепкий. Строевой лес шел на строительство, отходы - на дрова для обжига кирпича и извести. Вся семья Мальковых принимала участие в работе: Андрей Николаевич подбирал плотников и каменщиков, заготовлял стройматериалы. Игнатий зимой работал столяром - делал рамы и двери, а летом был мастером на обжиге кирпича. Тит выполнял все хозяйственные работы, занимался заготовкой продуктов питания. Жены братьев выпекали по 30-35 караваев в день, готовили обеды. Было налажено трехразовое питание всех рабочих и своей семьи. Каждую неделю, в субботу, Фадей Николаевич сам рассчитывал рабочих. Члены своей семьи денег не получали, питались и одевались все вместе, одинаково. Старожилы города очень тепло отзывались о Фадее Николаевиче, говорили о его доброте по отношению к простым людям, о готовности бескорыстно оказать помощь. Талантливый и трудолюбивый, он владел многими строительными специальностями. По поручению городской и земской управ Фадей Николаевич Мальков руководил строительством каменных зданий государственного значения как в городе, так и в уезде. В конце XIX- начале XXвеков были построены здания женской гимназии, городского училища (ныне педколледж), городской и уездной земской управ, собор Александра Невского. В уезде строились здания волостных управлений, склады для хранения зерна и другое. Мальков имел свой небольшой завод по изготовлению кирпича, извести и прочих строительных материалов. Он сам проводил испытания прочности раствора: скреплял свежеприготовленным раствором стопку кирпичей, через определенное время поднимал всю стопку за верхний кирпич. Если хоть один кирпич отваливался - весь замес браковался и безжалостно выбрасывался.

На улице Ленина, 88 (бывшей Троицкой) стоят здания, принадлежавшие семье Мальковых. Им же принадлежал стоявший во дворе кирпичный флигель, в котором в настоящее время расположены жилые помещения. В доме Мальковых когда-то размещалась детская библиотека, затем выставочный зал краеведческого музея. Рассказывают, что у Мальковых часто устраивались собрания старообрядцев - людей суровых, серьезных и работящих. Умер Фадей Николаевич в 1915 году и похоронен в Красноуфимске на старообрядческом кладбище.

PS. Воспоминания записаны мной в августе 1986 года со слов Малькова Ивана Николаевича, 1914 года рождения - внука Игнатия Николаевича Малькова, проживавшего в г. Первоуральске.

Тамара ШИСТЕРОВА, заведующая фондами Красноуфимского краеведческого  музея.

//Вперед.-2006.-9 февр.-С.2

Кто сможет ответить на вопрос, хоть однажды в жизни задаваемый самому себе: "Зачем ты на этой Земле? Что значит твоя жизнь? Как ты живешь?" Ответ у каждого свой и жизнь тоже своя. Кто-то, как погасший костер в ночи, тускло тлеет среди бесконечных серых будней, повинуясь плавному течению реки жизни. А у кого-то жизнь похожа на искорку в пламени, на яркий всплеск брызг моря, на звезду, что на миг блеснула в небе и упала, не долетев до Земли. Кто ты на этой Земле? Бог, царь, пастух? Знала ли ты, Юлька, что значит твоя жизнь тогда, в 96-м? Впрочем... Тогда тебе было всего 20.

Многие, проходя мимо дома по улице Новой в селе Криулино Красноуфимского района, обращали внимание на мемориальную доску на воротах одного из домов. Рядом с фотографией девушки надпись: Ноговицына Юлия Петровна, 20.02.1976 г. - 11.08.1996 г. и слова: "За то, что сердце подарила людям, тебя мы никогда не позабудем". До того, как попасть на ворота дома, доска с фотографией Юли, погибшей в Чечне, ненужной вещью пылилась в туалете школы г. Березовска. Той школы, где училась Юля, отличница, активистка, шустрая глазастая девчонка, не побоявшаяся в 96-м отправиться на войну вслед за своим любимым. Книга памяти, рассказывающая о Юле и подаренная ее отцом музею г. Березовска, пылится в музее "Поле чудес". Не нашлось, видимо, тогда у руководства Березовского музея более ценной вещи для подарка Якубовичу, чем эта Книга памяти. Что ж, Бог им судья. Память о Юльке хранится в сердцах ее родителей, ее родных, ее однополчан.

Что заставило тогда 19-летнюю девчонку написать заявление в военкомат с просьбой направить ее в Чечню? Безумная любовь к сильному Алешке, с которым познакомилась в Березовском, когда тот приехал из Чечни в отпуск к своим однополчанам? Или что-то другое?

Мелькают кадры документальной кинохроники. Август 1996 года. Еще дымятся улицы Грозного после боя, бойцы, молодые ребята чистят оружие, кто-то пьет чай из железной кружки... Несколько минут назад в этом бою не стало Юльки. Странно. Ты сидишь в теплом уютном доме и смотришь эти страшные кадры, где бойцы, сидя на бронетранспортерах, говорят о ее смерти. Ко всему привыкаешь, даже к смерти на той проклятой войне. Чеченский снайпер убил девушку не сразу: ранил в ногу, потом пуля вошла в сердце. Раненого она все же успела спасти, до укрытия ей оставалось всего полметра.

НАША СПРАВКА:

31 декабря 1996 г. был завершен вывод всех федеральных войск с территории Чечни. Всего с 6 по 22 августа в Грозном, по неполным данным, погибли 494, были ранены 1407, пропали без вести 182 военнослужащих и сотрудника милиции; были выведены из строя 87 единиц бронетехники. Погибших мирных жителей Грозного никто не считал — журналисты называли цифру 2000 человек. Свыше 220 000 беженцев покинули город. По данным на 20 августа, только в 276 полку УрВО погибло 39 военнослужащих, 90 получили ранения, и один пропал без вести.

Подробнее: "...Но душа ведь жива"

Город Красноуфимск, улица..., дом... Здесь живет один из самых прославленных картофелеводов не только Красноуфимского района, но и Свердловской области - бывшая звеньевая Ольга Михайловна Чеснокова.

Интересно, все ли соседи хотя бы по подъезду знают, что здесь живет известный картофелевод, Герой Социалистического Труда?

Первый заместитель главы городского округа Юрий Сафронов предложил: «Давай, зайдем к ней: навестим, поговорим». И вот докладываю: в гостях побывали, поговорили, фотографии тех лет посмотрели... И можем поподробнее рассказать, кто такая Ольга Михайловна Чеснокова...

* * *

Жизнь прожить - не поле перейти, - говорят в народе. Для Ольги Михайловны Чесноковой это по-особому понятно. Детям Чесноковых с детства прививалась любовь к труду, к знаниям и с раннего детства Ольга приобщилась к домашним делам, она рано познала нелегкий труд. Со второго класса и колоски в поле собирала, и косила, и серпом жала, молотила и веяла. Вот как рассказывает она сама:

- Придешь, бывало, из школы, сумку бросишь и бежишь в лаптях капусту грузить. Зерно из прицепных комбайнов в мешках отгружала - все болело. Вечером в клуб танцевать идем, ходила на хор.

Жили с отцом и с матерью, да дедушка с бабушкой с нами и нас четверо.

Судя по рассказам героини, жизнь тогда была - врагу не пожелаешь, хотя все воспринималось как должное. Зарплату в колхозе почти не платили, денег давали мало, лишь учитывали трудодни, за них зерно выдавали. Как уж родители исхитрялись кормить своих родителей и четырех детей, одному Богу известно: на еду - солонина и грибы, знает Ольга Михайловна, что такое голод - крапиву, листья свеклы ели. Да, тяжелые времена были, сейчас напишешь - не поверят ещё! Сейчас жалуемся: «Плохо, плохо», а сами ананасы кушаем.

Ольга Михайловна, утверждает, ей живется неплохо: надбавка к пенсии, льготы. Сад держат, картошку выращивают:

- Маленько сажаем для себя, на 2,4 сотках собираем ведер 40-50 картофеля, хватает нам.

Ольга Михайловна Чеснокова в прежние годы была поистине местной легендой. Всю трудовую жизнь, не разгибаясь, проработала на полях колхоза «Последователь», затем переименованного в колхоз «имени Кирова», впоследствии реорганизованного в совхоз. Здесь она совершала свой трудовой героизм: выращивала по 660 центнеров урожая картофеля с каждого гектара. Да родила когда-то Красноуфимская земля: вес одной картофелины - больше килограмма! Да это же на обед здоровому мужчине!

Подробнее: Испытание землей

Много замечательных людей рождала красноуфимская земля. Известный учёный-биолог, доктор биологических наук, талантливый педагог Елена Григорьевна Минина одна из них.

Елена Григорьевна была автором приоритетных работ по полу растений, ведущим специалистом по древесным растениям, хвойным и лиственным, занималась вопросами гравитационной биологии и экологии. Под ее руководством защищались кандидатские и докторские диссертации.

Елена Григорьевна была добрым, скромным, деликатным и интеллигентным человеком. Её отличали большая, страстная любовь к своей профессии, глубокие знания и широта эрудиции, научная смелость и высокая работоспособность. Ей была дана нелёгкая судьба настоящего ученого-биолога, и Елена Григорьевна сумела выстоять, прожив долгую творческую жизнь.

Е. Г. Минина родилась 24 апреля 1903 года в семье медицинских раотников. Ее отец был фельдшером в земской больнице, мать работала там акушеркой.

Елена Григорьевна начинала учёбу в женской гимназии, а закончила, из-за постреволюционных реорганизаций учебных заведений, единую трудовую школу второй ступени. Эта школа начала свою работу в здании бывшего промышленного училища.

В 1922 году Е. Г. Минина поступает на агрономический факультет Пермского университета, окончив который, впоследствии всю жизнь посвящает науке. На это, несомненно, повлияли и два выдающихся специалиста по физиологии растений профессора Николай Александрович Максимов и Дмитрий Анатольевич Сабинин (который впоследствии стал её мужем), задававшие высокий уровень всему биологическому образованию Пермского университета. Именно в период обучения в университете и аспирантуре Елена Григорьевна начала проявлять интерес к процессам развития растений.

Елена Григорьевна сформировала свой научный стиль, который она передала своим ученикам. Сильный научный импульс получила она при работе со своим мужем Д. А. Сабининым.

Но активная научная работа была прервана началом Великой Отечественной войны. В 1941-1942 гг., Елена Григорьевна, мать уже троих детей, жила в Красноуфимске и работала агрономом-качественником в конторе «Сортсемовощ».

Подробнее: Елена Григорьевна Минина

Они приехали в Красноуфимск ровно через два года со дня гибели в Грозном своего товарища Олега Васильевича Камешкова. Пятеро крепких офицеров-спецназовцев в пятнистой униформе встали на краю школьной «линейки», объявленной по случаю открытия мемориальной доски на здании школы-интерната № 6, где с 1984 по 1992 год учился Олег.

Он был добрым, заботливым пареньком. С уважением относился к девочкам, чем отличался от большинства сверстников-мальчишек. А бабушку свою, Устинью Романову, любил, обнимал её, когда приезжала проведать внука, - так рассказывала собравшимся на линейке первая учительница Олега Авиэтта Георгиевна Журавлева. - Уверена, он был бы замечательным мужем и отцом...

Не успел Олег сыграть свадьбу со свой девушкой Валей. Во время пятой командировки в Чечню его сразил осколок фугаса, заложенного боевиками у обочины дороги. Фугас был подорван, когда опергруппа собровцев из Екатеринбурга преследовала машину с боевиками.

- Олег сидел в «уазике» с правой стороны, - рассказал мне майор - собровец Дмитрий Леонидович Лаптев, который открывал мемориальную доску. - Я, правда, не был в тот момент с ними, но парни рассказывали, что Олег всегда садился в машину последним, чтобы первым вступить в бой, если понадобится. А при том взрыве он, получается, прикрыл собой остальных, приняв на себя град осколков. Один из них оказался смертоносным: попал в шею, между каской и бронежилетом. На месте гибели нашего товарища мы поставили крест. Вот это место на фотографии, которую мы передали школе вместе с другими снимками Олега.

...Майор помолчал. А потом сообщил такое... Оказывается, Олег в Чечне служил и воевал так, что командиры после его гибели решили представить уральца к званию Героя России. Но вот закавыка. Хотя и служил он уполномоченным СОБРа (офицерского подразделения), но был в звании старшего сержанта.

А существует такой порядок: к званию Героя представляют обычно офицеров, лишь в исключительных случаях эту награду могут вручить младшим по званию. Поэтому Олега наградили посмертно Орденом Мужества. А вскоре в подразделение поступил приказ о присвоении ему первого офицерского звания - младшего лейтенанта. Долго «гуляли» где-то бумаги. Видимо, штабных настораживало, что парень попал в СОБР, не имея военного образования. Потом, конечно, разбирались: профессиональная подготовка Олега, отслужившего в армии и ОМОНе, была столь высока, что его взяли в офицерское подразделение без военного диплома, в порядке исключения. И он быстро доказал, что вполне достоин крапового берега, знака отличия офицера-спецназовца. Когда его хоронили, друзья положили на гроб этот головной убор.

Подробнее: Мог стать героем России наш земляк Олег Камешков

Мы на Одноклассниках

 

Мы в контакте

 

НЭДБ

Мы на youtube

 

перед эти кодом